Инспектор и его «команда»

Инспектор и его "команда"

Музейный историко-мемориальный комплекс героических защитников Севастополя «35-я береговая батарея»… По заданию редакции здесь приходилось сопровождать экскурсии и государственных чиновников высокого ранга во главе с вице-премьером правительства страны, и семью американцев — потомков защитника нашего города, и делегации музейных работников городов Украины…
В один из майских дней было по-человечески любопытно встретить в этом святом месте нашего города группу парней, осужденных за уголовные преступления. Судом вынесены им наказания, не связанные с лишением свободы. Ребята обратили на себя внимание тем, что при них был старший инспектор филиала по Нахимовскому району уголовно-исполнительной инспекции Федеральной службы исполнения наказания по Республике Крым и Севастополю старший лейтенант внутренней службы И.И. Тесленко. Поколебавшись, Игорь Игоревич разрешил мне его сфотографировать, поскромничав, однако: «Я плохо выхожу на снимках». Его подопечных — подучетных (так их называют в официальных бумагах) — фотографировать нельзя, разве что со спины. Такой момент удалось поймать.
Ожидая приглашения в подземелья, беседую с И.И. Тесленко.— Игорь Игоревич, кому принадлежит идея посещения музейного комплекса «35-я береговая батарея» — парням или представляемой вами службе?

— Инспекции.

— В вашем лице?

— Можно сказать и так.

— Вам пришлось долго уламывать ребят посвятить день экскурсии?

— Они с интересом встретили это предложение. Ведь среди них есть не только уроженцы Севастополя, но и приезжие. Учтите, что сюда еще трудно попасть. Нам назначили день месяца полтора назад. Сами видите, сколько тут желающих. Как-никак, нынешний год — год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне над немецко-фашистскими захватчиками.

— Представьте, пожалуйста, своих подопечных.

— Это условно осужденные.

— За что?

— За уголовные преступления: кражи, грабежи, драки. Максимальный срок наказания, не связанного с лишением свободы, пять лет.

— Над каким количеством осужденных вы осуществляете опеку?

— Цифра постоянно меняется. Одного подконтрольного прикрепили, второго — открепили. Вообще человек сорок. По району — в пределах 150 человек. Четверть из них — представительницы прекрасного пола.

— Какие обязанности суд возлагает на осужденных без отбывания наказания в местах лишения свободы?

— Не менять без веских причин место постоянного жительства, строго в определенные приговором дни являться к нам на регистрацию, не бить баклуши, а заниматься общественно полезным трудом.

— Нынче не все вольные граждане могут найти работу, не то что осужденные.

— Инспекция тесно взаимодействует с Центром занятости населения.

— Какие меры воздействия принимаются к тем, кто по тем или иным причинам уклоняется от выполнения приговора суда?

— Тот же суд вводит новые ограничения свободы, вплоть до домашнего ареста.

— С приобретшим в последнее время известность «браслетом» на ноге?

— Можно и с «браслетом» — это в зависимости от решения суда… Но до «браслета» еще не доходило. В исключительных случаях по нашим обращениям суд идет на продление наказания без полного ограничения свободы. Суд также может принять решение о лишении того или иного осужденного свободы, то есть отправить его в места не столь отдаленные.

Я наблюдал за влившимися в общий поток подопечными старшего лейтенанта И.И. Тесленко. Самый молодой подконтрольный — 15-летний Саша. В отдельные моменты парень вел себя несколько шумно. Граждане озирались на него, делали ему замечания. В конце концов он угомонился. С середины маршрута ребята старались держаться ближе к экскурсоводу, чтобы лучше слышать его рассказ.

После того как мы вышли наружу из-под сводов пантеона с увлажненными глазами, я попросил своих необычных спутников занять места на скамеечках, установленных амфитеатром на заросшем травой склоне. «Концерта» не было, пошли вопросы.

— Когда в последний раз посещали какой-либо музей?

— Ни разу не посещал музей, — признался Денис. — Сегодня впервые.

— Полгода назад, — сообщил 15-летний Саша, — вместе с гостями оказался в Диораме на Сапун-горе. Сегодня я с работы отпросился, чтобы осмотреть экспозиции музейного комплекса «35-я береговая батарея».

— Не жалеете, что день посвятили поездке сюда?

— Ни в коем случае, — дружно выпалили мои собеседники.

— Что больше всего произвело впечатление?

— Нынче в подземельях светло от зажженных электрических лампочек, — сказал Александр (не 15-летний, а постарше). — Но тогда, 73 года назад, в потернах было темно. Как люди выдержали выпавшие на их долю испытания?

— Мы с трудом спускались и поднимались по металлическим лестницам. Каково было раненым воинам, женщинам и детям, которые здесь искали спасение? — недоумевал 15-летний Саша.

— Кого вспомнили, слушая экскурсовода?

— Дедушку, — сообщил Александр. — На своем танке он дошел до Берлина, о чем при жизни делился воспоминаниями.

— Еще раз придете в музейный комплекс «35-я береговая батарея»?

— Не одни. Еще родственников, знакомых, друзей приведем…

— Андрей, почему не участвовал в разговоре?

— Слушал. Здесь я не впервые. Уверен — не в последний раз.

И.И. Тесленко и его подучетные на некоторое время остались на плацу. Ожидали 15-летнего Сашу, который вместе с очередной группой туристов зашел под своды пантеона, чтобы еще раз взглянуть на списки героев.

На снимке: инспектор и его «команда».

Фото автора.

Другие статьи этого номера