Людмила ЗАЙЦЕВА: «Актерская профессия очень жёсткая»

Людмила ЗАЙЦЕВА: "Актерская профессия очень жёсткая"

27 мая состоялась встреча народной артистки РСФСР, лауреата Государственной премии СССР Людмилы Зайцевой с воспитанниками учебно-театрального центра при ОШ N 14, учащимися ОШ N 45, ПТУ N 3…Актриса хорошо известна разным поколениям зрителей по фильмам «А зори здесь тихие…» (сержант Кирьянова), «Здравствуй и прощай» (Александра), «Маленькая Вера» (мать главной героини), «Царевич Алексей» (Евдокия Лопухина) и другим. Людмила Васильевна — вдумчивая и очень разная в своих ролях актриса, настоящая труженица, преданная своей профессии, и очень скромный человек. В кино она играет женщин с нелёгкой судьбой. Её путь в искусство был тернистым, но целеустремленность и трудолюбие все преодолели.

За «круглым столом» собрались заинтересованные лица, поэтому встреча получилась тёплой, искренней, содержательной. Она поделилась с подростками своей непростой творческой судьбой, а затем ответила на их вопросы о нюансах актерской профессии, дала мудрые советы. У известной актрисы осталось время и для общения с корреспондентом «Славы Севастополя».

Впечатления детства о малой родине остались с Людмилой Зайцевой на всю жизнь — богатая природа, мир народных песен, люди земли… Она родилась на маленьком хуторе Восточный в Краснодарском крае, где не было театрального кружка, да и других тоже. Детвора на досуге тратила энергию, мотаясь по пыльной улице. На хуторе издавна жили переселенцы из Запорожской Сечи, прибывшие туда по приказу Екатерины ll. Казакам пришлось осваивать новую местность, строить станицы. Предки Людмилы Васильевны были выходцами с Украины. Ее бабушка родилась в Полтавской губернии, отец был казаком. Жизнь хутора протекала по казачьим традициям и православному обычаю. Люди отмечали все церковные праздники, крестили всех детей. И это несмотря на то, что повсюду господствовал атеизм.

Людмила выросла в глубинке, где не было телевизора и электричества. Единственная связь с миром — это поездка в Краснодар, чтобы продать овощи со своего огорода и на эти деньги купить тряпичные тапочки и ткань для пошива нарядного платья к Пасхе.

«Важно уметь себя в жизни ограничивать. Когда все даётся, то в сложной ситуации человеку приходится туго», — считает актриса. Когда в клуб привозили кино — это было важное событие, к которому готовились. На экране показывали советские фильмы с Мариной Ладыниной, Тамарой Макаровой, Николаем Крючковым… В основном это были героические отечественные киноленты, но «крутили» и зарубежное кино с Джиной Лоллобриджидой и другими известными артистами. Детвору на них не пускали, но они умудрялись их как-то смотреть под клубом.

Потом Людмила уехала на стройку в Таганрог, и у нее появилась возможность заниматься художественной самодеятельностью, ходить в танцевальный кружок. Девушка поняла, что ей очень нравится кого-то изображать.

Дома никто всерьёз не воспринимал её увлечение. Мама считала, что лучше стать учителем или бухгалтером. Хотя у самой была творческая жилка, она хорошо пела и всегда была душой компании. Несмотря на то, что Люде советовали поступать в Харьковский или Киевский театральный институт, поближе к дому, она отправилась покорять Москву. Совсем молоденькая выпускница, с кубанским говором, из глубинки впервые попала в столицу и была ошеломлена ее размахом. Огромный мегаполис действовал подавляюще. Вдобавок к этому она поняла, что не так одета, и совсем стушевалась. Потом спорола с платья все бантики.

Людмила поступала во все театральные вузы столицы, но безуспешно. Со временем она набралась опыта, изучила, какие произведения лучше прочесть приёмной комиссии. Когда девушка возвращалась домой после очередной неудачи, родители и соседи неодобрительно качали головой: «Зачем зря время тратить? Туда только по блату поступают». Но целеустремлённая Люда не отступала, бралась за любую работу, чтобы скопить деньги на новую поездку в Москву. С четвертой попытки ее настойчивость была вознаграждена, Людмила поступила в театральное училище имени Щукина.

«Не могу сказать, что учёба мне много дала. Мы получили сведения для общего гуманитарного и театрального развития. За четыре года научить человека быть артистом практически невозможно. Можно получить какие-то азы, навыки, а профессию нужно осваивать на практике. Я, например, никогда не была любимой ученицей. Нас 35 человек, даже невозможно всех любить, всем уделять внимание. Я заканчивала училище в год юбилея Ленина, и все ставили спектакли на ленинскую тему, большинство девушек участвовали в массовке. И значимой дипломной работы у меня не было. Помню ещё отрывок на французском языке, который никто не понимал, даже я», — вспоминает Людмила Зайцева.

Затем возникли проблемы с трудоустройством молодой актрисы — её не брали ни в один театр. Так сложилась судьба. «Но надо быть настырной, если чувствуешь, что имеешь на это право, потому что актерская профессия очень жёсткая», — объясняет ребятам актриса и приводит случай из своей жизни: «Я услышала, что снимается фильм «А зори здесь тихие…», и пришла на съёмочную площадку к Ростоцкому, попросила дать мне какую-нибудь роль и сыграла сержанта Кирьянову. И театр постепенно отошёл на второй план, пошла волна фильмов. Его величество случай играет большую роль».

Но, наверное, не случайно ассистентка фильма «Здравствуй и прощай» предложила Людмиле прочесть сценарий. Устроившись на кровати в актёрском общежитии, Зайцева прочла сценарий на одном дыхании, и он ей очень понравился. Ассистентка пообещала познакомить Людмилу с режиссёром Мельниковым. «Надеть мне было совершенно нечего. Ирина Купченко отдала мне свою кофту, которую уже не носила. Мы отрезали рукава, переделали ее, и в ней я пришла на пробы. И тут мимо меня прошла известная актриса, вся в мехах, я вся зажалась. Мельников предложил сценаристу Мережко, чтобы я сыграла Шуру, но он возразил: «Нам нужен узнаваемый актёр». И тем не менее я прошла пробы и меня утвердили на роль главной героини фильма «Здравствуй и прощай». После него времени на театр у меня совсем не оставалось, снималась в двух-трех картинах в год», — рассказывает Людмила Васильевна.

«Я никогда не стремилась к званиям, главное, чтобы была работа. А потом началась перестройка, все изменилось, кино стало другим и съёмок меньше. Мой последний перестроечный фильм — «Маленькая Вера», потом появились другие темы в кино. Я играла в Театре киноактера, дублировала фильмы, проводила творческие встречи. В этом году закончила большой проект «Тихий Дон», — продолжает Людмила Зайцева. Что касается низкопробных сериалов, заполонивших телеэкран, то актриса предпочитает отказываться от участия в них. Она с горечью констатирует, что сейчас режиссёрам приходится заигрывать с публикой, имеющей дурной вкус. Для этого они «ломают» произведения Чехова, Достоевского, воплощая на сцене свои больные фантазии. Поэтому сейчас актриса не любит ходить в театр. «Мир сейчас нездоров, идут войны, происходят природные катаклизмы. Мир нужно лечить добротой и красотой», — считает Людмила Васильевна.

Рассказ Людмилы Зайцевой произвел глубокое впечатление на будущих абитуриентов театральных вузов, и на актрису посыпались вопросы.

— Если оглянуться назад, то каких ошибок вам удалось бы избежать при поступлении?

— Я люблю Чехова, но при этом не чеховская героиня, читала Багрицкого, Маяковского, какой-то мужской монолог. Но это был не тот выбор, который нужен для экзаменов, каждый год были свои установки. Я начала понимать, что нужен другой материал. Немного набралась опыта в Рязанском ТЮЗе, прислушивалась к подсказкам приезжих режиссеров. Со временем выработала свой стиль. Раньше я выходила и не помнила от волнения, что я читала, потому что сидит огромная комиссия, кто-то на тебя внимательно смотрит, кто-то вообще не обращает внимания. Абитуриенство — это очень тяжкий крест.

— Если самостоятельно подбирать материал для экзаменов, то по какому принципу?

— Выбирайте то, что нравится. Главное — заинтересовать приемную комиссию, увлечь, заразить. Вы можете гениально читать, а оно не глянется. При этом важно не подражать никому, в том числе — известным актрисам. Нужно брать либо упорством, не сдаваться после первой неудачи. Либо человек, который с вами занимается, должен точно знать, что вам нужно. Мой покойный муж, Геннадий Воронин, был режиссёром на студии имени Горького. (С мужем актриса познакомилась во время съёмок на Алтае, они прожили 50 лет до его кончины, вырастили дочь Василису, есть внук Серафим. — Авт.). Геннадия Анатольевича попросили позаниматься с девочкой, которая собиралась поступать в театральный вуз. Пришла к нам очень современная девочка, москвичка Маша Шалаева (актриса удостоена премии «Ника» за лучшую женскую роль. — Авт.). Они подготовили «Матренин двор» Солженицына, последнюю сцену. Это очень серьёзный драматический отрывок, и чтобы снять с нее все наносное, режиссёр пошёл таким путём. И она поступила с первого раза. Мой муж был прекрасным педагогом, он очень верно почувствовал, что ей нужно.

— Чему вам было сложнее всего научиться?

— Если хочешь быть актером, научись терпению, а ещё нужно верить в себя и много трудиться. В этом очень показателен пример Натальи Гундаревой. Когда она пришла в Театр имени Маяковского, то поначалу играла только в эпизодах, а потом взяла все главные роли. Началось с того, что Татьяна Доронина уехала на неделю на гастроли и предложила на это время взять в спектакль на свою роль другую актрису. Ею стала Наталья Гундарева и потом эту роль уже не отдала.

У меня была похожая история, у нас в Театре киноактёра ставили спектакль «На дне». Когда был перерыв в съёмках, стала ходить в наш театр, смотрела репетиции. Я сидела в зале, Василису в спектакле «На дне» репетировала одна народная артистка, которая вдруг отказалась играть из-за разногласий в оплате своего труда. Режиссёр повернулся в зал, увидел меня и говорит: «Выходите, репетируйте». Я вышла на сцену, работала над этим образом, причём Василиса — моя полная противоположность, и играла в спектакле «На дне». По вечерам, в пять-шесть часов, люди после рабочего дня возвращаются домой, они свободны, а я иду пешком по весенней слякоти в театр. И весь день образ не отпускает тебя, ты не свободен, внутренне проживаешь его. Актёр никогда не бывает свободным. Если это не спектакль, а встреча со зрителями, то заранее думаю, что надеть, что буду читать. Актерская профессия очень сложная.

Завершая встречу с воспитанниками учебно-театрального центра, Людмила Зайцева напутствовала будущих абитуриентов: «Ничего не бойтесь, дерзайте!»

Поскольку разговор об актерской жизни получился достаточно объемным и всесторонним, наша беседа с народной артисткой РСФСР немного коснулась этой темы и перешла к другим.

— Людмила Васильевна, я насчитала у вас около шестидесяти ролей в кино. Они очень разные, причём за главную роль (Марии Поповой) в картине «Праздники детства» по рассказам Шукшина вы удостоены Госпремии СССР. А какая из них вам особенно дорога?

— Я ценю те роли, на которые было затрачено много сил и энергии, которые мне непросто давались. Я люблю женские образы в «Здравствуй и прощай», «А зори здесь тихие…», «Строговых». Меня влекут народная жизнь, развитие характера. В принципе, у меня не было проходных ролей, таких, чтобы я соглашалась работать только ради денег. Все равно я выбирала, мне очень нравится и роль в «Маленькой Вере», она имеет право на существование. Тоже был немного сложный образ, мне пришлось себя в чем-то переломить.

— От какой роли вы бы отказались?

— От той, которая не несет в себе позитивного начала. Я всегда стараюсь быть адвокатом образа, а не прокурором.

— У вас активная гражданская позиция, вы выступали против разжигания религиозной вражды, подписав вместе с другими представителями общественности письмо «За нравственное возрождение Отечества» против художника А. Тер-Оганьяна. А как вы оцениваете деятельность французского журнала «Шарли эбдо», который публиковал карикатуры на пророка Мухаммеда, Иисуса Христа?

— Абсолютно отрицательно. Это безграмотность, неуважение к чувствам верующих. Считаю, что интеллигентный человек так не поступит. Можно не разделять идеи пророка Мухаммеда или Иисуса Христа, но издеваться над этим, тем более провоцировать человека, недопустимо. Я считаю, что если это не провокация, то бескультурье или чей-то заказ. Вообще вопросы веры трогать не надо, это сокровенная для каждого тема.

— В 2013 году вы участвовали как сопредседатель оргкомитета в подготовке и проведении памятных мероприятий, посвящённых 20-летию расстрела съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. Очевидно, что вас волнуют судьба России, ее развитие. Если бы вы стали депутатом Госдумы, то на какие преобразования направили бы свою деятельность?

— Прежде всего я занялась бы вопросами социальной сферы и культуры. Российская культура нуждается в материальной поддержке, ее нельзя отдавать на откуп лавочникам, она не должна зависеть от рубля. Ей необходима господдержка. Государство должно понимать, что культура — основа всего, от неё зависят воспитание души человека, гармоничное развитие личности.

— Помимо того, что вы сегодня вспоминали друга вашей юности, с которым когда-то вместе выступали, заслуженного артиста Украины В.М. Полусмака, актера театра имени Луначарского, что еще вас связывает с Севастополем?

— Это мой первый визит в ваш город. И теперь меня с ним связывает все. Раньше я просто знала, что есть прекрасный белый город на Чёрном море, где стоит военный флот России, где гремит слава Ушакова и Нахимова. Сейчас я любовалась цветущей белой акацией. Я влюблена в этот город, мне о нем раньше много рассказывали. Хочу пожелать Севастополю процветания и счастья.

За интересной беседой время пролетело незаметно. Остаётся добавить, что эту задушевную встречу организовали Севастопольское региональное отделение Союза женщин России и представительство Союза кинематографистов РФ в Севастополе, чтобы оказать поддержку одаренным детям в поиске жизненного пути.

Другие статьи этого номера