Девять тысяч мгновений Великой Отечественной

Девять тысяч мгновений Великой Отечественной

Поводов вспомнить в прошедшие майские дни на газетных полосах фронтового фоторепортера Бориса Шейнина было предостаточно. Нынешний год — год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. По случаю этого юбилея в зале для проведения различных массовых мероприятий в административном корпусе музейного комплекса «35-я береговая батарея» была открыта выставка хрестоматийных (не меньше) фоторабот мастера. Не забыта и еще одна дата — 25-летие со дня его ухода из жизни. Нынче вышло в свет четвертое издание книги Бориса Григорьевича «В объективе война». Событие вновь собрало вместе на 35-й береговой батарее друзей и почитателей его таланта.По различным причинам дважды переносились сроки представления книги читателям. Ею, например, намеревались ознаменовать открытие очередного показа опаленных войной снимков. Как не поверить в высшую справедливость, если литературный труд Бориса Шейнина подгадан к 100-летию со дня его рождения.

В 1964 году симферопольское издательство «Крым» выпустило «Севастопольскую поэму». Ее составили стихи Николая Криванчикова к лучшим из лучших снимкам Бориса Шейнина. Не было бы ошибкой первым назвать фоторепортера, вдохновившего поэта. На обложке их имена стоят рядом.

Без риска ошибиться можно сказать, что Николай Криванчиков и Борис Шейнин, поставив рядом Слово и Фотографию, добились их большей выразительности.

После несомненной удачи «Севастопольской поэмы» Борис Григорьевич сам сел за письменный стол. В 1966 году областное издательство «Крым» выпустило неслыханным тиражом (30 тысяч экземпляров!) книгу репортера «В объективе война».

«До сих пор, — признался он в предисловии к ней, — я изображал увиденное только с помощью фотоаппарата. Но снимки, даже если очень выразительны, не могут полностью передать все, что я видел за годы своей репортерской работы. Пришлось взяться за перо, чтобы дополнить фотографии текстом и рассказать о тех наиболее памятных эпизодах, которые не удалось запечатлеть на фотопленку».

Книгу составили краткие рассказы. Они подкупают искренностью, юмором, самоиронией автора. Он вспоминает свой путь в фотожурналистику. В 30-е годы минувшего века по бокам парадного входа в Дом Красной Армии и Флота поблескивали витрины. Они никогда не пустовали. За их стеклом помещали отражающие многогранную жизнь военных моряков снимки флотского фотографа Якова Полякова и фоторепортера газеты «Красный черноморец» Александра Митрофанова. Юный Борис состоял в лаборатории у Якова Александровича, как говорится, на подхвате. Но однажды ему доверили поместить в витрине снимки не учителя, а свои. А тут, откуда ни возьмись, в город нагрянул заместитель наркома Военно-Морского флота Иван Рогов. В помещении Дома Красной Армии и Флота предстояла его встреча с черноморцами. Естественно, он следовал мимо фотовитрин, у которых на всякий случай был поставлен Борис Шейнин. Высокому гостю приглянулись снимки. «Кто автор?» — по-военному кратко спросил Иван Васильевич. Армейскому комиссару представили смутившегося матроса.

Ивана Рогова сопровождали представители флотского руководства. Он сообщил им о принятом решении начать издание в столице центральной военно-морской газеты «Красный флот». «Вот и возьмем его в редакцию», — сказал заместитель наркома, указав на готового провалиться сквозь землю Бориса Шейнина.

С удостоверением «Красного флота» в кармане молодой газетчик по полной программе отметился в сражающейся Одессе, в осажденном Севастополе, на Балтике. С песенными «лейкой и блокнотом» Борис Григорьевич оказался и среди тех, кто освобождал его родной Севастополь. «Закончил войну, — не без гордости заметил фоторепортер, — на крыше рейхстага».

До Победы не дошли 41 кинооператор и 27 фоторепортеров. Борис Шейнин побывал в таких переделках, что приходится удивляться, как он уцелел. Достаточно вглядеться в некоторые его фотографии. На них взметнувшиеся в небо столбы воды — взрывы огромной силы. В человеке должен сработать инстинкт: спрятаться за броню, забыв о фотоаппарате. Но неистовый фоторепортер снимал, снимал и снимал… Он буквально охотился в попытках запечатлеть всполохи залпов и атакующих морпехов на фоне огня и дыма, о чем можно прочитать в одном из его рассказов.

«Я мог погибнуть в любую секунду, — рассказывал он детям, — но любовь близких, любовь к жизни и к моей любимой профессии сохранили мне жизнь».

Бориса Григорьевича берегла сама судьба. Одна из новелл в его книге так и называется — «Судьба». В ней повествуется о том, как в течение двух-трех дней фоторепортеру со срочными снимками в сумке по независящим от него причинам буквально минут, секунд не хватило, чтобы сесть вначале на попутную шхуну, а затем — на самолет.

И шхуна, и самолет вместе со своими экипажами и пассажирами погибли под огнем врага. Правда, находившийся на капитанском мостике шхуны фоторепортер «Красного черноморца» Вадим Докин чудом выжил. Единственный. Его выбросило далеко в море. Фотография Вадима Васильевича в парадном мундире при орденах и медалях помещена в книге. Ее предоставил составителям фотокорреспондент «Славы Севастополя» Владимир Докин — сын фронтовика.

Тамара Гурьева-Шейнина — дочь Бориса Шейнина — сказала собравшимся в зале, что «В объективе война» выдержала три издания: в 1966-м, 1969-м и в 1986 гг. К концу 80-х годов минувшего столетия снимки Бориса Шейнина — на персональных и коллективных выставках не только в Севастополе, Симферополе, Киеве и Москве, но и за рубежом, в том числе и в Нью-Йорке. В качестве иллюстраций их поместили в изданных воспоминаниях маршала Г. Жукова, адмиралов Н. Кузнецова, И. Исакова, писателей П. Сажина, Г. Черкашина… Но каждый раз Борис Григорьевич вносил дополнения, уточнения, учитывая замечания читателей. «Он мечтал, — заметила Тамара Борисовна, — издать окончательный вариант своего детища». Пусть, может, с опозданием, но мечта автора осуществилась.

Тамара Гурьева-Шейнина, Владимир Шейнин — дети Бориса Шейнина, его внуки, Алексей и Татьяна Шейнины, правнуки, Эдуард Шейнин, Анетта и Александр Медынские, праправнук Роман Медынский написали для книги пронзительное по содержанию предисловие «Несколько слов об отце…». В нем мы находим такие строки: «Люди помнят героические страницы летописи Великой Отечественной войны. И в этом немалая заслуга военных фотокорреспондентов, а значит, и твоя, отец».

Болевшему в последние годы жизни Борису Шейнину подготовить третье издание книги помогала Тамара Борисовна. Но дочь — физик и математик по профессии — была в отчаянии. Не ее это дело — работа со словом. Подготовку нынешнего, четвертого издания книги «В объективе война» взяли на себя сотрудники и активисты музейного комплекса «35-я береговая батарея»: Татьяна Уманская, Светлана Желток, Владимир Туркин и живущий в Кривом Роге Никита Бубело. Полиграфическое исполнение проекта осуществили специалисты симферопольского ООО «Фирма «Салта» Лтд».

Книга выгодно отличается от предыдущих трех изданий. В ней помещены не только предисловие, послесловие, все новеллы, но и 184 снимка. Если для одной книги, то это много. Но в то же время и мало, если учесть, что Борис Шейнин запечатлел девять тысяч мгновений Великой Отечественной войны. В книге помещены фотографии известных военачальников, политиков (Франклина Рузвельта, например). Но главные герои произведений Бориса Шейнина — красноармейцы, краснофлотцы, грудью вставшие на защиту Родины. Составители также предложили два новых раздела: «Примечания» и «Приложения».

Директор музейного комплекса «35-я береговая батарея» Валерий Володин сообщил на презентации, что часть книг Бориса Шейнина будет передана в библиотеки города.

На снимках: Валерий Володин вручает книжную новинку Тамаре Гурьевой-Шейниной; обложка нынешнего издания.

Фото автора.

Другие статьи этого номера