Алексей ЧАЛЫЙ: «Проблема Севастополя не в том, что инвесторов нет, а в уровне организации власти»

Алексей ЧАЛЫЙ: "Проблема Севастополя не в том, что инвесторов нет, а в уровне организации власти"

В Санкт-Петербурге завершил работу Международный экономический форум. Обозреватель газеты «Коммерсантъ.ru» Константин Эггерт пообщался с председателем заксобрания Севастополя Алексеем Чалым.— Вы представляете Крым на этом форуме…

— Севастополь.

— Ну вы главная фигура из Крыма, я бы сказал, других то здесь нет… Скажите, пожалуйста, какие задачи вы перед собой ставите здесь?

— В целом мы ставили задачи перед властью целиком в прошлом году, когда на предвыборную кампанию выходили. Задачи, по большому счету, не изменились. Они связаны с развитием города, потому что в том состоянии, в котором мы сегодня находимся, пребывать неправильно.

— А три приоритета, которые вы выделили бы для развития?

— Они все обозначены были в концепции стратегического развития, которую мы тогда же сделали под предвыборную программу. То есть прежде всего это развитие экономики, потому что дотационной на 70-75% она не может быть, это ненормальное положение вещей; следующий приоритет — это градостроение, от чего Севастополь на протяжении многих лет страдал при украинской власти. Город исторический, очень красивый в архитектурном плане. И следующий приоритет — это эффективная власть под общественным контролем.

— А вы считаете, что возможно развивать город недотационным способом в условиях, когда: а) это все-таки военная база и б) санкции будут много-много лет против Крыма и Севастополя?

— Возможно. Во-первых, масштаб военной базы сильно преувеличен, то есть в сегодняшнее время и уже никогда более не будет такой военной базы, как была в Советском Союзе, когда Севастополь был крупнейшей военно-морской базой мира. Но даже и тогда, когда хотя и значительную, может быть, самую значительную часть экономики составляло обслуживание интересов флота, оно было далеко не единственной экономической основой существования города, и в сегодняшней реальности тем более быть не может.

— Но в то же время при СССР существовала командная экономика, когда просто сколько сказали денег, столько и положили, грубо говоря. Сейчас ситуация несколько иная. Мне сложно себе представить, как вы будете привлекать, например, инвесторов в город, который находится в регионе, обложенном международными санкциями и который будет обложен еще много-много лет. Риски очень высоки, в том числе и для российских компаний.

— Риски высоки, но инвесторы приходят, они есть. Сегодня основную проблему я бы видел не в том, что инвесторов нет, инвесторов как раз хватает, а в уровне организации власти. Готова ли она принять эффективно этих инвесторов — вот в чем вопрос.

— А почему она не готова принять эффективно инвесторов?

— Почему — это исторический вопрос. Власть же только формируется на протяжении последнего года, но это не в чистом виде моя ответственность, в том числе потому, что ключевым игроком здесь является власть исполнительная.

— Но вот у вас недавно был обмен мнениями в Севастополе по поводу необходимости отставки правительства или не необходимости отставки правительства — это явно не признак стабильности ситуации, ведь даже такая дискуссия возникает меньше чем через год после его формирования.

— А я и не пытаюсь сделать вид, что ситуация стабильная.

— В чем главный элемент нестабильности, по-вашему?

— Главный элемент нестабильности в том, что власть не сформировалась в целом как власть, готовая выполнять эффективно и адекватно свои функции в этой сложной обстановке, которую вы достаточно правильно описали.

— Получается, что когда в прошлом году вы способствовали присоединению Крыма к России, вы не были готовы к тому, что будет после происходить?

— Слушайте, это события совершенно другого масштаба и порядка. И, честно говоря, тогда мало думали над тем, как конкретно мы будем реализовывать более тактические вопросы, о которых вы сейчас говорите. По-моему, вы пытаетесь смешать в одну кучу вопросы совершенно разного порядка, это непродуктивно.

— Мне кажется, нет, потому что…

— А мне кажется по-другому.

— Ну хорошо, вопросы здесь задаю я.

— А я отвечаю.

— Но проблема заключается в том, что когда речь идет о том, как строить жизнь дальше, получается, у вас нет кадров…

— По сравнению с тем, что было, у меня были. Я, во-первых, не собирался руководить городом, начнем с этого. Я решал тактическую задачу, и сделал это удачно и успешно.

— Понятно. Значит, вы тактик? Как российский налогоплательщик я за вас еще полтора года назад не платил, например. Теперь регион — и Крым, и Севастополь — будет дотационным много лет. Даже если ваши программы будут успешными, все равно потребуется какое-то время на развитие. В какой степени вообще можно выйти из этой ситуации?

— Можно и нужно выйти из этой ситуации. Хочу заметить, что я точно такой же российский налогоплательщик, как и вы, может быть, гораздо более значимый, чем вы.

— Вероятно, да.

— Скорее всего, и точно так же активно участвую в этой программе финансирования.

— Просто на меня это свалилось как на налогоплательщика дополнительным бременем, потому что и до этого им был.

— Понимаю, извините.

— Да, поэтому я и спрашиваю. И все-таки мне не очень понятно, кто к вам приходит, какие инвесторы к вам придут?

— Разные совершенно. Преимущественно из России, но не только, и в том числе из очень даже развитых стран Евросоюза и так далее.

— Примеры приведите.

— Ну я по фамилиям не буду их называть, они не очень хотят этого publicity по причине санкций.

— Да, но получается ведь вот как: я говорил с Аксеновым несколько месяцев назад, и он тоже: «Мы вам ничего не скажем». Я понимаю, что все это замечательно.

— Я не могу сказать: «Ничего не скажем», давайте что-то скажу: у нас есть ключевые области развития — это приборостроение, авторское виноделие, судоремонт.

— И туда идут европейские инвесторы?

— Подождите, дайте мне договорить фразу до конца, потому что разговора иначе не получится.

— Хорошо.

— И военно-патриотический туризм на самом деле тоже может быть серьезной областью экономики. Если говорить про авторское виноделие, то сегодня есть порядка 20 инвесторов: 18 русских, 2 французских. Фамилии можно не буду называть?

— Нет, не надо.

— Если говорить про приборостроение, то порядка 20 русских и один израильский, но из числа крупных, он входит в пятерку самых крупных, которые есть среди русских. То есть преимущественно российские инвесторы, но есть и зарубежные.

— Они заходят через посредников каких-то, то есть у них здесь какие-то фирмы, которые…

— Кто как, не все же страны объявили санкции, то есть по-разному заходят.

— Как будет все складываться у вас с переправами? Потому что я смотрю, что проект этот вроде бы развивается, и уже в этом году этот мост должен быть вам представлен. Вы ожидаете, что все будет в срок?

— Вы, наверное, не по адресу вопрос этот задаете, потому что точно вне моей компетенции мост в Крыму. Это, как минимум, Аксенов, как максимум — другие люди финансируют, организовывают этот процесс. Это точно не ко мне.

— Тогда о вас: у вас конфликт с «Ночными волками»… Ну не конфликт, а серьезные разногласия по поводу передачи им земельного участка рядом с Севастополем. Конфликт разрешен, можно его считать разрешенным. Вы протестовали против того, чтобы им просто отдали землю? Назовем вещи своими именами…

— Я всего лишь настаиваю на том, чтобы соблюдались местный и федеральный законы, чтобы во всем был здравый смысл. Настаивал и настаивать буду, ничего личного против «Ночных волков» я не имею, но правительство не имеет права в отсутствие местного закона, в нарушение федерального закона отдавать в распоряжение 277 га заповедной земли — там значительная часть заповедной, тем более под такие невнятные обязательства, которые на себя взяли «Ночные волки». Поэтому я хочу всего лишь двух вещей: приведения этого к закону и к здравому смыслу, в частности проведения общественных слушаний. Должны быть соблюдены принципы законности и открытости.

— Вы считаете, у вас получится этого добиться?

— Мы будем на этом настаивать категорически.

— Понятно. А что Залдостанов на эту тему вам говорит?

— А меня вообще мало волнует, что на эту тему говорит Залдостанов. Меня интересует исключительно вопрос выполнения закона и здравого смысла для города — все.

(Источник: газета «Коммерсант.ru»).

Другие статьи этого номера