Не предам Херсонеса…

Не предам Херсонеса...

Херсонес опять получил нового директора. Опять потому, что предыдущий, Андрей Кулагин, не отработал в должности и полгода. В феврале смена руководителя совпала с попыткой реорганизации заповедника путем включения его в состав объединенного музея истории Севастополя. Страсти тогда закипели нешуточные. В процесс длиною в три месяца были вовлечены различные общественные и государственные структуры (до уровня министерства культуры и профильного вице-премьера), и губернатор в итоге свое решение по Херсонесу отменил. Заповедник сохранил самостоятельность.Сейчас самый крупный археологический музей Российской Федерации, при действующем поручении президента страны В.В. Путина о передаче его на федеральный уровень, пребывает в статусе государственного бюджетного учреждения культуры. То есть находится в ведении города, и последнее решение губернатора по Херсонесу с правовой точки зрения выглядит безупречно. Этим решением Сергей Меняйло освободил Андрея Кулагина от занимаемой должности и назначил директором ГБУ «Национальный заповедник «Херсонес Таврический»… благочинного Севастопольского округа протоиерея о. Сергия Халюту.

Как сообщило управление информационной политики правительства Севастополя, «это решение губернатора Сергея Меняйло поддержано Министерством культуры Российской Федерации, получило благословение Патриарха Московского и всея Руси Кирилла».

В сообщении приводится и комментарий по данному поводу самого губернатора: «Президент Российской Федерации Владимир Путин назвал Херсонес сакральным местом для народа нашей страны. Херсонес, откуда пошли крещение Руси, письменность, объединение славянских племен, должен быть местом поклонным, паломническим. И развиваться не только с точки зрения туризма».

Принятое решение он оценил как самый правильный вариант, учитывая определенные противоречия между музеем и храмом, находящимися на территории заповедника. Сергей Меняйло убежден, что Херсонес является не только музеем:

— Я подчеркиваю: это святыня, которую надо содержать, которой надо поклоняться.

«Аналоги, когда исторически значимыми, святыми местами управляют духовные лица, в России есть: Соловецкие острова, Сергиев Посад», — говорится в сообщении.

Такова предыстория, но каким будет финал этой уже разыгравшейся драмы, предсказать трудно. Представление коллективу нового директора, которое попытался сделать сам губернатор, получилось, мягко говоря, скомканным, хоть и продолжалось около 40 минут. Видеозапись со вчерашнего дня уже гуляет по Интернету. Если совсем конспективно: херсонеситы обвиняли, губернатор защищался, иногда переходя в атаку. Самое тихое место встречи губернатора с сотрудниками заповедника — зачитывание ученым секретарем Натальей Гинькут коллективного обращения. Приводим документ дословно, но с некоторыми непринципиальными сокращениями.

«Коллектив выражает свое глубокое непонимание и возмущение кадровой политикой руководства города Севастополя и просит помощи у всех, кто в состоянии ее оказать.

Мы, сотрудники заповедника, считаем это (новое назначение. — Ред.) совершенно недопустимым и выражаем свой протест. Подобное назначение символизирует полную смену вектора развития заповедника и перечеркивает труд тысяч людей, на протяжении почти двухсот лет отдававших свои знания, силы и души Херсонесу.

Конечно, Херсонес-Корсунь — это колыбель и святыня русского православия, и этот факт никто не оспаривает. Но нельзя забывать, что Херсонес славен и другими событиями своей истории. Херсонесский заповедник сегодня — это крупное научно-исследовательское учреждение и античной, и средневековой эпох. Это античный памятник мирового уровня, а хора Херсонеса по своей сохранности вообще не имеет аналогов в мире. Херсонес — крупнейший в Крыму научный центр, в котором работает около 60 научных сотрудников, обладающих совершенно уникальными знаниями в археологии, антропологии, нумизматике, реставрации и т.д. Херсонесские археологи ежегодно проводят раскопки как на территории городища, хоры, так и дальней округи города. Памятники Херсонеса входят в золотой фонд мировой культуры, а сам древний город недавно был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Помимо этого, заповедник выполняет колоссальную работу по сохранению и охране памятников, их паспортизации и изучению. По сути, на сотрудниках заповедника лежит ответственность за все памятники археологии Севастопольского административного района.

Мы уверены, что назначение на пост директора заповедника человека, далекого от науки и тем более представляющего интересы церкви, может нанести ущерб Херсонесу. Здесь необходим баланс интересов церкви и светской культуры, но с приходом на руководящую должность священника это будет невозможно. Дело кончится тем, что Херсонес из научно-просветительного центра превратится в религиозный, что совершенно недопустимо для российской и мировой науки и культуры.

Мы уверены, что это решение было импульсивным и необдуманным, а последствия его могут оказаться катастрофическими. Пока не поздно, нужно его пересмотреть. Здравый смысл должен восторжествовать».

Губернатор однозначно дал понять, что решение окончательное. Отменять его он не намерен.

За кем осталось поле боя — сказать сложно. Херсонеситы довольно стройно прокричали несколько раз: «Позор!», губернатор парировал словами: «Напоминает майдан». И стороны, как говорится, разошлись. Новому директору обязательное в подобных случаях приветственное обращение к коллективу сделать не позволили.

Он сделал это позже. Через прессу. Комментарий новоназначенного директора заповедника благочинного Севастопольского округа РПЦ протоиерея Сергия Халюты уже растиражировали многие электронные СМИ. В частности, «Крыминформ» делает такую ссылку:

«Мы не будем изменять вектор развития национального заповедника «Херсонес Таврический». Безусловно, здесь ценна история и античного периода, ценна история и раннего, средневекового христианства. Все данные направления будем развивать», — сказал Халюта.

При этом он отметил, что церковь выступает «за развитие заповедника, возведение нового музейного комплекса». «Церковь — за возможность увидеть ценнейшие экспонаты, какие хранятся в запасниках, — более 220 тыс. экспонатов. Церковь за то, чтобы построить рядом с Херсонесом, где это возможно, комплекс, который устраивал бы и учёных, и наших граждан», — уточнил Халюта.

Отвечая на вопрос, как он воспринял предложение возглавить заповедник, отец Сергий заявил: «Это для меня послушание». «Я думаю, что с Божьей помощью мы сможем справиться с этим послушанием, сможем здесь навести мир между сотрудниками. Я знаю многих сотрудников. Я знаю, что это люди хорошие, что это люди порядочные, нравственно чистые, поэтому я думаю, что те эмоции, какие они сегодня высказали, думаю, что данные эмоции от неожиданности. Они не ожидали, что священнослужитель может быть назначен директором заповедника. Я буду благочинным и директором, насколько мне хватит сил. Если мне не хватит сил, я оставлю данную работу», — подытожил Халюта».

Ноша и в самом деле — нелегкая. Задачи историко-археологического заповедника с мировой известностью, каковым является Херсонес, и задачи церкви — разные. И, как показывает исторический опыт, их реализация двумя соседствующими субъектами способна входить в противоречие с интересами той или иной стороны. То, с чем неизбежно придется столкнуться ,лагочинному и директору в одном лице? у правоведов называется конфликтом интересов. Собственно, именно этого в первую очередь и боятся херсонеситы. Боятся того, что более чем целую тысячу лет херсонесской истории, которые прошли до крещения святого равноапостольного князя Владимира, страна и мир могут потерять из-за того самого конфликта интересов. Может, конечно, и напрасно боятся… Может, просто ведут себя, как историки.

Дело в том, что в прошлом противоречия между монастырем и археологами достигали такого накала, что председатель Московского археологического общества графиня Прасковья Уварова дважды вынуждена была обращаться на высочайшее имя: сначала к Александру III, потом к Николаю II. Умело расставленные акценты произвели необходимое впечатление. Александр III, например, собственноручно начертал на полях письма: «Это необходимо сделать, чтобы не прослыть за варваров. Представьте мне заключение и как можно скорее, чтобы спасти все, что можно спасти».

В итоге развивались и монастырь, и музей.

Наверное, и в этой ситуации очень важно расставить правильные акценты. Сумеем ли? Состояние научной общественности города всего двумя словами передала ученый секретарь Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя Инна Попова: «Мы — в шоке!». Понятно, что после приема, оказанного ему в Херсонесе, вряд ли настроен на диалог и губернатор. И что дальше? Новый большой замес в городе с выходом на широкую арену боевых действий? Злопыхатели уже запасаются попкорном.

Совершенно очевидно, что для нас, людей православных, святыни Херсонеса имеют особую, высочайшую духовную ценность — отсюда родом не только вера наша, но и государственность российская. Но и «Русские Помпеи» у нас тоже одни. «Помпеи», которые помнят те времена, когда Черное море называлось Русским. Да и много чего еще помнят… У великой страны не может быть короткой памяти. И в этом с нынешними херсонеситами невозможно не согласиться. Они не намерены предавать своего Херсонеса. Намерены обращаться к президенту Российской Федерации Владимиру Путину. История повторяется в третий раз. Что ж, и Бог любит троицу.

И по поводу аналогий. Они, как всегда, хромают. В Сергиево-Посадском историко-художественном музее-заповеднике действительно директорствует настоятель Троице-Сергиевой лавры (Свято-Троицкой Сергиевой лавры). И закономерно успешно. Дело в том, что история города начиналась в 1340 году (не в пятом веке до н.э., как Херсонес) с истории монастыря, который заложил будущий Сергий Радонежский. Попробуй теперь разделить этих сиамских близнецов? Вот пользы для и не стали, хоть такое совмещение в определенной степени и противоречит действующему российскому законодательству. Будем надеяться, что и у нас все разрешится и пользы для, и по логике здравого смысла. А как иначе? А пока Херсонес штормит…

Другие статьи этого номера