Загадка Сфинкса

Современная жизнь Севастополя своей событийной насыщенностью притягивает внимание если не всего мира, то всей России уж точно. Севастополь-2015 напоминает Петроград 17-го или Москву 91-го. С одной стороны, это здорово — ощущать себя в гуще событий, сопричастным к историческим катаклизмам, с другой… Мой друг, давно проживающий в Великобритании, признался мне словами доктора Фауста: «Мне скучно, Бес! Здесь ничего не происходит, и каждое утро я читаю новости из России и родного Севастополя — вот где жизнь бьет ключом». «Ну да, — подумал я. — Желательно, чтобы не по голове и чтобы ключ не оказался разводным».
Это я к тому, что за время революционного, а потом и затянувшегося «переходного», периода самая аполитичная рубрика «Профили» волей-неволей политизировалась, как и все мы. Но ведь любая революция однажды заканчивается, а люди остаются. Причем незамеченные и неоцененные современниками в непрерывной череде новостных событий. Попробуем восстановить справедливость и вернуть рубрике ее первоначальное предназначение: «О людях для людей».

Алексей К. двадцати восьми лет. Работает экспедитором — развозит мелкий опт по многочисленным торговым точкам. На жизнь хватает, впрочем, много ли надо человеку, который заканчивает свой первый роман?! Писать Алексей начал еще в младших классах школы. Сначала его отмечали как лучшего автора сочинения на тему «Как я провел лето», затем стали публиковать очерки в школьной газете, а в институте (который, кстати, по разным причинам он так и не окончил) ему доверили редактировать студенческую малотиражку. И вот — роман! Очень надеюсь, что не о политике.

— Боюсь спросить: твой роман, он о?..

— О любви, разумеется! О чем еще писать?! Все романы в той или иной степени о любви, просто каждый пишется на каком-то фоне. На фоне войны, например, на фоне покорения космоса, освоения целины, индустриализации… Утрирую, конечно, но, так или иначе, нас всегда будут интересовать отношения между людьми, простые человеческие взаимоотношения.

— Надеюсь, ты описываешь разнополую любовь, а то в свете последних мировых тенденций и трендов…

— Разумеется, об отношениях мужчины и женщины. Все остальное, на мой взгляд, — от лукавого. Вообще все это безумие с узакониванием однополых отношений и браков кажется мне предвестником Апокалипсиса. Ведь человечество необязательно уничтожать физически при помощи какого-нибудь сверхоружия. Оно само уничтожит себя, перестав воспроизводить себе подобных. На это уйдет больше времени, чем в случае с ядерной бомбой, но финал одинаков, верно?

— Верно. Успокоил. Итак, еще одна история любви. Сразу скажи: чем она заканчивается, а то знаю я вас, молодых романистов!

— А вот финал я как раз еще и недописал. Придумал несколько вариантов, теперь никак не могу выбрать подходящий. Жду озарения.

— Везет же людям — финал не могут придумать! Тут некоторые над заглавием годами бьются, не говоря уже о двухстах страницах описания. Может, после этого интервью тебя осенит? Итак, любовь и…

— Любовь. Только во «внештатной» обстановке. Когда в целом мире — никого, только Он и Она. Мечта всех влюбленных, между прочим, оказаться на необитаемом острове и чтобы вокруг — ни души.

— Ну да, влюбленные спят и видят, чтобы им никто не мешал: ни папы, ни мамы, ни родственники, ни учеба, ни работа… А потом выясняется, что очень хочется кушать. Влюбленность натощак никого не устраивает.

— Абсолютно согласен. Поэтому своих героев я полностью обеспечил всем необходимым, даже предметами роскоши. Тот редкий случай, когда не может возникнуть бытового скандала на материальной почве, а «семейная лодка» не разбивается о бытовые «рифы».

— Похоже на модное фэнтези или на сюжет романа из жизни обитателей Рублевки… «Она ни в чем не знала нужды, и все ее желания тут же исполнялись, словно в сказке про Золушку». Так, да?

— Нет, не совсем так. Точнее — совсем не так. Он и Она просыпаются однажды утром и понимают, что они остались вдвоем на всей планете! Мечта всех влюбленных — необитаемый остров размером с нашу планету.

— Что-то из области фильмов-катастроф.

— Так это и есть катастрофа — остаться вдвоем! При этом, повторюсь, они ни в чем не нуждаются: все магазины, даже ювелирные, исправно работают, в них все для полного счастья и даже больше. К тому же думать о том, где и как заработать деньги, тоже не приходится.

— Утопия получается. Город-Солнце! И что же дальше, ведь в каждом любовном романе должна быть перчинка, некий подвох, адюльтер, в конце концов… Ах, ну да, измену вычеркиваем по причине отсутствия «третьей стороны». Тогда что же?

— Самое страшное, чем Бог может наказать людей за неискренность чувств, за нежелание жертвовать собой, поступаться ради другого, уступать, — одиночество вдвоем! Вот, пожалуй, роман именно об этом. Все есть, абсолютно все, а чего-то не хватает. В этом случае, видимо, не хватает именно любви.

— Тогда непонятно, зачем автору надо было аннигилировать всех землян? То же самое я слишком часто встречал и в «густонаселенной» жизни.

— В том-то и дело, что в обычной жизни для влюбленных придумали миллион трудностей, преград, которые надо преодолевать на пути друг к другу. Кстати, очень часто трудности и неурядицы сильнее сближают людей, чем комфортный быт. А тут все препятствия вдруг исчезли, стены рухнули, вот оно — Счастье! Ан нет!

— Напоминает эффект цепного пса: он готов разорвать вас в клочья, но стоит порваться цепи, на которой он сидел, и… робкое «гав-гав».

— Примерно так. Только сейчас я вдруг понял, что неосознанно в романе описал библейскую жизнь Адама и Евы! Так чего же всем нам не хватает для полного счастья?! Прошли тысячелетия, но мы упорно ищем от добра добра. Наверное, это в природе человека — постоянно быть чем-нибудь недовольным. Казалось бы, живи, плодись, размножайся, люби, будь любимым и счастливым. Нет, теперь я уж точно не напишу финал. Оставлю его открытым. Пусть каждый сам для себя придумает конец истории.

В первую очередь я подумал о том, какой финал хотел бы прочитать я? Про «умерли в один день» избито и неправдоподобно. Бытовая ссора, переросшая в драку и поножовщину, — тоже сомнительный вариант. Тогда какой? Не поверишь, дорогой читатель, но я до сих пор мучаюсь над ответом. Но еще в больший тупик после разговора с Алексеем меня загнал вопрос: с кем бы наедине я хотел оказаться на необитаемой планете? Причем не на месяц, не на год, а на всю оставшуюся…

Один очень мудрый человек произнес сакраментальную фразу: «Для счастья человеку нужен только… человек, а формула любви — 1+1=1». Пожалуй, соглашусь с ним, но вот только где этот человек?.. Да ну этих писателей: придумают историю, сами в нее поверят и заставят верить окружающих. Потом, радостно потирая зудящие ладошки, сядут писать следующий роман, а нам с этим жить. Радует только одно, что жить нам выпало в Севастополе! А вы говорите «выборы», «митинги», «санкции», «импичмент»… Тут с самим собой не можешь разобраться.

К сему

Андрей МАСЛОВ.

Другие статьи этого номера