В Истории и для Истории

В Истории и для Истории

Более полувека общественная организация «Подвиг» ведет кропотливую поисковую работу. За это время ее руководитель, заслуженный работник культуры Украины Владимир Сергиенко со своими товарищами установил немало имен павших в боях отважных защитников и освободителей Севастополя. Активисты не расстаются с мечтой о том, чтобы эти имена были увековечены, то есть выбиты на полированном граните в местах захоронений погибших воинов. Надежда на осуществление благородного замысла укрепилась после того, как руку помощи поисковикам протянули активисты Севастопольского регионального отделения ООО «Ассоциация ветеранов и сотрудников службы безопасности». Год 70-летия Победы в Великой Отечественной общественники объявили Годом увековечения дорогих имен.

Об этом руководители вступивших в тесное сотрудничество организаций В.Е. Сергиенко и А.К. Прокопчук заявили в Оборонном, где в начале мая на расположенном там мемориальном воинском кладбище павших героев-приморцев состоялся традиционный митинг-реквием. Об этом по горячим следам «Слава Севастополя» рассказала своим читателям.

С тех пор прошла четверть года. В первых числах августа Владимира Сергиенко и Александра Прокопчука мы встретили у входа в административное здание государственного бюджетного учреждения «Национальный музей героической обороны и освобождения Севастополя». В их руках были пакеты с пухлыми папками и стостраничными общими тетрадями с твердыми картонными и дерматиновыми обложками.

Что нового произошло в деятельности «Подвига» и «Ассоциации…» со времени нашей последней встречи в Оборонном?

Александр Кузьмич хлопнул ладонью по боку своей увесистой ноши:

— Мы интенсивно работаем над составлением и уточнением списков солдат и офицеров — тех, которых приняла наша земля на кладбищах сел Флотского и Оборонного, на балаклавских улицах Спартаковской и Благодатной.

Сотрудники Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя провели огромнейшую работу по составлению региональной Книги Памяти. Уже вышло ее семь увесистых томов. Готов и восьмой. Он тоже увидит свет, но после того, как будут найдены средства на полиграфические расходы. Многотомник уже содержит около 110 тысяч имен замечательных людей, которые заплатили жизнью за свободу и независимость Родины. Семитомник Книги Памяти — замечательное подспорье в руках того, кто трудится над уточнениями и составлением списков, наносить которые, надеемся, предстоит уже не на бумагу, а на камень. Хотя и бумага требует не меньшей, чем гранит, точности.

В числе создателей первых томов Книги Памяти был и Владимир Сергиенко в качестве одного из научных редакторов. Владимир Емельянович отличается особой дотошностью, требовательностью к себе при работе с документами. В свое время именно его направляли в архив главного оборонного ведомства СССР. После полученного в детстве тяжелого увечья Владимир Сергиенко пишет четко, хоть в качестве примера в пособия по каллиграфии вставляй.

Но главное в ином: Владимир Емельянович по-прежнему свой человек в возглавляемой М.П. Апошанской научной группе Книги Памяти, впрочем, как и в некоторых других структурных подразделениях музея. К тому же он обладает нехилым личным архивом, ему известны ходы-выходы в других заинтересованных учреждениях. Не приходится удивляться тому, что, обратившись снова к книгам и бумагам, Владимир Емельянович выявил и отдельные неточности, и пропущенные фамилии.

Они даются в руки нелегко, благодаря случаю, благодаря умелым действиям поисковиков. У Оборонного просматриваются протянувшиеся на десятки метров, оплывшие от времени окопы. В самом конце, однако, из их рукавов Сергей Бондаренко со своими друзьями-поисковиками разглядели укрытие. Его потолок, видимо, обрушился в результате прямого попадания снаряда или бомбы. Ребята копнули раз-другой… Так были обнаружены останки трех наших красноармейцев. Как ни искали, но стандартных медальонов не нашли. Зато не упустили патрон. Чем-то он обратил на себя внимание Сергея Бондаренко и его товарищей. Пуля оказалась пробкой, а в закупоренной ею гильзе открылась свернутая в трубочку бумага.

И в этом случае поисковики проявили выдержку, как учил Вдадимир Емельянович. Возьмись они ломкую бумагу доставать, она превратилась бы в крошку. Патрон с его содержимым ребята дома осторожно распилили вдоль. Открыли его, как книжку. На газетном клочке были нанесены фамилии трех бойцов, в том числе Васильченко и Кантария.

Завершены составление и сверка списков погибших воинов по трем из четырех кладбищ Балаклавы и ее ближайших окрестностей. Из них перечень по селу Флотскому, как казалось В.Е. Сергиенко и А.К. Прокопчуку, был подготовлен настолько, что они надеялись добиться утверждения в первой инстанции — в Музее героической обороны и освобождения города. С этим и пришли сюда партнеры со списками и тетрадями. Пришли в первую очередь к заведующей отделом Великой Отечественной войны И.Ю. Агишевой.

На стене рабочего кабинета Ирины Юрьевны заметна рамка, под стеклом которой листочек со словами почитаемого многими из нас великого труженика пера Валентина Пикуля: «…давайте помнить, что, живя и работая сегодня, мы живем в Истории и для Истории и надо делать все для того, чтобы потомки наши — через сто, двести, триста лет — не стыдились нас, а гордились нами» (слова выделены курсивом писателем. — Авт.). В этом же, как оказалось, послесловии к «Историческим миниатюрам» Валентин Саввич сказал еще следующее: «Воспитание патриотизма должно начинаться с истории. Никакое дерево не растет без корней, и чем глубже корни, тем крепче дерево».

Минут 30-40 Ирина Юрьевна, Владимир Емельянович и Александр Кузьмич не замечали моего присутствия. Они шуршали бумагами, случалось, спорили. Запомнился эпизод, когда Александр Прокопчук показал своим собеседникам, как будут выглядеть на одном из кладбищ обелиск и гранитные плиты с именами погребенных под ними погибших воинов. «Звезда на памятнике, — заметил Владимир Сергиенко, — должна быть, как в период войны, — с серпом и молотом».

На другом памятнике, рассказывал он, в мае 1944 года была вмурована мраморная плита со словами: «Вечная слава героям-приморцам, павшим в боях за освобождение Крыма от немецко-фашистских захватчиков. Май 1944 года. Командование 383-й стрелковой дивизии».

— На доске, — уточнил руководитель «Подвига», — значился и номер полевой почты.

При капитальном ремонте опаленная солнцем мая 1944-го мраморная плита была утрачена. Ее заменила надпись из нескольких казенных слов.

— Восстановим все так, как было, — пообещал Александр Прокопчук.

Таким образом, мне повезло получить представление о том, как люди живут в «Истории и для Истории».

Заглянул в бумаги Владимира Сергиенко. Из приведенных им данных выходило, что на воинском кладбище в поселке 10-го километра Балаклавского шоссе было погребено 510 красноармейцев, краснофлотцев. И только фамилии 156 из них обозначены, на 5-м километре Балаклавского шоссе из 101 — 28, в Орлином из 193 — лишь двадцать. Такое же положение отмечено по некоторым другим адресам: в Родниковском, у восточного основания высоты 212,1, на 6-м километре Балаклавского шоссе и т.д. и т.п.

Но, свидетельствует руководитель «Подвига», на кладбищах Черноречья, Оборонного, Штурмового, Гончарного, Флотского, 15-го километра шоссе Севастополь — Ялта, улиц Благодатной и Спартаковской нет и того. Там погребено, по данным архивов, 5730 павших в сражениях воинов. Ни один (ни один!) из них не обозначен поименно, хотя фамилии большинства из них установлены. Вот Владимир Сергиенко, Александр Прокопчук и их товарищи принимаются за дело. Для начала они намерены обозначить имена двух с половиной тысяч погибших воинов на первых четырех кладбищах.

И.Ю. Агишева свыше 40 лет работает в Музее героической обороны и освобождения Севастополя. В беседе с корреспондентом «Славы Севастополя» она вспомнила, что в 70-е годы предпринимались попытки увековечить фамилии конкретных воинов в местах их погребения, в первую очередь на мемориальном воинском кладбище в Дергачах. Работа пошла активно, но затем остановилась на десятилетия. Как уже сказано, в многотомник Книги Памяти внесено 110 тысяч имен воинов, отдавших жизни за Севастополь. И это не окончательная цифра. Заведующая отделом истории Великой Отечественной войны считает, что на плиты и стелы занесены фамилии героев, которые составляют в лучшем случае 15 процентов от их общего количества.

— Это очень нужное дело, — говорит И.Ю. Агишева о почине организаций, представляемых Владимиром Емельяновичем и Александром Кузьмичом. — Отдать дань уважения и благодарности героям надо было очень и очень давно. Не счесть, сколько людей обращалось к нам с просьбами увековечить участие их близких в боях за Севастополь. Кто-то из них не дождался этого. Может, сейчас благородному проекту будет дан ход.

Очень хочется в это верить.

На снимке: (слева направо) В.Е. Сергиенко, И.Ю. Агишева и А.К. Прокопчук.

Фото автора.

Другие статьи этого номера