Крымский полуостров в системе Великого шелкового пути

Крымский полуостров в системе Великого шелкового пути

Евразия-самый крупный континент на планете Земля. С древних времен люди разделяли его на две части света-Европу и Азию. Естественно, что любое подобное разделение есть условность или абстракция, кроме тех случаев, когда части суши разделялись естественными водными преградами-морями и океанами. Например, древние греки в основном разграничивали континент по реке Танаис (Дон), правда, существовали у античных географов и другие точки зрения. Вряд ли разделяли континент скифы, поскольку их земли простирались и в Европе, и в Азии. Однако у ученых есть такое понятие, как Великий евразийский степной коридор, который простирался от реки Амур на Дальнем Востоке до Венгерской равнины. Так вот, с IX по III столетие до новой эры всю эту территорию как раз и заселяли племена скифской культуры.

Странным народом были эти скифы. Непонятно, откуда появились они, люди с единой, очень интересной материальной культурой (ни на что непохожий звериный стиль, мечи-акинаки, совершенные луки и стрелы). У скифов не было письменности, тем не менее мы знаем точно, что имели скифы европеоидный тип и принадлежали к группе этноса персидской языковой группы. В III в. до н.э. ранние скифы так же стремительно исчезли, как и появились, поставив перед учеными целый ворох вопросов. Именно эти воинственные кочевники-номады и оказались первым цивилизационным мостом между Востоком и Западом.

За ранними скифами последовали поздние, культура которых имела мало общего с их предшественниками, затем — сарматы, также ираноязычный народ, потом — аланы и др.

…Во времена классической древности верблюд был приручен человеком, но такой важной роли, как в более поздние времена, он еще не играл. В основе скифской системы передвижения был конь. Небольшие скифские лошадки, быстрые и неприхотливые, играли важную роль в жизни этого таинственного народа. Сами же скифы не знали стационарных жилищ и жили в передвижных кибитках. Тем не менее дикарями они не были: многие древнегреческие писатели говорили о скифах с большим уважением как о людях умных и смелых.

Отношения их с оседлыми племенами не отличались стабильностью: войны и набеги сменялись периодами взаимодействий и взаимовыгодной торговли. Ведь характер двух видов экономик имел взаимодополняющие черты. У оседлых земледельцев были зерно, вино, предметы ремесла, красивая одежда, украшения; у кочевых пастухов — скот, мясо, кожи, кроенная и теплая одежда, сыры, молоко и прочее.

Как уже отмечалось, долгое время только кочевники служили мостом между Китаем и Европой. Однако тут необходимо подчеркнуть такой момент: среди номадов не было развитой профессиональной торговли. Зачастую им было проще отобрать товары, нежели вступать в долгие переговоры с профессионалами обмена. Трансконтинентальные торговые пути формируются позже, когда заинтересованность в международной торговле становится всеобщей и стабильной.

Товары, которые перевозятся за тысячи километров, становятся, по словам выдающегося русского историка академика М.И. Ростовцева, потребностью, а не роскошью для культурного человека. Суда и караваны были нагружены камнем и деревом для возведения храмов, дворцов и городов, медью для производства оружия, сельскохозяйственных и ремесленных инструментов, золотом и серебром, слоновой костью, драгоценными камнями и ценными породами дерева, самоцветами, жемчугом, благовониями, духами и притираниями, а также пряностями для кухни. Тогда же возникают и такие вопросы, как обеспечение безопасности, торговые гарантии и транзитная торговля.

Вопрос об интеграции Крыма в эту глобальную торговую схему изучен, может быть, и не столь досконально, как хотелось бы, но, тем не менее, достаточно, чтобы сделать вполне достоверные заключения о том, что полуостров был важным элементом существующих глобальных торговых схем, а местами являлся и перекрестком этих систем. Как пример приведем пересечение двух великих торговых путей — «из варяг в греки» (связывающий Скандинавию, Русь и Византию) и Великий шелковый путь (из Китая на Запад).

Название «Великий шелковый путь» впервые предложил немецкий ученый Рихтгофен в 1877 году. Великий шёлковый путь — караванная дорога, связывавшая Восточную Азию со Средиземноморьем в древности и в средние века. В первую очередь он использовался для вывоза шёлка из Китая, с чем и связано его название. Нужно сказать, что название достаточно условное, хотя и хорошо интегрированное в научной среде. Тем не менее были и другие варианты обозначения этого торгового маршрута: нефритовый, опиумный, лазуритовый и пр.

Путь был проложен не позднее II века до н.э., вёл из Сианя через Ланьчжоу в Дуньхуан, где затем раздваивался: северная дорога проходила через Турфан, далее пересекала Памир и шла в Фергану и казахские степи, южная — мимо озера Лоб-Нор по южной окраине пустыни Такла-Макан через Яркенд и Памир (в южной части) вела в Бактрию, а оттуда — в Парфию, Индию и на Ближний Восток вплоть до Средиземного моря. Но были и другие ответвления. Одно из них вело к Черному морю, и в частности к Крыму.

Следует подчеркнуть, что мало кто из купцов хотя бы раз в жизни проходил Великий шелковый путь полностью, его протяженность все же составляла более 12 тыс. км. В основном караванщики двигались, сменяя друг друга, и обменивали товары в пунктах на этом пути. Скорее, путь следует назвать Великим посредническим путем, который состоял из определенных транзитных пунктов и дистанций, специально созданных для обеспечения посреднической торговли. Многие из этих пунктов со временем превращались в процветающие города. Такие примеры можно найти на Крымском полуострове.

Многочисленные исторические источники свидетельствуют о том, что купеческие караваны с самыми разнообразными товарами с проторенных путей направлялись в средние века на берега Черного моря, останавливаясь в караван-сараях Солхата (Старый Крым), Кафы (Феодосия), Солдайи (Судака) и до определенного времени Херсона (Херсонеса). Этому есть свидетельства современников.

Посол папы к монгольскому кагану Гильом Рубрук, побывавший в Крыму в 1253 г., так описывает товарооборот Солдайи (Судака): «Туда пристают все купцы, как едущие из Турции и желающие направиться в северные страны, так и едущие обратно из Руссии и северных стран… Одни привозят горностаев, белок и другие драгоценные меха; другие привозят ткани из хлопчатой бумаги, бумазею, шелковые материи и душистые коренья… Купцы из Константинополя посылают свои лодки, чтобы закупить сушеной рыбы, именно: осетров, чебаков и других в беспредельном количестве». Вот и пример пересечения двух названных выше торговых путей.

В Крыму, как и на всем протяжении Великого торгового коридора, находились караван-сараи (постоялые дворы) с худжры (комнаты отдыха) для купцов и обслуживающего караван персонала, стойбища для верблюдов, лошадей, мулов и ослов. Тут же можно было продать и купить оптом товар, убедиться в надежности колодцев на дневном отрезке пути, узнать коммерческие новости и цены на товары. Караван-сараи являлись как бы прообразом современных торговых бирж с лавками менял, ссудными кассами, ростовщическими конторами.

Нужно отметить парадоксальный факт: из-за разрушительных походов Чингисхана и формирования Монгольской империи международная торговля после кратковременного спада переживает свой подъем и приобретает новую упорядоченную структуру. Не стал исключением и Крым. В XIII в. здесь появляются торговые фактории Генуэзской республики, в том же столетии появляются на полуострове и татаро-монголы, образовавшие здесь свой улус. Впоследствии генуэзские колонии в Крыму были объединены в единое капитанство, а Крымский улус после распада Орды превратился в Крымское ханство. Непростые взаимоотношения между двумя названными объединениями не мешали их взаимовыгодным торговым отношениям в рамках Великого шелкового пути.

Центр Крымского улуса, Солхат (Старый Крым), стал крупным торговым центром и эмитентом монеты. Крупнейшие генуэзские фактории Сугдея и Кафа (Феодосия) превратились в основные торговые центры северного Причерноморья. На крымских рынках можно было встретить самые экзотические товары Запада и Востока, что подчеркивало значение Крыма как крупного центра международной торговли.

В наши дни, когда идеи транзитной евразийской торговой кооперации, возрождающие древние традиции Великого шелкового пути, становятся все более популярными и начинают воплощаться в конкретных международных договорах, хочется надеяться, что наш славный полуостров не останется в стороне от международных интеграционных процессов, участником которых Крым являлся с древнейших времен. Строительство моста через Керченский пролив (древний Боспор Киммерийский) — еще один шаг в сторону создания наиболее эффективного транспортного моста между Азией и Европой, который призван увеличить торговое значение крымских портовых городов, включая Севастополь.

В. БОРОДАВКИН историк, Е. ТУРОВСКИЙ, к.и.н.

Другие статьи этого номера