Вновь странствуя в отеческом краю…

Вновь странствуя в отеческом краю...

Жизнь скоротечна. Говорят: никогда не возвращайся туда, где был счастлив…

Мы с мужем отслужили свои «календари» на Дальнем Востоке и Камчатке, получили заслуженное жилье в предгорье Краснодарского края от Министерства обороны РФ, прожили там четырнадцать лет и, когда узнали, что Севастополь перешел в Россию, решили переехать в город нашей молодости. «Стать бы снова приморской девчонкой», — мечтала Анна Ахматова.

Захотелось дожить свои годы в родном городе, хотя сил на очередной переезд уже мало. Но мы не унывали. Подвернулось объявление в газете, что продается участок в районе Максимовой дачи. Раньше, в молодости, слышали, конечно, что есть такое место в Севастополе, но все мы находимся под гипнозом повседневных забот, а теперь вот заинтересовались, почему это место так называется — Максимова дача. Кто-то нам сказал, что в начале ХХ века был такой губернатор.

…Приехали с риэлтером посмотреть участок на последнюю остановку 12-го маршрута автобуса в одно из воскресений. Удивились горам мусора и отвратительному запаху. Дорога к участку шла в гору и имела жалкое подобие асфальта. По пути стали попадаться остатки старинных укреплений дороги, некоторое подобие гротов и подвыпившие отдыхающие.

Вскоре нас обогнали молодые люди: три девочки и мальчик, они о чем- то громко разговаривали и при этом как-то синхронно ругались матом. Из разговора было понятно — учебный год в школе закончился, и дети идут отдыхать. На наши замечания по поводу сквернословия они не обратили внимания. Почему-то подумалось: «О вы, которых ожидает Отечество от недр своих».

По дороге, глядя вниз, мы увидели водоем со старинным гротом. Интересное место, кто-то жил здесь, наслаждаясь красотой… И захотелось подробнее узнать об этом. Пошли в городскую библиотеку имени Л.Н. Толстого на площади Ушакова.

Современному человеку читать некогда и не хочется. Это, наверное, потому, что не у всех вовремя наступает взрослое осознание жизни. Мы, «странствуя в отеческом краю», приглашаем неравнодушных в то время, когда книга была другом и учебником жизни…

С чувством уважения к служащим библиотеки поднимаемся на второй этаж в читальный зал. То, что было прочитано нами по совету библиографов, потрясло до глубины души. Мы узнали из серии небольших книг «Севастополь, которого нет» автора А.М. Чикина, как нынче далек тот Севастополь от нас, перешагнувших порог другого тысячелетия. Чем жил город в то время? «По воле случая, а может, равнодушия к истории родного города он забыт нами в вихре последних событий», — писал автор трилогии.

Мы узнали, что Севастополь того времени был необустроенным городом, с проблемами водоснабжения, канализации и дорог. Узнали, что Алексей Андреевич Максимов, почетный гражданин Севастополя, в 1901 году был избран главой города. «В Севастополе началась жизнь маленького человека, который обладал крупным и практичным умом, широкой инициативой и той русской смекалкой, которая является могучим орудием в деле завоевания жизненных благ», — так характеризует А.А. Максимова биограф.

До наших дней сохранилась в архиве клятва А.А. Максимова, вступавшего в должность городского головы Севастополя в 1901 году, в то время, когда в руинах после ужасов первой обороны пребывала еще добрая треть городских кварталов.

«Милостивые государи!

Я перед Богом-царем предвечным произношу клятву помазаннику его, царю земному, не жалея живота своего, до последней капли крови верно служить ему, блюсти интересы одного из многочисленных городов его, Севастополя, который так дорог каждому истинному русскому человеку.

Будем же, господа, сообща и дружно изыскивать средства помочь нашему городу, сольемся воедино. Все сословия городского самоуправления, будем преследовать только одну цель — благосостояние граждан, вверивших нам свои интересы. Мы знаем наши нужды, знаем болезнь, будем искать лекарство.

Я почему-то уверен, что Севастополь не умер, не труп, он только тяжело болен, ему надо дать время и средство оправиться — поддержать его силы, энергию. Он снова возродится, оправится и будет жить самостоятельно. Бог нам в помощь!»

Думается, уважаемые читатели, эта клятва не нуждается в комментариях, она весьма и весьма актуальна, особенно в части «будем преследовать одну цель — благосостояние наших граждан, вверивших нам свои интересы». Всегда важно осознавать себя гражданином, смело берущимся за дело государственного значения, важны осознание долга, святости своих убеждений и радость за полученный результат.

В 1893 году А.А. Максимов купил землю в Хомутовой балке, где по проекту архитектора В.А. Фельдмана создал уникальный усадебный комплекс ландшафтной архитектуры рубежа XIX-XX веков — Максимову дачу. На территории усадебного комплекса были особняк, служебный комплекс, винзавод, небольшая часовня, летний арабский домик, пчельник, рос виноградник, была разбита оранжерея, стояли вольеры с экзотическими животными. В декоративных прудах разводили рыбу, раков, 1555 реликтовых растений украшали парк, были построены архитектурные формы: мостики, беседки, фонтаны, каменные лестницы, искусственные руины. В центральной части был устроен каскад, состоящий из трех водоемов. Два из них напоминали Черное и Азовское моря.

Глава города А.А. Максимов в своём маленьком государстве, именуемом семьей, воспитал двух дочерей и жену в христианском понимании жизни. Семья занималась благотворительностью, охотно делясь продуктами пчеловодства, сада и другими необходимыми для жизни вещами с севастопольцами, попавшими в тяжелые жизненные обстоятельства.

Он и ему подобные люди понимали, что не всем удаётся пробиться в жизни, не совершая ошибок.

В 1927 году на территории Максимовой дачи находилась трудовая колония для беспризорников, затем — санаторий для рабочих. В 1929 году здесь «квартировала» хозяйственная коммуна «Беспризорник», а в 1935-м — санаторий.

В Великую Отечественную войну 1941-1945 годов на Максимовой даче размещались медсанбат и 40-й госпиталь.

По территории усадьбы тогда проходил тыловой оборонительный рубеж защитников Севастополя, в лощине «Максимки», как ее с любовью называют севастопольцы, находится братское кладбище советских воинов, там же — могилы Героя Советского Союза И.С. Зарникова и семейного врача А.Г. Долидзе.

Максимова дача является заказником — комплексным памятником природы, археологии, истории, ландшафтно-паркового искусства. Это то место, где в наше время отдыхают жители города. Ф.М. Достоевский в свое время утверждал, что красота спасет мир. Спасет ли? Наверное, спасет, если мы не будем ее уничтожать.

…За время работы в должности городского головы А.А. Максимов построил Александровский док, восстановил храм Петра и Павла, церковь Рождества Христова в Балаклаве, в Георгиевском монастыре — больничную церковь Христа Спасителя.

А.П. Чехов писал: «Жизнь дается один раз, и хочется ее прожить бодро, осмысленно, красиво… Чтобы последующие поколения не имели право сказать: «То было ничтожество или еще хуже того».

Хозяин Максимовой дачи — городской голова Севастополя А.А. Максимов — до сегодняшнего дня служит благосостоянию своих граждан… Он сдержал свою клятву.

По воспоминаниям современников, А.А. Максимов был человеком справедливым, независимым, прямодушным, не умел угождать начальникам. «И в этом была его вина», — так выразилась одна из родственниц А.А. Максимова. Внучка Евгения Николаевна Торбина вспоминала: «Это за Шмидта… любил он его, горевал, когда расстреляли, добрый был, и за это его уважали в народе».

Переживал он за своих любимых дочерей, у одной из которых, Наденьки, как будто была найдена запрещенная литература.

Жизнь и деятельность такого человека не могла быть не замечена. Наверное, не случайно в то время, когда А.А. Максимов ушел из жизни, шла в Севастополе пьеса режиссёра Прохоровича «Смерть за честь». Искусство выполняло свои нравственные задачи защиты справедливости.

Они, наши предки, были достойными памяти тех, кто строил и защищал Севастополь в лихую годину прошлых столетий. А кто мы, пришедшие сегодня?..

С такими вот ностальгическими чувствами мы, я и мой супруг, собираемся обживать наше новое жилье в родном Севастополе, вернувшемся в Россию-матушку. Поистине, провидение послало нам райский уголок, одушевленный тенью замечательного севастопольца, Гражданина с большой буквы, мецената, который, «не жалея живота своего», более 100 лет назад явил пример благороднейшего служения интересам родного края.

Другие статьи этого номера