Письма из прошлого…

Письма из прошлого...

В музейный историко-мемориальный комплекс Севастополя «35-я береговая батарея» поступили личные письма, фотографии венгерских военнопленных, которые после окончания Великой Отечественной войны принимали участие в восстановлении Севастополя. Документы были обнаружены во время проведения капитального ремонта квартиры в доме, расположенном на ул. Солнечной в Балаклаве. 25 писем и 15 черно-белых фотографий были переданы в музей Артемом Георгиевичем Фейном.

В первые месяцы после освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков шел тяжелый процесс возобновления мирной жизни. Первоочередной задачей было обеспечение всех граждан жильем. Велись работы по приспособлению не до конца разрушенных зданий, убежищ, различных сооружений военного времени под жилье, магазины, столовые, так необходимые для населения города и прибывающих на восстановление Севастополя людей.

Наряду с восстановлением городской инфраструктуры происходило создание военно-морской базы Черноморского флота. Еще до освобождения Севастополя Государственный комитет обороны постановлением N 5477 от 26 апреля 1944 года обязал создать специальную строительную организацию для восстановления Севастополя и объектов главной базы Черноморского флота.

В 1944-1948 годах такой организацией стал трест «Севастопольстрой». Трест включал в себя множество СМУ, ОМУ, ОСМЧ, ЖКК, УРС, УПП, КМТС и многие другие строительные организации, которые во время восстановительных работ активно использовали военнопленных. По отношению к гражданским рабочим и военным строителям доля участия военнопленных в возрождении Севастополя была очень высока. Так, в 1946 году одновременно на работах по восстановлению города было задействовано до 9 тысяч военнопленных.

Для распределения по всему городу пленных в разных районах города были созданы лагеря содержания. Территориально они располагались: в Стрелецкой (за бывшим зданием кинотеатра «Мир»); в Балаклаве (на территории карьера); в пос. Голландия (на территории современного института); на ул. Будищева, 32, лагерь N 2 (городок бывшего зенитного училища); на Куликовом поле, в районе горы Матюшенко; в Ушаковой балке.

Всеми лагерями содержания в Крыму и Севастополе руководил И.И. Евдокимов. Под его руководством проводилась работа по приему, размещению, содержанию, организации питания, медицинскому обслуживанию и трудовому использованию и всем другим моментам, регламентирующим жизнь военнопленных.

В Севастополе военнопленные, занятые на работах по восстановлению города, без охраны доставлялись машинами на строительные объекты, где они получали наряды на работу. В основном военнопленные были заняты на самых тяжелых работах. Так, военнопленные из лагеря, который располагался в Ушаковой балке, участвовали в восстановлении докового хозяйства Севастопольского Морского завода: расчищали территорию от завалов, извлекали взрывоопасные предметы, узлы оборудования, детали станков, балки, рельсы и пр.

Военнопленным выплачивалась заработная плата, они имели возможность отовариваться в продуктовых лавках, расположенных на территории лагерей. При таком отношении военнопленные старались отличиться. Многие из них осваивали строительные специальности, получали квалификации в объемах, сравнимых с такими же показателями вольнонаемных рабочих.

За хорошую работу военно-пленные поощрялись руководством лагеря, в том числе и возможностью отправить на родину не одно, а два письма (официально каждому военнопленному, находящемуся в лагерях на территории СССР, разрешалось отправить своим родственникам одно письмо в месяц). В тексте письма разрешалось писать о состоянии своего здоровья, бытовых условиях и даже о политических настроениях. Сообщать сведения о других военнопленных, умерших и погибших, о месте дислокации лагеря или предприятия, где трудился военнопленный, категорически запрещалось.

В 1944 году переписка попавших в плен венгров, чехов, словаков и румын была организована с использованием специальных бесплатных почтовых карточек, выпущенных при содействии Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (СОКК и КП). Их почтовые карточки проходили цензуру как международная корреспонденция и в первое время маркировались печатями цензоров Москвы. Позднее для отметки цензорами переписки военнопленных были введены особые, в двойной ромбовидной рамке, штампы с двух- или трехзначным номером в центре.

28 июня 1945 года НКВД СССР издал приказ «О введении в действие «Инструкции о порядке переписки военнопленных итальянцев с их семьями, проживающими в Италии». Вслед за этим приказом НКВД СССР от 13 июля 1945 года была разрешена переписка военнопленным немцам, австрийцам, румынам и венграм. Утвержденная тогда же инструкция о порядке переписки определяла, что письма на имя военнопленных должны поступать через органы Красного Креста, а отправляться за пределы СССР через Центральное справочное бюро по делам военнопленных при исполкоме СОКК и КП.

Правда, вскоре это положение оказалось изменено, поскольку 26 октября 1945 года СНК СССР принял решение о ликвидации Центрального справочного бюро по делам военнопленных при исполкоме СОКК и КП. Приказом НКВД СССР от 27 ноября 1945 года снабжение лагерей бланками почтовых карточек для военнопленных было возложено на Главное управление военного снабжения (ГУВС) НКВД СССР. Пересылка почтовых карточек семьям военнопленных осуществлялась бесплатно простой почтой через почтовую связь Наркомата связи СССР.

Переписка серьезно влияла на настроение узников войны, которое, в свою очередь, в немалой степени определяло их трудовую активность. Руководители лагерей прекрасно понимали значение переписки для военнопленных и старались в меру своих возможностей организовывать этот процесс. Сам факт получения письма или открытки из дома оказывал огромное влияние не только на моральное, но и на физическое состояние людей, годами оторванных от своих семей. Вместе с тем переписка становилась важнейшим каналом для получения информации о настроениях военнопленных, а также мощным пропагандистским рычагом в деле их идеологической обработки.

Е. ЕРОШЕВИЧ, научный сотрудник музейного комплекса «35-я береговая батарея».

(По материалам из фонда музея и публикаций в СМИ).

На снимках: пленные венгры, восстанавливающие Севастополь; специальная почтовая карточка для переписки.

Другие статьи этого номера