Учитель чистописания… Левитан

Учитель чистописания... Левитан

Есть в истории российской культуры талантливый художник, чья жизнь окутана тайной рождения. Он был гонимым в родной стране, его личная жизнь напоминала кипящий вулкан и легла в основу художественного рассказа А.П. Чехова, что едва не привело к дуэли. К счастью, признание мастерства живописца произошло при его жизни, а с годами ценность его пейзажей возросла во сто крат. За свою короткую жизнь он успел сделать очень много, а его работы вошли в сокровищницу мирового искусства. Мастер пейзажного настроения с выразительной внешностью итальянца Исаак Левитан — автор самой русской, по мнению специалистов, картины «Над вечным покоем». 30 августа отмечается 155-летие со дня рождения художника.

Примечательно, что коллекцию Севастопольского художественного музея имени М.П. Крошицкого украшают шесть работ И.И. Левитана, изображающие русскую природу в разные времена года. Это «Лес зимой», «Пёстрое поле», «Купальня», «Лес осенью. Папоротники», «На Волге», поступившие в музей с 1926-го по 1929 год. И последней пополнила экспозицию в 1951 году картина «Художники на этюдах». Очень точную характеристику творчества Исаака Ильича оставил художник Б.В. Иогансон: «Глаз Левитана был настолько нежен, что малейшая фальшь или неточность в колорите была у него немыслима. Эта высокая одаренность художника тончайшим «слухом живописи» позволяла ему в большей степени, чем его сверстникам, передавать тончайшие состояния природы».

ТАЙНА РОЖДЕНИЯ

Был ли Исаак сыном своих родителей? Об этом известно только его отцу и матери. Эта тайна так и не стала достоянием широкой общественности. Согласно доступной версии, будущий художник родился 30 августа 1860 года в местечке Кибарты в Литве в образованной обедневшей еврейской семье. Его отец Илья работал преподавателем французского и немецкого языков и переводчиком. Совсем недавно, в 2010 году, доцент М.А. Рогов обнаружил любопытные архивные документы о семье Левитана. По его мнению, Исаак не мог родиться у жены Ильи в августе 1860 года, за пять месяцев до появления на свет своего брата Авеля. Этим Рогов объясняет отсутствие архивной записи о рождении будущего художника в семье Левитана. Выходит, что Исаак мог быть усыновленным племянником (старшим сыном младшего брата Ильи — Хацкеля). Но почему? В этом ещё предстоит разобраться специалистам.

В воинском документе художественного училища, куда поступили Авель и Исаак, как дата рождения последнего указано 18(30) августа, поскольку к началу учебного года все воспитанники должны были быть совершеннолетними, а все справки подавались в это заведение 17 августа. К тому же число 18 считается счастливым у иудеев. Кстати, в Москву семья переехала, чтобы улучшить своё материальное положение и дать детям достойное образование. Исааку повезло с учителями: ими были Перов, Саврасов, Поленов.

Но в 1875 году в его жизни наступила чёрная полоса — умерла мать, серьёзно заболел отец, которому пришлось оставить работу на железной дороге. А за счёт одного репетиторства он не мог содержать детей. Училище периодически оказывало братьям материальную помощь, а в 1876 году освободило их от платы за обучение «ввиду крайней бедности» и за большие успехи в искусстве. После смерти отца от тифа в 1877 году дети оказались в крайней нужде. Впрочем, в марте того же года удача вознаградила Исаака за упорный труд — он был удостоен малой серебряной медали и получил 220 рублей премии «для возможности продолжить занятия».

ИЗГНАННИК В РОДНОЙ СТРАНЕ

Но талант не защитил художника от необоснованных гонений. В 1879 году, после покушения А. Соловьева на Александра II, вышел царский указ, запрещающий жить евреям в «исконно русский столице», хотя террорист не был иудеем. Несколько лет Исаак был вынужден жить с братом, сестрой и зятем на небольшой даче в подмосковной Салтыковке. Деньги, вырученные художником от продажи картины «Вечер после дождя», стали подспорьем в изгнании.

Полоса гонений повторилась в 1892 году, Левитан как некрещеный еврей был вынужден покинуть Москву. Все иудеи подверглись выселению в 24 часа. Некоторое время Исаак Ильич жил в Тверской и Владимирской губерниях. Благодаря хлопотам друзей в виде исключения ему разрешили вернуться в столицу. К этому периоду жизни относится его картина «Владимирка», где изображена дорога, по которой гнали в Сибирь каторжан. Такой тягостный осадок остался в душе мастера после изгнания из Москвы.

ВСТРЕЧИ С КРЫМОМ

Весной 1885 года Левитан окончил училище, но, несмотря на его успехи в живописи, вместо звания художника ему выдали диплом… учителя чистописания. И здесь медвежью услугу мастеру оказало его еврейское происхождение. В середине 80-х материальное положение живописца улучшилось. Но голодное детство, беспокойная жизнь, напряженный труд отразились на его здоровье. У Исаака резко обострилась болезнь сердца. По настоянию врачей в 1886 году он отправился в Крым подлечиться, получив гонорар за оформление театральных декораций. Он посетил Ялту, Массандру, Алупку, Симеиз, Бахчисарай. Воображение художника поразила знойная крымская природа. Он писал своему давнему другу Чехову, с которым познакомился в студенческие годы: «Как хорошо здесь! Представьте себе яркую зелень, голубое небо, да еще какое небо! Вчера вечером я забрался на скалу и с вершины взглянул на море. И знаете что? Я заплакал, и заплакал навзрыд: вот где вечная красота, вот где человек чувствует своё полнейшее ничтожество! Да что значат слова — это надо самому увидеть, чтобы понять!»

Из Крыма Исаак Ильич привёз около пятидесяти этюдов, в которых передал своё поэтическое восхищение его природой. Эти работы экспонировались в 1886 году на VI Периодической выставке. Михаил Нестеров писал, что до появления крымских пейзажей Левитана «никто из русских художников так не почувствовал, не воспринял южную природу с ее опаловым морем, задумчивыми кипарисами, цветущим миндалем и всей элегичностью древней Тавриды».

Судьба подарила Исааку Ильичу еще одну встречу с Крымом. Будучи уже тяжелобольным в 1889 году, он приехал на полуостров в надежде подлечиться. В декабре он проезжал через Байдарские ворота (Севастопольский регион), направляясь в Ялту к Чехову, и провёл там две недели. Декабрь выдался очень тёплым, и Левитан рискнул подняться в горы, тяжело дыша, с остановками на каждом шагу.

ЖЕНЩИНЫ В ЖИЗНИ МАСТЕРА

Отношения художника с писателем, как и с женщинами, были непростыми. Они познакомились в конце 70-х в Москве, когда оба были бедными студентами. Их очень сблизило лето 1885 года, которое Левитан провел с семьей Чеховых в подмосковной усадьбе Киселевых Бабкино. Исаак тогда начал приходить в себя после тяжелого душевного кризиса и попытки самоубийства и нашел у писателя теплое, родственное отношение к себе. Чехов иногда подшучивал над Левитаном. Однажды он написал вывеску и прибил ее над дверью флигеля в Бабкино, где жил художник: «Ссудная касса купца Левитана». По словам современников, однажды Исаак чуть не вызвал писателя на дуэль из-за рассказа «Попрыгунья». Дело в том, что в 80-е годы Чехов дружил в Москве с художницей-любительницей Софьей Кувшинниковой. Она была незаурядной женщиной и собрала вокруг себя кружок выдающихся людей, куда входил и Левитан. Он давал Софье уроки живописи, ездил с ней на этюды, у них был долгий роман, хотя Кувшинникова была замужем. Когда в 1892 году вышел рассказ Чехова «Попрыгунья», многие узнали в Ольге Дымовой — Софью, а в её возлюбленном художнике Рябовском — Левитана.

Весной 1888 года художник во второй раз приехал на Волгу. Вместе с живописцем А. Степановым и Кувшинниковой они проплыли на пароходе по Оке до Нижнего Новгорода, а потом — вверх по Волге. Приятным сюрпризом в пути для них стал городок Плес. Его красота пленила путешественников, и они решили там задержаться. Позднее Левитан провёл там три продуктивных летних сезона, написав около 200 работ, которые принесли ему широкую известность. А Плес стал очень популярным у пейзажистов.

Летом 1894 года в жизни Левитана случилась новая любовь. Её невольным свидетелем стала Татьяна Щепкина-Куперник, приглашенная Кувшинниковой. В то лето художник жил с Софьей в имении Островно на берегу озёра (Тверская губерния). Там Исаак написал свою известную картину «Над вечным покоем». Здесь в имении Ушаковых разыгралась любовная драма. В соседнее имение Горка приехала семья заместителя градоначальника Санкт-Петербурга — его жена А.Н. Турчанинова с двумя дочерьми. У Левитана вспыхнул роман с Анной Николаевной, а расстроенная Кувшинникова вернулась в Москву и больше никогда не встречалась с Исааком. Говорили, что даже сестра Чехова, Мария Павловна, была влюблена в Левитана.

Художник переселился в имение Турчаниновых, где специально для него построили двухэтажный дом под мастерскую. Но новый роман не принес мастеру счастья. Он осложнился тем, что старшая дочь Анны Николаевны влюбилась без памяти в красавца Исаака, между девушкой и матерью развернулась борьба, отравившая последние годы его жизни. В 1895 году, после путешествия в Австрию и Францию, Левитан снова приехал в Горку и за несколько сеансов написал картину «Март». В том же году благодаря Щепкиной-Куперник он помирился с Чеховым.

А в июне 1895 года в жизни Левитана произошла трагикомедия с самоубийством. Вероятно, причиной стали сложности в личной жизни. Исаак стрелялся, пуля задела только кожу на голове. «Почему я один? Почему женщины, бывшие в моей жизни, не принесли мне покоя и счастья? Быть может, потому, что даже лучшие из них — собственники. Им нужно все или ничего. Я так не могу. Весь я могу принадлежать только моей тихой бесприютной музе, все остальное — суета сует», — однажды доверил бумаге свои горькие мысли художник. По просьбе Левитана и Турчаниновой в Горку приехал Чехов и убедился, что жизнь художника вне опасности. Он погостил дней пять в имении и уехал, потрясенный увиденным. Под впечатлением этой истории он написал «Дом с мезонином» и пьесу «Чайка», чем вызвал новую обиду художника.

«ОН СТОИТ ПЯТИ РУССКИХ»

В 1898 году справедливость восторжествовала, и «учителю чистописания» Левитану присвоили звание академика пейзажной живописи. Он стал преподавать в училище, которое когда-то окончил, а его картины уже давно регулярно приобретал Третьяков для своей галереи. Но художник не почивал на лаврах, он продолжал совершенствоваться в живописи. И, несмотря на прогрессирущую болезнь сердца, мечтал создать «Дом пейзажей» — большую мастерскую для всех художников-пейзажистов. По воспоминаниям одного из его учеников, «влияние Левитана на нас было очень велико. Это обусловливливалось не только его авторитетом как художника, но и тем, что Левитан был разносторонне образованным человеком… умел к каждому из нас подойти творчески; под его корректурой этюд, картины оживали, каждый раз по-новому, как оживали в его собственных картинах уголки родной природы, до него никем не замеченные, не открытые».

После смерти художника осталось до сорока неоконченных картин и около 300 этюдов. Левитан не дожил до своего сорокалетия, но за столь короткую жизнь оставил глубокий след в искусстве. В наши дни его пейзажи высоко ценятся не только как произведения живописи, но и в денежном эквиваленте. К примеру, в 2010 году на аукционе в Берлине его картина «Сумерки над водой» была продана за 280 тысяч евро. Друг мастера Чехов как-то сказал, что «еврей Левитан стоит пяти русских».

На снимках: И. Левитан; «Берег моря (Крым)».

Другие статьи этого номера