Когда-нибудь «Калипсо» все же придет в Севастополь…

Когда-нибудь "Калипсо" все же придет в Севастополь...

…Еще свежи в памяти августовские обстоятельства посещения президентом Российской Федерации В.В. Путиным Севастополя, в частности, растиражированная всеми мировыми СМИ информация о его погружении на дно Балаклавской бухты к останкам византийского корабля…

А ведь именно в такой же солнечный день ровно 115 лет назад весь мир облетела сенсация: в акватории одной из бухт греческого острова Антикитера на глубине 60 метров ловцами губок случайно был обнаружен остов античного судна (100-й год до н.э.). Помимо произведений искусства, самой первой в мировой практике греческой подводной археологической экспедицией здесь был найден и поднят таинственный античный механизм, состоящий из окисленных бронзовых шестеренок и втулок.

Как позднее выяснилось, им оказалось устройство с дифференцированной передачей, своего рода древний калькулятор. И лишь 10 лет назад ученые, создав идеальную копию находки, пришли к выводу, что он был предназначен для определения точных дат… начала Олимпийских игр. При этом учитывались все факторы — земные и небесные, вплоть до затмений Луны и Солнца.

Поистине, мы, живущие в ХХ-XXI веках, далеко не первооткрыватели несметного числа «шестеренок», ответственных за поступательное движение человека к познанию тайн мира сего…

…Многие последующие за грань второй четверти ХХ века археологические подводные сенсации оказались возможными исключительно благодаря гению француза Жака Кусто. Кстати, он родился в 1910 году, одновременно с открытием ловцов губок в акватории греческого острова Антикитера, что весьма символично.

Этот человек с детства бредил полетами в небо и даже поступил в военно-морскую летную школу. Однако после автомобильной аварии путь в просторы голубого океана оказался для него закрытым. И тогда он избрал иную стезю, посвятив всю свою жизнь другому океану, имя которому — морские пучины.

В 1943 году он в соавторстве с инженером Ганьяном изобрел и опробовал автономный скафандр с аквалангом, что позволило человеку спокойно исследовать морское дно на глубинах до 90 метров. В его творческом активе — подводная водонепроницаемая камера с осветительными софитами, использование впервые в мировой практике подводной телевизионной системы. А в 1957 году Кусто погрузился на морское дно в первом в мире небольшом автономном подводном аппарате. Все его технические достижения были положены в основу документального фильма «Мир без солнца…»

С 1950 года бороздит просторы морей и океанов его главное детище — исследовательское судно «Калипсо». Основные цели всех экспедиций акванавтов Кусто — исследование и защита окружающей среды с доминантным вектором на океанографические поиски и изучение культурного наследия человечества.

С начала 80-х годов ХХ века с центром в Париже функционирует некоммерческая организация — фонд «Команда Кусто». В наши дни ее возглавляет вторая жена Ж.И. Кусто — Франсин Кусто.

Знаменитый француз — «пенитель» океана и его недр проявлял особое внимание к проблемам экологии Черного моря. Многие десятки лет назад его уже волновала «мина замедленного действия» — сероводородный слой на дне Черного моря, после того как на одной из конференций он ознакомился с современными взглядами на выводы русской океанографической экспедиции 1890 года, описавшей впервые это явление.

Помните, по Корнею Чуковскому, который вложил в лапки синичек спичку, чтоб «море синее зажгли»? Именно этот убийственный фактор как следствие антропогенной деятельности человека и интересовал, и тревожил Ж.И. Кусто. И он проявил себя сторонником давно витавшей в воздухе идеи аэрации вод Черноморского бассейна. В чем ее суть? Возле берегов, где наибольшая концентрация донных отложений, сооружается водометное устройство, подающее с большой высоты самотеком пресную, насыщенную кислородом воду в море с целью удаления растворенных газов сероводорода.

В этой связи есть смысл сегодня вспомнить, что в нашем городе живет и работает гидронавт-исследователь СССР, ассоциированный член «Команды Кусто» с 1990 года Анатолий Таныгин. И он свидетельствует, что в 70-е годы прошлого века из ИнБЮМа УССР в адрес Ж.И. Кусто поступило приглашение прийти в Севастополь на «Калипсо» для изучения проблемы. Однако власти закрытого тогда города не дали «добро» на заход судна.

В начале 1991 года Анатолий Таныгин высылает в Париж, в офис «Команды Кусто», отчет об исследовании в динамике «подводных курильщиков» (вулканические проявления на морском дне. — Авт.) на шельфе северо-западной части Черного моря. Разведочная рекогносцировка была произведена на ПЛБ «Бентос-300» на глубине 230 метров еще в 1989 году и так заинтересовала Ж.И. Кусто, что он добился согласования на всех уровнях о приходе в июле 1991 года экипажа «Калипсо» в порт Севастополь, о чем сообщалось в письме Таныгину.

Но тут в России грянул путч, и вновь дело застопорилось, визит был отложен.

Весной 1993 года уполномоченный «Команды Кусто» господин Дидьер прислал от имени Кусто лично в адрес Анатолия Таныгина благодарность за присланную статью и фотографии батискафа и объектов морского дна и дал понять о необходимости более тесного сотрудничества. В частности, Жак Ив Кусто предложил принять участие в сборе подписей крымчан, которые были бы согласны уже сейчас встать на защиту природы для комфортной жизни наших потомков. Таныгин собрал несколько сотен таких подписей для принятия через год-полтора на Ассамблее ООН «Билля о правах будущих поколений». Однако смерть «неокапитана Немо», неутомимого исследователя морских глубин в 1997 году приостановила это благое начинание.

А что же мешает сегодня вернуться к осуществлению этой благородной идеи? Анатолий Таныгин уже выслал в Париж лично госпоже Франсин Кусто соответствующее предложение…

На снимках: Ж.И. Кусто на «Калипсо»; письмо из Парижской квартиры фонда «Команда Кусто» в адрес Анатолия Тарасовича Таныгина.

Другие статьи этого номера