Семеро поросят, заяц и жирафа Анюта

Семеро поросят, заяц и жирафа Анюта

Ну на какой же еще сцене, кроме ТБМовской, водится столько разнообразной сказочной живности?! Той самой сцене театра «На Большой Морской» (с недавних пор официально переименованного в Театр юного зрителя), в котором открывается новый, уже 28-й по счету сезон. Нынешний его старт довольно необычен: в сентябре намечены сразу три бенефиса. Чем не повод познакомить читателя с виновниками этого особенного театрального действа — о каждом из них, несмотря на молодость, есть что рассказать.

Актриса Эротта Каменецкая. Именно ее Джил Тэннер, 19-летняя героиня мелодрамы «Эти свободные бабочки», открывает бенефисное «меню», а сам спектакль — «взрослый» репертуар нового сезона. Однако 6 сентября, в день своего рождения, она выйдет на подмостки не только в бенефисном вечернем представлении, но и утром — в «Коте в сапогах», в самой, пожалуй, физически затратной для исполнительницы главной роли «детской» постановке. На этом — сыграть еще раз для маленького зрителя — настояла сама Каменецкая. И в этом решении, пожалуй, она вся — актриса, для которой ее профессия — призвание, радость, потребность души.

Сценический стаж Риты (так называют Эротту в театре) куда больше внесенного в ее трудовую книжку. К театру прилепилась еще подростком, в 13 лет поступив в студию при ТБМ. Сегодняшние ее коллеги, вчерашние преподаватели этой студии, хорошо помнят рыжую девчушку с симпатичными конопушками и отнюдь не с манерами юной леди. «Ну вылитая Пеппи!» — восклицал не один из них, замечая явное сходство с героиней Астрид Линдгрен.

Пеппи, увы, на заре актерской карьеры так и не случилась. Зато повезло в другом: еще до окончания студии Рита вышла на «большую» сцену. Кстати, в «Колыбельной для глупого мышонка», коротенькой музыкальной сказке, придуманной тогдашними педагогами студии О. Ясинской и И. Кузнецовой, ей довелось сыграть свою первую Свинку, и это, как нынче с улыбкой утверждает Рита, «символично». Ведь на сегодняшний день хрюшек и поросят в ее послужном списке — великолепная семерка! Есть даже летающий поросенок по имени Икар — между прочим, самая любимая ее работа в спектакле «Приятного аппетита, Тигр!», с которого (вот ведь совпадение!) и произошло у нее в детстве знакомство с театром.

Впрочем, ничего удивительного: одна из особенностей афиши любого тюза — сказки-долгожители. Сохранять свои лучшие постановки для ребятишек, те, которые с наслаждением смотрели еще их родители, — занятие, однако, для театрального коллектива хлопотное. Уже хотя бы потому, что «вырастают» их прежние исполнители, а заменить их новыми порой ох как непросто! Так юная, едва со школьной скамьи, но уже обученная началам актерского ремесла Рита и оказалась среди самых востребованных актрис «долгоиграющего» сказочного репертуара. А совсем скоро стала еще любимицей младшей зрительской аудитории, с восторгом принявшей и ее хлопотунью Мышку из «Теремка», и шебутного Зайца из «Мишкиных шишек», и грациозную кошку Ромалетту из «Новых приключений Чипполино»…

Прошло время, и искрометный темперамент молодой исполнительницы, ее актерскую заразительность и трудолюбие оценили и режиссеры театра: появились у Риты, наконец, и «собственные», в том числе главные, роли, среди которых самое неугомонное ее сценическое создание — кот Франсуа, персонаж знаменитой сказки Шарля Перро. Об этом образе, посмотрев спектакль, с похвалой отозвалась известный московский критик Н. Старосельская, назвав его «в высшей степени выразительным, энергетическим двигателем талантливого представления».

Работ в вечерних спектаклях у Каменецкой, к сожалению, пока немного. Но как не упомянуть, что ту же «бенефисную» Джил из «Этих свободных бабочек» можно смело считать подарком судьбы: именно о такой роли, выигрышной во всех отношениях, мечтают сотни актрис (недаром пьеса Леонарда Герша облетела полмира). Никак не могу забыть еще и иную, на мой взгляд, удивительную творческую удачу молодой актрисы — девчонку-зенитчицу Галю Четвертак в военной драме «…А зори здесь тихие» Чуть нелепая, со смешными косичками, бывшая детдомовка и фантазерка, она гляделась на сцене такой «настоящей» (другого слова и не подберу), что выстрел в финале спектакля, оборвавший жизнь героини, словно попадал в самое сердце зрителя… А театр — это «здесь и сейчас», и если по прошествии часов, дней и даже лет рожденное артистом не уходит из нашей памяти — это, согласитесь, дорогого стоит…

Чтобы понять «бенефисный» выбор Игоря Петрова (12 сентября он отметит свое тридцатилетие участием в спектакле «Здравствуй, Красная Шапочка!») зададим вопрос, адресованный юным поклонникам этой сказки (вот уже который год она с неизменным успехом идет на утренних представлениях). Может ли Заяц победить Волка? Не сомневайтесь, ответ на него уж точно знают персональные маленькие обожатели артиста Петрова — он, как вы догадались, и исполняет роль храброго, одолевшего самого Волка ушастого персонажа. Кстати, посмотрев этот спектакль и посетив следующий, дети, чему не раз сама была свидетелем, безошибочно узнают этого актера- «зайку», в каком бы затейливом сценическом прикиде он ни появился на сей раз.

Что скрывать, к традиционному репертуару тюзовских артистов нередко относятся скептически, порой он вызывает усмешку даже у их коллег из «взрослых» театров. И трудно бывает удержаться, чтобы в запальчивости не воскликнуть: «А попробуйте-ка так сами!» Ведь чтобы удержать внимание совершенно особенного зала, нутром, как говорится, воспринимающего «неправду», готового отчаянно заскучать при малейшем на нее намеке, нужны и особенные, недюжинные исполнители.

И в лице Игоря Петрова театр нашел именно такого! Актера, умеющего великолепно двигаться на сцене (какие трюки выполняет тот же Заяц!), музыкального, обладающего фантазией и несомненным комедийным даром — это качество, заметим, Игорь очень успешно реализует и в спектаклях для взрослой публики (уморительно несуразный Олешунин в «Красавце-мужчине», незадачливый любовник Робер из «Французского ужина», самоучка-дьячок в «Рассказиках Антоши Чехонте»).

Лично для меня открытие Петрова-артиста состоялось давно — на премьере комедии-шутки «Все мальчишки дураки». В этой странноватой и по жанру, и по адресу работе Игорь, игравший Дедушку-хулигана, был, на мой взгляд, одним из немногих, попавших в «нерв» необычной пьесы К. Драгунской. Может, потому, что ее эксцентричность оказалась созвучной актерской природе этого исполнителя, с «лица необщим выраженьем» его творческого лица…

Подтверждение этой догадки — более позднее его творение: таинственный господин N из «Чичикова». В этом вполне реальном и вместе с тем «потустороннем» персонаже и должен быть, по замыслу режиссера-постановщика Л. Оршанской, сосредочен мистический мотив гоголевского спектакля. С этой нелегкой задачей (совместить несовместимое) Игорь Петров справился великолепно. На образ сработало все: лаконичная и выразительная пластика, которой артист владеет виртуозно, мимика и точные интонации.

Последняя работа артиста в спектакле режиссера И. Пантелеевой «Не хочу быть собакой» (премьера состоялась в конце сезона), как вы поняли из названия, вновь предназначена главному зрителю театра. И петровский Кот, по моему убеждению, вполне может претендовать на самое почетное место в сказочном бастиарии театра.

Еще одно имя в бенефисной афише — Наталья Митичкина, которая 27 сентября выйдет к зрителям в образе Рашели — героини драмы «Васса Железнова» И еще одна актерская судьба. Профессии обучалась в школе-вузе при Крымском академическом театре им. М. Горького, после ее окончания и оказалась в труппе ТБМ. Но севастопольская публика познакомилась с ней далеко не сразу. И причина не в «слепоте» режиссеров, отказывавших молодой, с потрясающими внешними данными актрисе в своем внимании.

Дело в самой Наталье, замкнувшейся в новой для себя обстановке, переставшей верить в свои способности. (Поверьте, так случается и с красавицами, словно созданными для сцены).

Забегая вперед, расскажу о разговоре с одним из зрителей после спектакля «Дама с собачкой», где она играла и очень впечатлила моего знакомого (как и других на том чеховском представлении). «Такие актрисы, как ваша Наталья Митичкина, — с сожалением произнес он, — это «уходящая натура». И очень точно, по-моему, подметил. Утонченность, благородство облика, голос, который порой завораживает, — таких и впрямь сегодня немного на сценических подмостках, как будто рожденных для классического репертуара.

Но это будет для Наташи еще впереди — и Анна Сергеевна в «Даме с собачкой», и героини комедии «Красавец-мужчина», и Рашель в драме М. Горького. А вначале, преодолевая собственные комплексы, шажок за шажком — участие в массовках, Снегурочка на новогоднем празднике, маленькая роль в сказке «С днем рождения, Чебурашка!» Но уже в этом спектакле ее заметили и полюбили. Жирафа Анюта, пытавшаяся обрести друзей, выглядела такой трогательно беззащитной, что дети из зала — чуткие души — тут же проникались к ней сочувстием и предлагали актрисе свою дружбу.

С тех пор «сказочный» багаж Митичкиной пополнился, и, что важно, ни один из образов, случившихся после «Чебурашки», не напоминает одинокую Жирафу. А в «Коте в сапогах» она и вовсе неузнаваема в роли разбитной крестьянки! Так же, впрочем, как и в последних работах вечернего репертуара — барышнях в постановке по юмористическим рассказам Антоши Чехонте. Актриса напрочь отринула амплуа лирической героини, привнеся в их портреты почти гротесковые краски.

Но настоящее преображение актрисы произошло, конечно же, в «Вассе Железновой». Честь и хвала замечательному режиссеру-педагогу Семену Лосеву уже за то, что из претенденток на роль Рашели выбрал именно Наталью! Ему совсем не нужен был на сцене образ «несгибаемой революционерки» (как трактовали Рашель сравнительно недавно).

Автор спектакля видел ее прекрасной, но запутавшейся на перекрестках смутного времени женщиной, метущейся между жесткой догмой «идеи» и материнской любовью, характер которой, полный противоречий, стал бы по-человечески понятен сегодняшнему зрителю. Эта горьковская постановка в ТБМ и получилась на редкость современной по своей внутренней сути). Рашель (Митичкина) и Васса (в блестящем исполнении Людмилы Оршанской) в некоторых сценах-диалогах выглядят на равных. И это заметили, отнеся как к достоинствам самого спектакля, так и к работе молодой актрисы, критики — члены жюри Российского театрального фестиваля, проходившего на родине М. Горького в Нижнем Новгороде.

Что к этому добавить? Только пожелание самим познакомиться с актерами, о которых рассказала, стать зрителями на их бенефисах. Добро пожаловать!

Другие статьи этого номера