Севастопольские «эскизы»

Севастопольские "эскизы"

Интересно: это только я заметил, что севастопольский театр переживает период стремительного подъема и расцвета? А ведь театр в любом городе, в любом государстве является своего рода лакмусовой бумажкой всего общества: если период ренессанса на сцене, то и в стране все благополучно. Поэтому, абстрагировавшись от политики и экономики, попробуем рассмотреть феномен обновления наших театров в самой наблюдательной рубрике «Профили».

Давно подмечена такая тенденция: периоды спада и подъема в любом театре происходят каждые семь лет! Странная закономерность, тем более что речь идет не о материальном, не о ВВП страны, не об урожае пшеницы, не о рождаемости и смертности. Но, тем не менее, метафизическая субстанция по имени «театр» также подвержена семилетней цикличности. Причем ровно никакого значения не имеют ранг театра, его столичность или провинциальность, но каждые семь лет в нем происходят кардинальные перемены. Либо стагнация и смута в труппе, либо стремительный взлет и «второе дыхание». Похоже, что именно такой театральный бум мы наблюдаем в славном городе Севастополе.

Для наглядности я выбрал театр им. Б. Лавренева. Не потому, что выделяю его из славной когорты севастопольских театров, а лишь потому, что на его базе в самом конце минувшего лета прошел потрясающий своими результатами фестиваль. Да, именно фестиваль, хотя официальное название пятидневнего марафона — «Театральная лаборатория, организованная Театром Наций при поддержке Министерства культуры РФ».

Правила игры предельно просты: трое молодых, но уже достаточно известных режиссеров из Санкт-Петербурга и Москвы заранее предлагают художественному руководителю «принимающей стороны» на выбор несколько пьес, а он — Юрий Маковский — утверждает своих артистов на каждую роль. Задача не из простых, ведь в результате Маковскому пришлось прочесть и выбрать к постановке всего три пьесы из шестидесяти предложенных! Причем абсолютно разные по жанру, языку, эстетике и объему.

После этого включается «секундомер», и у участников «лаборатории» на все про все ровно пять дней. Ну и ночей, разумеется. Много это или мало? Если учесть, что обычно на репетиционный период в любом театре отводится не меньше месяца, то — крайне мало. Но с учетом экстремальных условий и духа состязания — вполне достаточно, судя по тому, что довелось увидеть зрителям.

А теперь пусть каждый поставит себя на место режиссера. Его работа в рамках «лаборатории» чем-то напоминает работу дрессировщика крупных хищников: львов, тигров, леопардов… С учетом того, что все «хищники» до этого момента пусть с неохотой, но подчинялись только своему «дрессировщику», которого хорошо знают в лицо и делают вид, что уважают. А тут — новенький, молоденький, незнакомый, со своими замашками и методами «дрессуры». «Ну, кто на новенького»?! Номер, прямо скажем, смертельный, но, к чести наших замечательных артистов, за время постановок ни один режиссер не пострадал.

И началось!.. Читки, разборы пьесы, прения, дебаты, поиск общего языка и решения, «биография роли», «сквозное действие», «сверхзадача»… Поиск костюмов, декораций и реквизита. Времени на пошив и изготовление нет, поэтому все «на подборе» из репертуарных спектаклей театра, благо в пыльных кладовых можно найти все. Ну или почти все. Ежедневные изнурительные репетиции по десять часов! И при этом всегда не хватает еще полчасика для «закрепления» найденного. Но сработал старинный русский принцип: голь на выдумку хитра. Результаты ошеломили всех: и участников марафона, и зрителей. Но об итогах — позже, а сейчас размышление на тему «Каким будет театр двадцать первого века?»

Большинство театроведов и критиков считают, что сценическое искусство в ближайшем будущем непременно станет «синтетическим». То есть объединит под «крышей» каждого спектакля вокал, хореографию, оригинальный жанр, мультимедийные ноу-хау. В результате такого синтеза получится нечто похожее на парад аттракционов, калейдоскоп, цирк шапито — каждый зритель увидит то, за чем пришел. Своего рода магическая «комната счастья». Роскошные костюмы, голографические декорации, использование техники, словом, «ехали медведи на велосипеде…» Согласитесь: прогноз мрачный. Все-таки на протяжении тысячелетий люди идут в театр, чтобы испытать и пережить чувства, эмоции, желания, которые в жизни, по разным причинам, им недоступны. А для этого, как говорил величайший театральный реформатор Ежи Гротовский, нужны всего лишь две субстанции: коврик (сцена) и, собственно, артист. Все! «Бедный театр», в котором не спрячешь собственную бездарность в роскошном бархатном костюме на фоне декораций в натуральную величину под гримом в лучах ярких софитов.

Наблюдая за работой «лаборантов», я вдруг вспомнил шекспировского «Гамлета». Там есть сцена «Мышеловка». Так вот, Гамлет с труппой бродячих артистов за один день поставил спектакль, который имел безусловный успех у публики. Нечто подобное произошло и в стенах театра им. Б. Лавренева. Пять дней репетиций в военно-полевых условиях, и… первые плоды. Следует добавить, что вмешиваться в творческий процесс никто не имел права: ни директор, ни художественный руководитель, ни куратор проекта Олег Лоевский.

Первым «к барьеру» вышел молодой режиссер из Санкт-Петербурга Георгий Цнобиладзе с пронзительно трогательным и драматичным спектаклем «Фронтовичка» по одноименной пьесе Анны Батуриной. Не поверите, но «эскиз спектакля» — так назывались все три работы — длился два часа, и в нем были заняты почти все артисты театра, да еще и юные балерины из ансамбля классического танца «Надежда»! В это трудно было поверить, но зритель увидел практически готовый цельный спектакль, который после минимальных доработок не оставит публику равнодушной, ведь он повествует о вечной теме любви, да еще и опаленной войной. Сюжет чем-то напоминает культовый фильм Петра Тодоровского «Военно-полевой роман», но со своим развитием. Такой спектакль просто обречен на успех!

На следующий день малая сцена едва вместила всех желающих первыми увидеть своими глазами «эскиз» московского режиссера Радиона Букаева по пьесе Матея Вишнека с витиеватым названием (наберитесь терпения!) «История медведей панда, рассказанная одним саксофонистом, у которого имеется подружка во Франкфурте». И снова Он и Она, и снова — Любовь, но только в сакральном соседстве со смертью. Жизнь мужчины и женщины длиною в девять дней… Прекрасно справился с задачей заставить зрителя задуматься над смыслом жизни актерский дуэт Дианы Кугаевской и Максима Шпаковского. Поверьте, что этот «эскиз» стал бы украшением репертуара любого театра. Очень хочется надеяться, что «панды» «пропишутся» в Севастополе, а аншлаги на малой сцене им гарантированы на весь сезон — слишком востребованна сегодня тема трогательных человеческих отношений.

Ну и воистину «контрольный в голову» — изысканная (даже манерная) «черная» комедия Ханоха Левина «Холостяки и холостячки», срежиссированная (точнее — сдирижированная) еще одним московским мастером Вячеславом Тыщуком. С чем бы сравнить, чтобы хоть чуть-чуть передать атмосферу этой феерии? Наверняка каждый из вас хоть раз, но посмотрел «N 13» Рэя Куни. «Холостяки» — из той же «обоймы», хотя и сравнивать эти комедии некорректно. У авторов и постановщиков свой индивидуальный язык, но результат один и тот же: слезы на глазах.

Подвести итоги этого пятидневного театрального «безумства» с вполне ощутимыми результатами можно всего лишь одной фразой: «Театр обретает второе дыхание после вливания в него свежей «крови» в «лабораторных» условиях»! Отчего-то вспомнились легендарные фестивали прошлого века «Херсонесские игры», когда Роману Мархолиа удавалось создавать такую же атмосферу внешней легкости, ажурности, ощущение полета и безудержного гениального хулиганства на сцене… Радует, что куратор «лаборатории» Олег Лоевский заверил артистов, критиков и журналистов, что подобные выездные «пленэры» в Севастополе станут регулярными и традиционными.

Еще хочется порадоваться за артистов: в короткий срок они на себе почувствовали новые веяния эстетики, направления и методы. Поверьте, но я не узнавал многих из них на сцене во время показов. Их словно подменили на время. Это как если бы вы отдали своих детей на воспитание в чужие руки, а вернув их через пять дней, с изумлением и восторгом узнали, что, оказывается, у них есть способности к изучению китайского языка, вождению трамвая, игре на арфе и прыжкам с трамплина.

Ну а нам, зрителям, остается надеяться, что после отпуска в новом сезоне мы с радостью увидим на афише три премьеры. Или четыре?..

К сему Андрей МАСЛОВ.

Другие статьи этого номера