Любовь сильнее…

Любовь сильнее...

ЮБИЛЕЙ АРТИСТКИ ТЕАТРА ИМ. А.В.ЛУНАЧАРСКОГО ТАТЬЯНЫ ФИРСОВОЙ.
Сотни артистов восходили на сцену нашего городского театра за его долгую историю. Среди них были яркие герои, талантливые и даже гениальные актеры, были артисты-борцы, социальные герои, мастера эпизода… целая палитра личностей, нужных режиссеру для создания иллюзорного мира, который мы называем спектаклем.

Имя Татьяны Фирсовой (Годовальниковой) знают театралы старшего поколения и еще любители кино, ведь Татьяна Борисовна снялась в трех десятках фильмов, да и сейчас принимает участие в съемках четвертого фильма режиссера Каринэ Фолиянц.

Однако есть еще одна большая работа, начатая Татьяной Борисовной самостоятельно, теперь она продолжает ее вместе с режиссером Натальей Слепченко. Это моноспектакль по произведениям Ивана Сергеевича Тургенева. Его премьера состоится уже нынешней осенью, когда театр откроет новый сезон.

Несмотря на театральный отпуск, я попросила Татьяну Борисовну о встрече. Мы говорили долго, и может быть, кому-то покажется немного странным наш неспешный разговор, как кажутся странными сегодня люди, которые не спешат и тратят «время-деньги» на размышления о жизни.

— Татьяна Борисовна, расскажите, как вы пришли в театр.

— В Севастополь мы с мужем приехали из Владивостока в отпуск в мае 1983 года и показались главному режиссеру театра имени Луначарского Владимиру Ильичу Ясногородскому и завлиту Борису Михайловичу Эскину. Интересно, что больше понравилась я, чем мой муж. Хотя знаете, молодые актеры всегда более востребованны. Владимир Ильич потом мне сказал, что за всю историю театра моего мужа взяли из-за меня. Нас приняли сразу в штат без испытательных сроков. Мы переехали из Владивостока сюда.

Училась я в Щепкинском училище и там дала зарок никогда не участвовать в интригах. Никогда я никому не завидовала, никого не подсиживала, только радовалась успехам коллег.

— Были у вас любимые роли?

— Их было много. Ну вот, например, Фьорелла из «Моя профессия — сеньор из общества», Лучистая из «Проводим эксперимент», даже Бабушки из «Снежной королевы» и «Русалочки».. Я люблю все свои роли.

Помню, как в Ялту мы возили «Фиктивный брак», где я играла Эвелину. На спектакль пришли актеры с «Мосфильма», они устроили мне настоящий триумф — с цветами и шампанским, выносили меня на руках.

— Вам пришлось временно уйти из театра…

— Я болела и мне надо было привести себя в порядок. Я считаю, что актриса не должна играть больной. Эта пауза дала мне очень важный жизненный опыт, который бы я не приобрела, работая в театре. Я вернулась с солидным житейским багажом: занималась с трудными подростками — мы с ними выпустили сборник стихов, работала в штабе флота, продолжала дублировать фильмы… Когда вернулась в театр, у меня было что сказать зрителям.

— Татьяна Борисовна, чем отличаются актеры от обычных людей?

— Нашу психофизику перестраивают на сценическую. Разные актерские школы делают это по своим методикам. Поэтому иногда бывает недопонимание партнеров на сцене, учившихся в разных вузах. И нужен хороший режиссер, который подчинит нас всех своей идее.

— Давайте поговорим о вашем моноспектакле по произведениям И.С. Тургенева.

— Мой интерес к Тургеневу подогрел тот факт, что о нем очень мало литературы. Когда я открыла Большую советскую энциклопедию и увидела, что там стоит год смерти (1883-й), но нет дня — 3 сентября, это меня потрясло. Теперь я думаю, что это сделано умышленно — он ведь русский классик, а умер за границей. Я стала искать материалы, и Тургенев открылся для меня необыкновенно. Знаете, он писал о государстве, в котором будут счастливы люди. «Записки охотника» и «Муму» — это почти все, что знает большинство. А вам известно, что после смерти своей матери он прочел ее дневник и устыдился своего рассказа «Муму», практически отказался от него. Матушка его оказалась личностью неоднозначной.

— Насколько я знаю, ни «Записок охотника», ни «Муму» в спектакле не будет. А что же будет?

— Будет другой Тургенев. Он читал на многих языках мира подобно Гете, Байрону и Шекспиру. Это сформировало его богатейшую, цельную натуру. Он был душой общества, его любили женщины. Он открывал женщин как уникальных личностей, будил в них дух творчества и гуманизма. Среди них — Полина Виардо, оставившая талантливых учеников, Мария Гавриловна Саввина — основательница Всероссийского театрального общества и домов ветеранов сцены, баронесса Юлия Петровна Вревская, посвятившая себя заботе о раненых солдатах и погибшая от тифа. Тургенев первым в русской литературе заговорил об эмансипированной женщине, о ее влиянии на гуманизацию общества.

В спектакле будут звучать стихи в прозе Тургенева. Я хочу открыть зрителям музыку стиха, мелодику речи. Мы сегодня не говорим на языке XVII-XVIII вв., нам тяжело читать Ломоносова, Державина. Живым остался язык Пушкина, Лермонтова и такой же живой язык Тургенева. Я думаю, что он просто закодировал свои стихи — важны запятые, есть выделенные курсивом слова. Их можно прочесть только так, а не иначе.

Его называют певцом великой женственности, певцом первых свиданий.

— Почему первых?

— Как правило, он писал свои произведения с живых людей — прототипов. И он не считал себя вправе распоряжаться их судьбой: наша судьба — в руках Всевышнего. Он оставлял читателя в размышлении.

Своим учителем он считал Гоголя. Ему он приносил свои первые литературные опыты. У них есть много общего. Гоголь тоже был однолюбом, любил тайно, и тоже несвободную женщину…

Тургенев большее время жил за границей, но сколько он сделал для русской литературы! Он открыл для Европы Пушкина, Толстого, Гоголя… Поразительно, насколько он был широк душой! Ни зависти, ни обид. У него был девиз, который и станет названием нашего спектакля: «Любовь сильнее смерти!»

— С нетерпением будем ждать премьеры вашей работы. Думаю, севастопольцам придется по вкусу новый спектакль, где оживут полузабытые тургеневские строки. От лица всех любителей театра поздравляю вас с юбилеем. Пусть в вашей жизни будут новые роли и чудные открытия, которыми вы так щедро делитесь с нами.

Беседу вела Т. ДОВГАНЬ.

Другие статьи этого номера