Гардемарин Сергей Жигунов с картиной «О нем»

Гардемарин Сергей Жигунов с картиной "О нем"

Как уже рассказывала своим читателям «Слава», 20 сентября в Доме офицеров Черноморского флота РФ открылся фестиваль духовно-нравственного и семейного фильма «Святой Владимир». В этот вечер известный актер и продюсер, заслуженный артист РСФСР Сергей Жигунов представлял свой фильм «О нем». В 2013 году состоялся режиссерский дебют Сергея Викторовича в телесериале «Три мушкетера», в котором он реализовал детскую привязанность к мушкетёрам и показал своё видение романа А. Дюма, адаптировав картину к современному зрителю.
Каждый его фильм — всегда заметное событие в культурной жизни. А во многих своих киноролях он воплотил образ идеального мужчины. Перед показом мелодрамы «О нем» импозантный и обаятельный Сергей Жигунов ответил на вопросы корреспондента «Славы Севастополя» и других журналистов.— Сергей Викторович, как вы отнеслись к участию в духовно-нравственном, по сути, православном кинофестивале?

— Хорошо, что в Севастополе начали делать такой фестиваль, очень трогательная программа. Я к религии отношусь с большим уважением, но боюсь, когда общество и религия начинают пересекаться. Что такое православие — я не очень понимаю, нравственность мне ближе. Конечно, религия с нормой и моралью, которые она проповедует, определяет направление для любого жанра. Но я опасаюсь всех острых углов, потому что кинематограф и религия — разные вещи. Кино — это светское развлечение. Необходимо чувствовать эту грань. Но надеюсь, что такие нюансы учтены при создании фестивальных фильмов и все будет хорошо.

— С какими мыслями и чувствами вы ехали в Севастополь?

— С удовольствием ехал. Севастополь мне очень нравится. Когда я попал в старый центр города, в окружение этих чудесных белых зданий, первое чувство — это удовольствие от того, что я здесь нахожусь. Периодически я бываю в Севастополе, мы снимали здесь несколько раз фильмы, где я участвовал как продюсер, как артист. «Однажды в Ростове» здесь снимал и после этого ещё одну картину, она ещё не вышла. Вы не поверите, это фильм о браконьерах на Дальнем Востоке. Были проблемы с кораблями пограничной службы, поэтому мы их брали здесь и часть картины снимали тут.

— Вы написали тексты песен к музыкальному альбому «Склонность к дождю», которые исполняет Дмитрий Харатьян. Вы продолжаете общаться с другом-гардемарином?

— Давно не общались. Наверное, это ненормально.

— Каким, на ваш взгляд, должно быть современное кино?

— Любое кино должно быть хорошим. Оно должно нравиться зрителям, вызывать эмоции, учить чему-то. Его всегда видно, для этого не нужно быть критиком, специалистом. Включаешь, и уже на второй минуте просмотра ясно, что кино хорошее. Я понимаю, что все стараются, когда делают кино, но не всегда выходит.

— Как вы относитесь к американскому кинематографу?

— Американское кино, загнанное в очень жёсткие рамки коммерческого кинематографа, обладает значительно большим потенциалом, чем комиксы Марвела. Когда они прорываются куда-то в сторону, то выдают поразительный продукт. Но, видимо, к деньгам это не имеет никакого отношения, поэтому их быстро загоняют обратно.

— Ваши ближайшие творческие планы связаны с Севастополем?

— Пока нет. Сейчас я буду снимать фильм о Северном флоте.

— Многие из ваших фильмов, где вы играли или выступали продюсером, приключенческие и немного авантюрные. Судя по этому, вы по натуре человек рисковый.

— Все это было давно.

— А «Три мушкетера» в 2013 году?

— Мне нравится такое кино. Но сейчас я начал делать и комедии, мне нравятся разные жанры. Я чувствую романтическое и приключенческое кино не так, как остальные. Во мне есть какой-то дополнительный кластер к этому жанру, я его очень люблю. Но он не очень востребован сейчас, телеканалы диктуют определённые условия, хотят видеть определённое кино, мы вынуждены подстраиваться. Заявок на романтическое кино сейчас нет.

— Очень жаль, оно воспитывает молодого зрителя.

— Мне тоже жаль.

— Вы бы хотели вернуться на маршруты Демерджи, где снимали фильм «Сердца трёх»?

— Как любой самоубийца, я в душе сентиментален.

— Что вы думаете о современном отечественном кинематографе?

— Мне кажется, что существует современное российское кино. Оно находится в какой-то странной для меня форме. Со времён распада Советского Союза оно все никак не встанет на ноги. Разные причины мешают этому, в том числе и коммерциализация. Оно было бы другим, если бы его не подгоняли под определённую аудиторию, ведь в кино ходят молодые люди. Они не хотят думать, а хотят развлекаться. Они даже чувствовать не хотят. И для них снимают специальное кино, оно меня совершенно не устраивает. Я вижу, как многие профессионалы новой волны, ещё советского периода, постепенно переходят в сериалы. Во всем мире происходит примерно то же самое. У нас стали появляться довольно приличные сериалы, которые лучше многих художественных фильмов.

— Кинематографу под силу воспитывать зрителя?

— Зрителя нужно воспитывать все время, каждый день. Это длительный процесс, как обучение в школе, которое должно происходить всегда. Но этого пока нет. Не только кинематограф должен этим заниматься, но и школа, радио, телевидение, которое никак не хочет этого делать, хотя занимает огромное пространство. А еще газеты, интернет. Вешать на одно кино дело воспитания целого поколения — нечестно.

— Что побудило вас вступить в партию «Единая Россия»?

— Это было давно. Я тогда занимался общественной деятельностью. Руководил гильдией актёров кино России, это большая организация. Был секретарем Союза кинематографистов. Интересы моей организации побудили вступить меня в партию, и она получила серьезные преференции. То есть я больше не возглавляю гильдию, но в партии остался, потому что бывших чекистов не бывает.

— Желаю вам удачи и новых творческих успехов.

Другие статьи этого номера