Чужой кошелёк

Чужой кошелёк

Говорят, что не в деньгах счастье. Но порой их отсутствие может стоить жизни…Гена возвращался домой после безуспешного поиска работы. Его родной завод давно закрылся, некоторое время он перебивался случайными заработками и попутно искал стабильную, хорошо оплачиваемую работу. С невеселыми мыслями мужчина шёл в свою квартиру: что он скажет жене, как посмотрит в глаза детям? Может поискать счастья в Москве? Оттуда все знакомые привозят приличные деньги…

Когда он проходил мимо автостанции, его размышления прервал случайный эпизод. К посадочной площадке на Симферополь со всех ног мчалась женщина на высоких шпильках, то и дело спотыкаясь. Покачнувшись в очередной раз, она выронила из сумки пухлый кошелёк и, ничего не заметив, добежала до своего автобуса и исчезла внутри салона. Он тут же отправился в путь. Вокруг никого не было в этот вечерний час. Гена незаметно поднял кошелёк, потерянный незнакомкой, зашел за угол, открыл его и остолбенел. Оттуда буквально вываливались доллары. Это были тысячи «зелёных». Такой суммы он никогда в своей жизни не видел. У Гены закружилась голова. Как порядочный человек, он должен был передать через диспетчера сообщение водителю автобуса и его растеряхе-пассажирке. Но, с другой стороны — дома беспросветная нужда, жена постоянно пилит. А у той, что потеряла кошелёк, денег и так куры не клюют.

Хоть и скребли на душе кошки, Гена решил оставить чужой кошелек, обменял часть денег, зашёл в супермаркет и купил массу вкусных деликатесов. Он в хорошем настроении вернулся домой, а свои покупки объяснил тем, что устроился на работу в частную фирму и ему выплатили аванс. Жена Алена с уважением посмотрела на него, сын и дочка хлопали в ладоши от радости при виде изобилия на столе. Гена отдал часть денег Алене на домашние расходы, она тут же стала рассчитывать, что необходимо купить в первую очередь — тёплые вещи и обувь детям, зимние ботинки мужу и себе сапожки, сердечные лекарства маме…

Полгода семья Геннадия жила без материальных трудностей. За это время он нашел хорошую работу со средней для Крыма зарплатой. А перед Пасхой поехал на кладбище убрать могилку отца. Он отметил, что здесь даже перед праздником, несмотря на присутствие родственников усопших, тихо и спокойно. Повседневная людская суета осталась где-то за пределами кладбища. Гена сосредоточенно полол сорняки, красил оградку. Неподалёку от него убирали могилку две старушки. До его ушей доносился их печальный разговор. «Вот и осиротела я совсем, Петровна, — вытирая непрошенные слёзы говорила одна из них. — А ведь все складывалось так хорошо. Когда Митя заболел и у него обнаружили опухоль, мы упали духом. Ну где нам было взять тысячи долларов на операцию в Петербурге? Я так переживала за внучка, что совсем слегла. Ведь ему было всего семь лет! И откуда такая напасть на ребенка? Так все проблемы свалились на голову моей дорогой доченьки, моей Лерочки. Она металась, искала выход. Ведь от бывшего мужа помощи никакой никогда не было. Потом часть денег собрали для Мити у неё на работе, у внука в школе. Меня Господь надоумил продать дачку на Феоленте. Так и нашли нужную сумму. И надо же было случиться такому несчастью! Когда Лерочка ехала в аэропорт в Симферополь, чтобы лететь к Мите в Петербург, у неё по дороге пропал кошелёк со всеми деньгами».

При этих словах Гена вздрогнул, у него на лбу выступила испарина. Несчастная женщина прервала свою исповедь, не в силах сдержать рыдания. «Никитишна, не убивайся так, слезами горю не поможешь. Ты мне как сестра родная, и живём по соседству. Я всегда буду рядом. А им там хорошо, на небесах. Придем домой, помянем», — успокаивала Петровна подругу.

«Прилетела она, сердешная, в Петербург без денег. Операцию делать не на что. Все всё понимают, а помочь не могут, — продолжила свой горестный рассказ Никитишна, — металась моя Лерочка, звонила, искала возможность раздобыть деньги в благотворительных фондах. А Митя таял на глазах… Деньги собрать не успели. Лерочка после его смерти стала сама не своя, и я ничем её утешить не могла. Сама целыми днями плакала, жила затворницей. Так и ушла вслед на сыном… Как подумаю, что если бы тогда нашелся кошелек и они были бы живы, так слёзы унять не могу. В них вся моя жизнь была». Петровна громко вздохнула.

Старушки закончили уборку и медленно пошли к выходу, поддерживая друг друга. А Гена, все еще надеясь, что это только совпадение, оглянулся по сторонам и торопливо направился к той могиле. С фотографии на скромном памятнике на него с немым укором смотрела молодая симпатичная женщина. Это была она — незнакомка, потерявшая кошелёк. Мужчина в порыве раскаяния растерянно повторял: «Я же ничего не знал, я ничего не знал… Прости, прости.. Если можешь, прости». Долго так стоял Геннадий, не в силах сдвинуться с места и моля о прощении. Из оцепенения его вывел сторож, напомнив, что пора уходить. Он машинально пошёл к выходу, а мозг сверлила одна мысль: как жить с этим камнем на душе?

Другие статьи этого номера