Безумству храбрых поём мы песню!

Безумству храбрых поём мы песню!

В свое время я выписывал много разных журналов по моделестроению. Кажется, в «Моделисте-конструкторе» из рубрики «Морская коллекция» узнал, что во время Второй мировой войны в северных широтах британский эсминец пошел на таран вражеского корабля. Информация была довольно скупой, поэтому, как говорится, прочитал и забыл… А нынешней осенью, будучи в Москве, по привычке решил посетить Измайловский вернисаж. Побродив по рядам и купив небольшую, но очень милую картину «Розы» Жанны Снежинской, пошел к выходу и уже тут, на одном из лотков, увидел старые газеты и другую периодику. Глаза машинально отыскали среди кипы ретро-изданий журнал с цветными снимками самолета «Авро-Ланкастер», и я попросил разрешения у коллекционера Миши посмотреть эти страницы, а их оказалась приличная пачка. И, листая сдвоенные листы английского журнала The illustrated London news, на развороте страниц 70-71 издания за 20 июля 1945 года(!) я и обнаружил эту картину. Увидел и… застыл на месте!

ПОИСК И АНАЛОГИ ПО ДАННОЙ ТЕМЕ

Художник-маринист C.E. Turner мастерски изобразил самый драматичный эпизод того давнего неравного боя… Хмурое небо с низко нависшими свинцово-угрюмыми облаками. В центре полотна — громадный корабль, обращенный к нам правым бортом, а чуть ниже — небольшой «хрупкий» эсминец, врезающийся на полном ходу форштевнем в борт этого исполина (в передней трети его корпуса). Позже, когда я подробно изучил материалы по весьма необычному тарану, понял, что живописец создал не просто яркое экспрессивно-художественное полотно, а полотно достоверное и в техническом, и в историческом аспектах! Оба корабля прорисованы очень добросовестно, и главное — точно! Но прежде чем излагать все обстоятельства боя, произошедшего 8 апреля 1940 года, хочу сделать «лирическое отступление».

Помыслив рассказать о подвиге английских моряков, решил провести еще и аналогию с героическим боем экипажа миноносца «Стерегущий» с четырьмя японскими кораблями в феврале 1904 года вблизи Порт-Артура. Тем более что в конце сентября общественность Курска отметила важный юбилей — 150-летие со дня рождения командира миноносца «Стерегущий», нашего земляка, офицера флота Александра Сергеева! О бое «Стерегущего», не спустившего Андреевский флаг и ушедшего в морскую пучину непобежденным, знают ныне многие жители Курской области. И это благодаря публикациям в местных газетах и кропотливой большой исследовательской работе нашего писателя Александра Харитановского (автора исторического романа «Господа офицеры!..»). И офицеры, и матросы «Стерегущего» понимали, что им придется погибнуть или сдаться в плен. Иного пути у них просто не было. И они выполнили последний приказ своего командира Сергеева: «Корабль врагу не отдавать!» И выбрали героическую гибель свою!..

Но что интересно: мои мысли внезапно «пересеклись» с мыслями одного человека (возможно, еще весьма молодого. Увы, не знаю его имени, в интернете дан лишь логин). Он говорит, имея в виду бой английского миноносца: «Герои!.. Только мне лично ближе «Стерегущий». Меня в детстве к памятнику его подвига (так в тексте. — В.Ж.) водил дед и рассказывал о нем. Или, например, канонерская лодка «Гвардеец» (имелся в виду «Кореец». — В.Ж.), поддерживающая «Варяг».

Отрадно, что данный человек еще с юных лет проникся любовью к героям России, за это ему честь и хвала! Но мы обязаны также свято чтить и помнить и мужество наших бывших союзников, проявленное ими во Второй мировой войне, тем более что в северных конвоях гибли не только наши советские моряки. Мой рассказ — прямое подтверждение сказанного…

Не ведаю, поставлен ли в Великобритании памятник в честь героического эсминца, протаранившего немецкий крейсер-рейдер, однако смело могу сказать, что полотно, которое создал художник C.E. Turner (равно как и другие аналогичные художественные полотна), является носителем доброй памяти, сохраняя в душах британцев, а также в душах благодарных патриотов из России признательность погибшим морякам, восхищение их удивительно смелым подвигом! Я рад также, что мне повезло найти фотографии легендарного эсминца и его героя-командира.

БОЙ «ДАВИДА С ГОЛИАФОМ»!

Перенесемся на 74 года назад, когда 8 апреля 1940 года англичане в ходе Норвежской кампании проводили на подходах к Тронхеймс-фьорду минно-заградительную операцию. Британский эсминец «Глоуворм» (Glowworm) под командованием лейтенант-коммандера Джерарда Рупа в составе своего соединения выдвигался к району постановки мин. Погода была отвратительной: волнение семь баллов, плохая видимость и снежные заряды. Немудрено, что один из членов экипажа эсминца был смыт волной за борт, о чем тут же было доложено другим кораблям отряда. В условиях плохой видимости и большой волны эсминец лег на обратный курс. Каким-то чудом они обнаружили моряка и подняли его на борт! Так утверждает один из английских историков. Но за это время основные силы их соединения успели далеко уйти, так что теперь «Глоуворм» шел по прежнему курсу уже в одиночку.

В том же районе и в то же время находилось немецкое соединение (в составе тяжелого крейсера «Адмирал Хиппер» и пяти эскадренных миноносцев), которое выдвигалось к Тронхейму и Нарвику. Данная оперативная группа была задействована в спецоперации, носившей кодовое название «Учения на Везере», целью которой являлся захват Норвегии и Дании… Естественно, что шторм мешал не только британцам, он «развалил» и разбросал походный ордер немцев, поэтому и их корабли находились на приличном удалении друг от друга.

Утром 8 апреля вахтенные германского эсминца «Ганс Людеманн» увидели эсминец, «вынырнувший» вдруг из снежной пелены. Погодные условия не дали возможности точно идентифицировать тип и принадлежность кораблей (немцы приняли британцев за канадцев), однако с «Глоуворма» прожектором запросили сообщить свою принадлежность. Немцам требовалось выдвижение к берегам Норвегии сохранить в тайне; они тут же ответили: «Швеция. Эсминец «Гетеборг». Однако англичане не поверили (видимо, все же разглядели «архитектуру» немецкого корабля) и, открыв огонь, снова скрылись в снежном заряде. Через минуты они наткнулись на другой немецкий эсминец — «Бернд фон Арним». Теперь огонь оба корабля открывают сразу же. Однако большая качка и снег мешали прицельной стрельбе. Так как штормовые волны не позволяли другим немецким эсминцам срочно подтянуться к месту этого боя, то в этот квадрат выдвинулся тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер»…

Несколько слов об этом крейсере. Строился в Киле, заложен 6 июля 1935 года, вступил в строй 29 апреля 1939 года. Водоизмещение — 14247 тонн, длина — чуть более 205 метров, скорость хода — 32 узла (59,26 км/час). Вооружение: восемь 203-миллиметровых орудий, двенадцать зенитных 105-миллиметровых пушек, зенитные автоматы, четыре трехтрубных торпедных аппарата. Обратим внимание на бронирование: цитадель имела 70- и 80-миллиметровую броню, а в носовой части — 40, утончаясь к форштевню до 20 миллиметров. Это важно для понимания, почему командир «Глоуворма» направил свой корабль именно в носовую часть крейсера! Видимо, он знал тактико-технические элементы крейсеров Германии, почему и решил таранить именно в носовую часть крейсера, где броневой пояс самый тонкий, и в случае пробития борта рейдера это весьма способствовало бы попаданию воды в корпус. Крейсеру пришлось бы лечь в дрейф или идти далее только задним ходом на малых оборотах, что помогло бы англичанам перехватить этот вражеский рейдер и потопить его. Такова моя версия. А вот мысли командира эсминца Джерарда Рупа мы теперь не узнаем.

В отличие от громадного бронированного корабля эсминец «Глоуворм» имел длину корпуса около 100 метров, водоизмещение всего 1345 тонн, четыре 120-миллиметровых орудия главного калибра и зенитную артиллерию, которая, по сути, была нестрашна «Адмиралу Хипперу». А учитывая большую волну и малое водоизмещение эсминца, рейдер мог не бояться пушек главного калибра эсминца, так как вести точный огонь, «заваливаясь» с борта на борт, «Глоуворм» не мог, в отличие от громадного крейсера, имеющего большую массу и осадку более семи метров и, стало быть, лучшую остойчивость.

Итак, эсминец «Бернд фон Арним» начинает отходить в сторону своего флагмана и, таким образом, заманивает англичан в ловушку. Понимал ли все это Джерард Руп? Однозначно да! Позже (спустя годы) лейтенант Рамсей (с погибшего эсминца) подтвердит, что Руп прекрасно понимал, что идет в западню, однако он любой ценой старался выяснить, какие силы немцы вывели из баз, и, определив их курс, сообщить эти ценные сведения командованию флота (выделено мной. — В.Ж.). Да, возможно даже ценой гибели вверенного ему корабля и экипажа! Имеем ли мы право как-либо упрекать Рупа за данное решение? С позиций нашего времени мы вообще не вправе судить или в чем-то винить командиров и их приказы, отданные ими во время боя. К 100-летию подвига крейсера «Варяг» некоторые морские историки писали, что, дескать, тогда, во время боя в Чемульпо, Всеволод Руднев и то, и это делал не так (то есть, по их мнению, неправильно принимал решения и отдавал приказы). А вспомните, уважаемые читатели, каким дегтем обливали в 90-е годы так называемые «демократические правдолюбцы» имя национальной героини Зои Космодемьянской? Этой девушки-мученицы, нашей, русской Жанны д,Арк! Я очень надеюсь, что мужественный лейтенант-коммандер Джерард Руп у себя на родине избежал подобных нападок и обвинений…

Итак, «Адмирал Хиппер» обнаруживает британцев, идущих за эсминцем «Бернд фон Арним», и открывает огонь из носовых орудий главного калибра. И «с этой минуты все на эсминце знали, что их судьба решена». Крейсер, опасаясь торпедной атаки с эсминца, старался держать его строго по носу (не подставляя борт). Он даже успел дать пять залпов, снаряды которых легли неточно. Эсминец, ставя дымовую завесу, пошел в торпедную атаку, произвел залп и тут же попытался радировать об обнаружении им тяжелого нацистского крейсера. «Хипперу», однако, удалось увернуться от торпед, он усилил огонь артиллерии и добился прямого попадания в радиорубку, прервав радиосвязь. Эсминец вновь вышел в торпедную атаку, и опять крейсер сумел избежать попадания торпед…

Дистанция между кораблями противников сократилась к этому времени до минимума. Поэтому немцы прекратили огонь из орудий главного калибра и ввели в бой зенитные 105-миллиметровые установки. Это позволило им очень быстро расстрелять корпус эсминца, носовую надстройку с ходовым мостиком и носовое орудие. Эсминец был весь охвачен пожаром, его артиллерийский пост затоплен и ответный огонь был слабым. Понимая безысходность сложившейся трагической ситуации, командир «Глоуворма» принимает решение прибегнуть к последнему оставшемуся у него средству (или возможности) — таранить корабль противника! Конечно, надо было бы таранить его в центр корпуса, где находятся котельные и турбинные отделения, чтобы лишить хода. Но у «Хиппера» здесь броневой пояс в 80 миллиметров, и его, увы, не пробьешь корпусом эсминца. Поэтому Джерард Руп целит в носовую часть крейсера, где броня гораздо тоньше! Возможно, ему удалось бы пробить большое отверстие в правом борту крейсера, но удар, увы, пришелся под углом, то есть получился скользящим. Бортовая обшивка оказалась вдавленной на протяжении четверти корпуса крейсера. Также был выведен из строя торпедный аппарат, крейсер принял 525 тонн забортной воды, получил крен на правый борт, потеряв к тому же порядка 200 тонн топлива. Малые габариты эсминца не позволили нанести более серьезные повреждения вражескому кораблю… Ошарашенные этим неожиданным тараном немцы дали из кормовых орудий еще несколько залпов по оставшемуся сзади тонущему кораблику…

Искореженный эсминец почти ушел под воду, наверху осталась лишь часть борта, на которую и взбирались (из смешанной с мазутом воды) те, кто остался в живых после взрывов и тарана. Среди офицеров крейсера нашлись порядочные люди, потрясенные мужеством англичан, так как в течение часа немецкие моряки поднимали из воды этих несчастных… Спаслись лишь 30 матросов и один офицер (из 148 человек команды), которые были взяты в плен. А Джерард Руп героически погиб вместе с кораблем.

ЭПИЛОГ

В течение нескольких лет судьба экипажа отважного эсминца не была известна на его родине. Лишь по возвращении моряков из плена Великобритания узнала о подвиге своих сыновей. Несколько членов экипажа и Джерард Руп были награждены орденом Виктории! А художник-патриот C.E. Turner выполнил свой гражданский долг — создал полотно, запечатлевшее подвиг мужества и смелости! И еще немаловажная деталь: эсминец носил удивительное и очень необычное (я бы сказал даже символичное) для этого боевого корабля имя — «Светлячок»! И этот маленький «Светлячок», а точнее, яркий свет его подвига, и явил Британии символ веры в будущую победу, придавая силы для борьбы, призывая выстоять при налетах ракет «Фау» и бомбежках, сплачивая людей и мобилизуя их несокрушимую волю!..

В. ЖИДКИХ, п. Тим Курской области.

На снимках: командир эсминца «Глоуворм» Джерард Руп; английский эсминец «Глоуворм» (вид с правого борта); немецкий тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер»; картина «Эсминец «Глоуворм» таранит крейсер «Адмирал Хиппер» (художник C.E. Turner).

* * *

Уважаемая редакция! Сердечно благодарю вас за публикацию моего очерка о герое-моряке Михаиле Сысоеве. Я думаю, что сам факт того, что материал напечатан в старейшей газете «Слава Севастополя» весьма обрадует совет ветеранов ВМФ города Курска!

А буквально на днях я увидел замечательный репортаж по телевидению о визите в Севастополь британских моряков — участников арктических конвоев. Мне очень понравился теплый, сердечный прием, оказанный этим трем морякам! Ведь это лишний раз подчеркивает наличие доброй нашей памяти, которую мы, русские, храним по отношению к бывшим союзникам по оружию во Второй мировой войне.

Но что удивительно (вы не поверите): буквально за несколько дней до приезда британцев в ваш город я решил послать в «Славу Севастополя» свой материал, посвященный подвигу маленького английского миноносца! Правда, потом подумал и как-то вроде бы растерялся: а вдруг уважаемая редакция сочтет несколько неуместным публиковать данный рассказ в своей газете?.. Ведь может же кто-то из читателей посетовать: мол, а какое, дескать, отношение имеют британцы к нашему городу? Но теперь-то моя душа и совесть спокойны! Радушный прием, оказанный администрацией и жителями города-героя Севастополя ветеранам британского флота, очень расстрогал меня и высветил всю глубину нашего уважения к зарубежным ветеранам ВМФ! И вот тут, я считаю, будет нелишним напечатать в «Славе Севастополя» данный материал. Ведь и это будет также нашим поклоном светлой памяти британских и американских моряков, чьи жизни оборвались в ледяных водах северных арктических морей! Мы помним их и никогда не забываем!

С уважением Вячеслав Жидких, патриот ВМФ СССР и России.

Другие статьи этого номера