Розы для Николая Филиппова

Розы для Николая Филиппова

«Он — бог!» — восторженно шепчет зрительница, сидящая со мною рядом, и крепче прижимает к груди букет кремовых роз, который она принесла, конечно же, ему.
Артист берет последнюю ноту, его голос наполняет серебром зрительный зал. Аплодисменты. Поклон. Он медлит, улыбается так, как будто ему известен божественный секрет сотворения гармонии, и легкой походкой покидает сцену.
Такой чудный голос — это и вправду божий дар, а еще — это начертанный путь, далеко не всегда усыпанный вот такими кремовыми розами.

В театр имени А.В. Луначарского Николай Филиппов пришел, когда ему еще не было двадцати пяти, работал артистом оркестра. Да-да, тогда в нашем театре был оркестр, впоследствии модернизированный в ансамбль «Панорама». В то время Филиппов видел себя музыкантом, исполнителем-вокалистом. После расформирования ансамбля была работа в шоу-группе «Мюзик-Экс», но оказалось, что все его дороги опять ведут… в театр, тем более что к тому времени Николай Иванович закончил обучение в Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии имени Н.К. Черкасова.

1986 год. Главный режиссер театра Владимир Петров, талантливый и жесткий реформатор, встряхнувший город своими новаторскими спектаклями, дает Филиппову первую и сразу главную роль — Орландо в «Арене» И. Фридберга. Затем Николай играет еще одну большую роль — Кандида в спектакле по Вольтеру «Кандид» у молодого режиссера Романа Мархолиа.

Но по-настоящему публика оценила артиста Филиппова несколько лет спустя в героической комедии «Севастопольский вальс» в образе Дмитрия Аверина. Зрительницы всех возрастов буквально бредили блестящим офицером — мужественным и лиричным. Тогда впервые его волшебный голос в соединении с актерской игрой дал потрясающий результат. Да и что тут говорить — он красив той мужественной красотой, которая, похоже, становится уходящей натурой.

В репертуаре артиста есть и чисто драматические роли. Таков, например, Роберт Олтхэм из «Медового месяца в Венеции». Интересно, что все его герои, включая Роберта, немного эксцентричны, чуть-чуть, самую малость, как может быть забавен серьезный человек, попавший в необычные обстоятельства. Для артиста сыграть это, не свалившись в фарс, — настоящее искусство. В этом смысле Роберт Николая Филиппова безупречен.

Не менее привлекателен разорившийся помещик Симеонов-Пищик из «Вишневого сада» с его беспечными просьбами занять немного денег, чтобы заплатить по закладной. Легкий и порхающий в своем светлом костюме, он, несомненно, — часть того счастливого мира, где просвещенные разорители изящно и беззаботно проматывают накопленные поколениями предков состояния…

Только представьте себе: сегодня артист играет такого вот прожигателя жизни, а завтра, ни много ни мало, карающую десницу, главу святой католической церкви Людовика XIV — самого маркиза де Шаррона. И, заметьте, делает это не менее убедительно, несмотря на то, что поверх красной сутаны на нем надет фартук каменщика, а вместо традиционных сандалий — древнегреческие деревянные котурны (таким придумал этого персонажа булгаковской «Кабалы святош» художник Борис Бланк).

Те зрители, которые видели спектакль «Отелло», наверняка узнали Николая Ивановича под маской оперного Отелло. Его голос и в классической партии Дж. Верди звучал так мощно и эмоционально, что даже специалисты верили, что на эту роль был приглашен оперный баритон.

Со времен «Севастопольского вальса» прошло больше двадцати лет, и наш капитан Аверин получил повышение в звании, а заодно и сменил род войск. Теперь Николай Иванович Филиппов играет роль генерала авиации Рыбакова в «Небесном тихоходе». Седины только добавили глубины и благородства к его облику. И мы безоговорочно верим его генералу авиации, который командует наступлением наших воздушных войск, как верили и рукоплескали многим и многим его персонажам.

Свой 60-летний юбилей Николай Иванович будет отмечать вместе с товарищами-артистами и, конечно же, вместе с севастопольскими зрителями. 18 октября он выйдет на сцену в роли сэра Уильяма Гамильтона в музыкальном спектакле «Эмма и адмирал». И вновь мы услышим, как он поет.

И пусть музыка его сердца звучит для нас снова и снова, ведь пути сотворения гармонии известны лишь избранным.

___________________________

Заслуженная артистка Украины и АР Крым Юлия Нестранская:

— Для меня Николай Иванович — пример гармоничного человека, в котором красота облика сочетается с душевной красотой. Мы — партнеры в спектакле «Медовый месяц в Венеции», который играем уже давно. И я знаю, что спектакль держит он: именно на него приходят зрители, которых он никогда не разочарует.

Заслуженный артист Украины Анатолий Бобер:

— Мы встретились с Колей в 1988 году, когда я пришел работать в театр. Это был спектакль «Проводим эксперимент», его действие сопровождал вокально-инструментальный ансамбль, в котором он играл. Но его «визитной карточкой» был, конечно, Аверин из «Севастопольского вальса», где я играл Генку Бессмертного. Тогда другого Аверина никто просто не мог представить: голосистый, красивый, импозантный. Это было счастливое стечение обстоятельств: возраста, таланта и роли.

Затем мы вместе работали в спектаклях «Колчак», «Сон в летнюю ночь», где он блестяще играл Пирама, получая от игры удовольствие. Поверьте, такое с артистами бывает нечасто, когда купаешься в роли. Ну и, конечно, во всех концертах мы работаем вместе. Он — очень хороший артист, всегда на своем месте. И даже теперь, в 60 лет, он остается воплощением женской мечты — красивым, спокойным и уверенным.

Заслуженная артистка Украины Татьяна Бурнакина:

— Мы очень часто были партнерами на сцене, в «Севастопольском вальсе» с ним я играла Любашу. И для меня очень важно, что наше партнерство не заканчивалось на сцене. Мы выходили за кулисы и не расходились в разные стороны, а продолжали общаться, оставались приятелями. Это очень важно. Он — легкий, открытый, веселый человек. Он знает уйму анекдотов и умеет их рассказывать. Как это помогает расслабиться после спектакля!

Другие статьи этого номера