Заветный оберег мужчин из рода Заволокиных

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Давно хотелось рассказать об одной таинственной истории с боевой наградой моего очень далекого предка. Эта вещь на протяжении более чем двух столетий чудесным образом оберегала в страшные, роковые моменты всех мужчин нашего рода. И это был не просто предостерегающий оберег от какой-либо беды, это был наследственный амулет, который нас, мужиков с фамилией Заволокин, начиная с известного в семье первого колена по пятое включительно, реально спасал от насильственной смерти.

Я очень горжусь своим родом, много по теме читал специальной литературы, а где и что искать или уточнять относительно своих генеалогических корней, дал давний совет потомкам еще мой дед, Михаил Михайлович Заволокин 1885 года рождения, геодезист. Он в наследство после себя оставил рукописную объемную родословную, отталкиваясь от которой, я и составил полную и подробную роспись всех главных этапов жизни моих предков.

Но вернемся к основной теме настоящего рассказа. Родословная семьи Заволокиных берет начало (во всяком случае, документально и четко) от моего прапрапрадеда Михаила Корнеевича Заволокина 1767 года рождения, кузнеца, уроженца города Великие Луки. Во время русско-шведской войны 1788-1789 годов он служил горнистом егерского Семеновского полка. В самом конце этой войны при взятии шведской батареи на реке Кюмень летом 1789 года он лично одним из первых обезоружил трех шведских батарейцев и за проявленную отвагу был награжден серебряной медалью «За храбрость». Как гласит семейная летопись, всего было удостоено этой регалии около 250 нижних чинов, и медаль в нумизматической среде нынче считается весьма редкой.

Так вот, начиная с моего далекого предка Михаила Корнеевича, все старшие сыновья в роду в нашей семье носят имя Михаил. И тут — не все просто. Семейное предание донесло до нас, потомков, живущих уже в XXI веке, рассказ Михаила Корнеевича о том, что через семь лет после получения медали «За храбрость» он участвовал в самом первом сражении в малоизвестной русско-турецкой войне 1806-1812 годов. И выжить ему после прямого попадания вражеской пули в сердце помогла именно эта медаль. Пуля отрикошетила от груди и поразила предплечье прапрапрадеда…

Эту медаль он завещал всем Заволокиным хранить как зеницу ока, и если кто-либо из мужчин попадал на государеву воинскую службу, то неукоснительно должен был носить амулет на груди, зашив его в нательное белье.

Так и поступали все мужчины в нашем роду. И вот тут как раз и прослеживается таинственная закономерность. Прапрадед Михаил Михайлович 1807 года рождения, славно воевал в период Крымской кампании 1854-1855 гг. в составе пехотного полка. Был трижды ранен. А в бою за удержание укрепления «Три отрока» 12 февраля 1855 г. особо отличился в схватке с французами, выводя из плотного кольца врагов генерала Хрущова. В том бою сабля зуава чуть не лишила его жизни, однако лезвие скользнуло по медали, и Михаил Заволокин отделался лишь серьезным ушибом грудной клетки.

Мой прадед принимал участие уже в русско-турецкой войне 1877-1878 годов, закончил ее в чине младшего унтер-офицера. И опять же так счастливо случилось, что турецкая пуля оставила след на медали, угодив прямиком в голову отчеканенной в серебре императрицы…

Дед мой, Михаил Михайлович Заволокин, в Гражданскую сначала воевал в армии батьки Махно, был пулеметчиком. Но вскоре оказался (как это не раз тогда происходило) в красноармейском полку, активно участвовал в ликвидации соединения атамана Антонова, даже был награжден орденом «Красное знамя» РСФСР. Так вот, в бою за Перекопский вал в начале ноября 1920 года дед в звании есаула возглавил конную атаку на врангелевцев и был ранен вражеской шрапнелью. Осколки поразили и медаль, оставив на ней глубокую царапину…

Мой папа 1915 года рождения стоял зимой в 1941 году под Москвой, в ополчении. Ему повезло, ранен он не был. Однако как-то ночью, пробираясь в темноте по окопу, он споткнулся, упал и грудью прямиком угодил на острый наконечник небрежно воткнутой в землю кирки. И вновь, как и его предков, заветная медаль спасла: отделался синяком и двумя сломанными ребрами.

Я родился 3 сентября 1945 года — выходит, самое сегодня юное дитя войны в строю, конечно, сверстников. В армию был призван в 1963 году, служил в стрелковой дивизии в г. Котовске (УССР). Никто, слава Богу, в меня не стрелял и с ножом не нападал. Но однажды комроты объявил о проведении учебных бросков гранат. Тогда на вооружении были гранаты РГ-42, ребята даже шутили, мол, «сгущенку в молоко кидаем». Так вот, рядом со мной по команде «К броску товсь!» плюхнулся на шинельку самый непутевый в роте солдат родом из Сванетии. Маленький такой, хлипкий был парнишка. Помню, он изготовился к броску, поднял руку с гранатой и… чихнул. Короче говоря, взрыв раздался гораздо ближе к линии заграждения, и несколько осколков на очень низком рикошете все-таки попали в расположение солдат, лежащих в полуокопах. Один из таких мелких осколочков и чиркнул по левому карману моей гимнастерки, задел гурт медали моего далекого предка, и именно это наверняка спасло меня по крайней мере от касательного ранения в грудь…

Наша семейная реликвия ревностно хранится у меня в дореволюционной коробочке из-под монпансье — вся изуродованная, в почетных «ранах», уже потерявшая форму. Но я ею очень дорожу. И, думается, свое предначертание — миссию оберега — эта боевая реликвия моего давнего предка уже давно исполнила. Почему? Да потому что у меня всего одна взрослая дочь, которая вообще-то поздновато родила девочку, и, судя по всему, больше внуков у меня не будет. И, знаете, как-то жалко… Это я насчет внука, которого в наличии нет…

М. ЗАВОЛОКИН, пенсионер.

Другие статьи этого номера