Яркий свет творчества ваятеля

Яркий свет творчества ваятеля

Судьба благоволила мастеру — редко кому и когда посчастливилось так естественно влиться в светлый поток великих событий севастопольской героической истории и стать певцом её славных и трагических свершений.

Воспевать жизнь можно по- разному — словом или художественными полотнами, можно увековечивать в камне архитектурных произведений, а он выбрал трудную стезю скульптора. Через зрительные образы Станислав Чиж показывал героику в граните и бронзе, он создавал и величественные композиции, и камерные работы, ваял бюсты многих людей, являя миру лица, которые привлекали к себе внимание своей яркой индивидуальностью и человеческой красотой.

Его творчество, его значение для культурной жизни Севастополя можно оценить лишь теперь, потеряв его навсегда: творца, летописца, ваятеля, Художника с большой буквы. В изобразительном искусстве Севастополя нет уже человека, с которым находили общий творческий язык десятки людей, человека простого и сложного, доступного и непреклонного, бесконечно талантливого и жизнерадостного, монументалиста и острослова.

Наш Станислав Александрович Чиж, с которым меня соединила творческая судьба… На протяжении полувека мы были соавторами, и мне было видно в рутинной повседневности, какая это глыба, какой это Мастер. Обсуждая очередной творческий замысел, споря и находя общий язык, рисуя и лепя эскизы, мы искали образы, созвучные нам обоим: в научном лексиконе это звучит как «синтез скульптуры и архитектуры». Мы дружили как люди, одержимые одними интересами, дружили семьями, делились бытовыми проблемами, в юбилеи посвящали друг другу стихотворные эпиграммы, и всё это вперемешку с творческими занятиями — такова была наша жизнь. Наши совместные проекты — памятники командиру 8-й бригады морской пехоты П. Горпищенко, Герою Советского Союза В. Ревякину, засл. деятелю науки профессору В. Водяницкому, командующему ЧФ Ф. Октябрьскому, засл. строителю УССР Е. Колобову, адмиралу И. Рудневу, учёным И. Курчатову и А. Александрову, обелиск Славы на мысе Хрустальном, героям-подводникам ЧФ, герою обороны Б. Борисову, первому секретарю горкома партии Е. Пашкову, изобретателю радио А. Попову, медикам в Саки — составляют только часть его творчества.

И впереди у нас была, возможно, последняя, поражающая своей значимостью очередная общая работа — реконструкция величественного памятника адмиралу М.П. Лазареву, стоявшего когда-то в учебном отряде. Станиславу предлагалось лепить скульптуру адмирала высотой 6,5 метра, это была бы для него работа века. Мы говорили о ней, как о чём-то уже свершающемся, договаривались о размере модели, выбирали цвет гранита, в День Победы звучали здравицы… И вот всё неожиданно обрушилось, разверзлась бездна…

Если оглянуться назад и ещё раз насладиться скульптурным наследием Станислава Чижа, то можно сказать, что оно ставит севастопольского ваятеля в один ряд с выдающимися художниками второй половины XX — начала XXI века.

Если сравнить его последнюю в жизни работу — монумент Екатерине Великой (совместно с заслуженным архитектором Украины Г.С. Григорьянцем) — с уже стоящими на виду известными памятниками в городе (Тотлебену, Нахимову, Корнилову, Ушакову (в штабе ЧФ), Св. Владимиру, Ленину), то можно сказать, что скульптура императрицы заслуженно вписалась в эту плеяду севастопольских памятников. Её спокойно-величавая бронзовая поступь, державный жест руки с указом об основании крепости Севастополь, весь её мягкий, но чёткий классический силуэт в сочетании с великолепным гранитом постамента в виде исторической Екатерининской мили оставляют в памяти достойный образ государыни, причастной к зарождению и утверждению Севастополя на крымской земле. Глядя на этот монумент, представляешь себе, сколь много ещё мог сделать этот великий мастер.

Он живёт и будет жить, пока стоит Севастополь, пока живо настоящее искусство — всегда вечное, живое и радующее нас и грядущие поколения, пока живы его скульптуры, пока живёт его мастерская-музей, пока сохранены его работы, модели, проекты, рисунки — весь мир его творчества и вдохновения.

Ему я посвятил эти строки:

Победный Севастополь — не Париж,

Своим сияет славы светом,

Его ваяет скульптор Чиж,

Своё бессмертье обретя при этом!

А. ШЕФФЕР, заслуженный архитектор Украины.

Другие статьи этого номера