Почем ныне человеческий фактор?

Почем ныне человеческий фактор?

29 ОКТЯБРЯ — 60 ЛЕТ С МОМЕНТА ГИБЕЛИ ЛИНКОРА «НОВОРОССИЙСК».
О трагедии, произошедшей на линкоре «Новороссийск», наша газета рассказывала неоднократно. Напомним: линейный корабль итальянского ВМФ «Джулио Чезаре» (был назван в честь Юлия Цезаря) после капитуляции Италии в 1943 году в ходе раздела ее флота между союзниками по антигитлеровской коалиции достался Советскому Союзу. Военно-морской флаг на линкоре был поднят 6 февраля 1949 года, на базу в Севастополь он прибыл спустя три недели, 26 февраля, а в марте приказом по Черноморскому флоту (от 25 марта 1949 года) линкору присвоили новое название — «Новороссийск».

Флагман Черноморской эскадры затонул после взрыва 29 октября 1955 года в Северной бухте Севастополя. В момент взрыва на линкоре находилось порядка 1500 человек. Вместе с кораблем погибло более 600 моряков. Из запертых в отсеках людей удалось спасти лишь 9 человек. Гибель корабля, спущенного в Италии на воду в октябре 1911 года и получившего девиз «Чтобы выдержать любой удар», стала одной из самых больших трагедий на флоте, произошедших в мирное время.

До сих пор продолжаются споры о том, из-за чего погиб «Новороссийск». Кто-то считает, что причиной гибели линкора стала взорвавшаяся под днищем корабля старая донная немецкая мина. Кто-то уверен, что это дело рук итальянских диверсантов. Ну а есть еще мнение о том, что во всем виноват человеческий фактор. Слово — Степану Кирилловичу Калеву.

ПОЧЕМУ ГИБНУТ КОРАБЛИ?

Газета «Слава Севастополя», публикуя статью «траулер «Дальний Восток» погубил человеческий фактор» (см. номер за 10 июня 2015 г.), вызвала неподдельный интерес к данной теме как у флотской общественности, так и у массового читателя флотского города (около 2000 прочтений только в электронном виде), коснулась больной для Севастополя темы в канун 60-летия трагедии с линкором «Новороссийск». Можно сказать, что эти разделенные почти 60-летним интервалом трагедии взаимосвязаны. По сей день у севастопольцев не просыхают слёзы по рыбному флоту, с первых шагов захватившему лидерство в отрасли и не уступавшему его целых полтора десятилетия. И лишь после целого ряда неадекватных управленческих решений его постигла участь Цусимы. Во всём этом присутствовал человеческий фактор. В итоге мы потребляем рыбу, выращенную в сточных канавах далёких от нас континентов, покупая ее по ценам качественного мяса. Но это уже отдельная тема.

Вернемся к «Новороссийску». Для написания вышеназванной статьи использовались материалы из книги инженер-капитана 3 ранга в отставке Анатолия Михайловича Муленко «Человеческий фактор». В одной из бесед он задал мне вопрос: «Не слишком ли я круто переложил всю ответственность на командующего ЧФ вице-адмирала Пархоменко за многие сотни человеческих жертв от опрокидывания линкора «Новороссийск»? На что я ему ответил: нет. С момента прибытия командующего флотом на борт агонизирующего корабля он фактически отстранил помощника командира Сербулова от исполнения своих уставных обязанностей, вынудив его в соответствии с уставом… покинуть ГКП для его встречи. Далее они так и не поднялись на ГКП, где концентрировалась связь со всего корабля.

Как было установлено позже, Сербулов до прибытия адмирала и его свиты на борт линкора успел принять и приступить к выполнению единственно правильного решения. Пархоменко же, преисполненный желанием спасти престарелую боевую единицу (44 года), отменил действия всей аварийно-спасательной группы буксиров и людей, занятых подготовкой к буксировке линкора на мель в сторону госпиталя, чем фактически дезорганизовал правильные действия экипажа. Этим он взял на себя всю ответственность за дальнейшую судьбу линкора и спасателей, занятых на нём борьбой за живучесть людей. Отвечать ему так и не пришлось, так как выходило, что ни политические, ни военные руководители в этом заинтересованы не были.

Пока адмирал метался по палубе, которая постепенно кренилась на левый борт и катастрофически носом погружалась в воду (дифферент через 2 часа достиг более 20 градусов), гребные винты обнажились, а нос стал зарываться в ил. Всё указывало на то, что поступающая вода и свободные поверхности в затопляемых отсеках, которые команда не имела возможности устранить, неумолимо вели к краху, а посему создавали ситуацию, при которой опрокидывание становилось неизбежным (поступающая вода почти на 3000 куб.м/час превышала бортовые водоотливные мощности). Дальнейшее пребывание людей под главной палубой становилось бессмысленным и опасным.

Уверен, что и врио командира БЧ-5 Матусевич понимал это, только кому докладывать? На ГКП некому было принимать ответственные решения. Именно это обстоятельство давало Матусевичу полное право дать команду всем покинуть свои посты. Спасая жизни полутысяче молодых людей, он заодно спасал бы и репутацию адмирала.

Что же помешало Матусевичу? Ведь даже известные своей крутизной петровские указы допускали в редких случаях их неисполнение, но во благо! Нечто подобное пришлось пережить и мне. Я готовил себя и своих подчинённых к действиям в чрезвычайных ситуациях, подобных тем, в которых оказался Матусевич. В итоге мой третий механик Азатханов при пожаре вывел всех людей из машинного отделения, не согласовывая свое решение ни с капитаном, ни со старшим механиком. Благодаря этому было выиграно время. По мнению независимой экспертной комиссии (одесская бригада), супертраулер «Перигей», который неминуемо должен был сгореть, через 23 часа продолжил промысел. Все материалы их тщательного расследования храню.

Думается, что судья, который бы обвинил Матусевича, ещё не родился! Дальнейший ход событий, унёсший остальные 80% жизней, и есть человеческий фактор.

С. КАЛЕВ, инженер-механик, ветеран рыбной отрасли, член Морского собрания.

* * *

ИЗ НАШЕГО ДОСЬЕ:

С.К. Калев — судовой инженер-механик, ветеран рыбной отрасли, член правления Крымрыбакколхозсоюза, председатель исполкома Камышовобухтинского поссовета. Трудовую деятельность начал с 1958 году в Камышовой бухте — был первым прибывшим по направлению после учёбы молодым специалистом. Приняв в 1966-м рыбколхоз «Путь Ильича» с арестованными банковскими счетами, год сумел закончить со средствами, позволившими заключить договор с судостроительным заводом на строительство сейнера. Имеет много знаковых технических решений, признанных на международном уровне. Как инженер востребован по сей день.

Другие статьи этого номера