Готская пряжка из «груза N 15»

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

…У моего деда была шкатулка, ключ от которой он всегда носил на груди на черном промасленном шнурке. О ней, вернее, о ее содержимом, я расскажу чуть ниже. А пока — кое-что интересное о моем предке. Дедушка жил во флигеле нашего дома на ул. Охотской, который сильно пострадал в период второй обороны Севастополя. Но мы, дети его дочери (нашей мамы, Галины Мартыновны), когда стали взрослыми, дружно сплотили свои усилия, затеяли большой ремонт, и сейчас домик наш родовой — одно загляденье…

Мой дед Мартын Генрихович Стельмах — уроженец Краснодарского края. Когда враг во время последней войны оказался уже совсем близко от его родных мест, он ушел в партизанский отряд под командованием Д. Соколова. В ноябре 1942 года отряд попал в окружение. Дед рассказывал, что он и его товарищи голодали, у них закончились патроны. В начале декабря 1942 года Соколов принимает решение распустить отряд, ибо вражеское кольцо уже смыкалось…

Дед, по его рассказам, пешком ушел за линию фронта и закончил войну под Веной, там ему снарядом сильно покалечило правую ногу.

К чему я все это рассказываю? К тому, что однажды, когда я был еще пацаном лет восьми, мне довелось как-то целый зимний вечер просидеть у деда в его флигеле. Тогда-то я мельком и увидел содержимое его заветной шкатулки из черного дерева. Произошло это как раз после похорон моей бабушки, на следующий день. Дедушка открыл шкатулку диковинным ключиком и положил на ее дно обручальное кольцо своей жены. Я же в это время рисовал рядом что-то за столом и заглянул в шкатулку. Там лежала какая-то блестящая желтая штуковина, похожая на пряжку от ремня с головкой оскалившейся собаки. Мне эта деталь особенно запомнилась…

Перед самой своей смертью (это было в 1998 году) дедушке срочно понадобились деньги на лечение — у него врачи обнаружили некроз левобедренного сустава. И дед где-то деньги нашел, но для этого съездил на неделю в Киев.

Помню, он сказал по приезде моей маме: «Ну что ж, Гальча, реликвию свою я продал, глядишь — выкарабкаюсь». Однако операция оказалась безуспешной, и деда вскоре не стало.

Что это была за реликвия? Конечно, шкатулку отца наша мама открыла, но там оказались лишь два серебряных полтинника 1924 года и партизанская медаль.

…Меня время от времени, конечно, одолевало любопытство: «Что же это за пряжечка так ревностно хранилась у моего деда?» Став взрослым, я осознал, что это, без сомнения, была очень старая вещь, причем золотая.

В последние годы, в начале 2010-х, я решил заняться составлением генеалогического древа севастопольской семьи Стельмахов. И в ходе поисков наткнулся на многочисленные публикации о так называемом керченском золотом чемодане. Все эти статьи неизменно выводили читателя на партизанский отряд, сформированный в годы Великой Отечественной войны на базе жителей краснодарской станицы Спокойной, откуда родом и был мой дедушка.

Если вкратце, то история «керченского клада» нисходит к 1926 году, когда крестьянин крымского села Марфовка неподалеку от керченских катакомб нашел клад — захоронение готского царя (III-V в. н.э.). Там было 719 золотых и серебряных предметов — золотые чаши с изображением бытовых эпизодов скифов, бусы, пояса, пряжки, монеты, серьги, кольца и т.д. Весил клад около 80 килограммов.

Когда война подошла к Крыму, чемодан с золотыми изделиями антики, хранившийся в местном музее, запечатали сургучной печатью керченского горкома партии и морем вывезли в Тамань под секретным кодом «груз N 15». Далее он был препровожден в Краснодарский краеведческий музей.

…Прошло пять месяцев, немцы уже оказались на подступах к Краснодару, и тогда чемодан с сокровищами отправили спецтранспортом в Армавир. Я опускаю все перипетии дальнейшего странствования «золотого чемодана». В Армавире под роспись ценную готскую коллекцию принял заведующий отделением Госбанка СССР Яков Лобода. Он-то и доверил после очередной бомбежки города «золотой чемодан» двум партизанам из отряда Д. Соколова.

…Сопоставляя все эти сведения, я вдруг понял, что именно в этом партизанском отряде и завершился полный приключений «вояж» находки крестьянина крымского села Марфовка. В одной из публикаций журнала «Ступени» (автор — Л. Шарова) выдвигалась версия, что клад или зарыли, или раздали партизанам, чтобы они спасли драгоценности.

Вот тут-то я и вспомнил о шкатулке деда Мартына. Не иначе — именно готская золотая пряжка, кстати, с изображением оскаленной пасти какого-то зверя (наверное, волка), хранилась долгие годы моим дедушкой. Именно ее в бедовое время и продал он кому-то из киевских коллекционеров, не иначе…

Б. МАНШИН, учитель географии.

Другие статьи этого номера