Бронзовое наследие скульптора Шредера

Бронзовое наследие скульптора Шредера

Среди более чем двух тысяч памятников, установленных на многострадальной севастопольской земле, творениям Ивана Николаевича Шредера, которому сегодня исполняется 180 лет со дня рождения, была уготована особая, незавидная судьба. Дело в том, что они (в главном, знаковом своем составе) были у нас снесены или же сильно пострадали в коловороте войн и революций, хотя некоторые все-таки потом «восставали из пепла» по калькам первозданного творения мастера.

О самом скульпторе, о его севастопольских шедеврах мы расскажем чуть позже. А пока что — почти детективная история с одним из памятников, которые Шредер воздвиг в далеком городе Петрозаводске в честь императора Александра II-освободителя Балканских стран от турецкого ига, а также миллионов крестьян России — от крепостной зависимости.

…В 1881 году Олонецкое губернское земское собрание приняло постановление о сооружении в Петрозаводске памятника императору Александру II. Осуществить этот замысел земцы поручали уже известному в Карелии скульптору Ивану Шредеру, талантом которого десять лет до того на Петрозаводской площади Петрозаводска был отлит и торжественно открыт в честь основателя города памятник Петру I. Праздник по поводу пуска монумента состоялся в 1884 г.

Любопытная деталь: в фундамент монумента с бронзовым полноростным портретом царя-освободителя была заделана капсула с коллекцией всех золотых, серебряных и медных монет чекана 1884 г., изготовленных специальным полировочным штемпелем на Монетном дворе Петербурга. Это была сотня прекрасных нумизматических изделий, причем некоторые из них в наши дни — буквально «эр в третьей степени», то есть крайне редкие экземпляры. Из раритетов есть смысл выделить 3 золотых рубля (их всего было отчеканено 38 тысяч штук), серебряный полтинник — «свет увидели» 1004 экземпляра) и, наконец, 25 копеек из серебра (тираж всего 2 тыс. штук)…

В начале 70-х годов XX века краевед Петрозаводска И.М. Мулло в журнале «Вокруг света» опубликовал одно интереснейшие сообщение. Речь шла о нюансах истории создания и сноса памятника Александру II творения Ивана Николаевича Шредера. Оказывается, бронзовая статуя царя-освободителя благополучно простояла более 30 лет. Однако в июле 1926 года с разрешения тогдашнего правительства Карельской АССР памятник должен был в течение трех месяцев снесен как «примета царизма, не представляющая особой художественной ценности». В постскриптуме постановления была сделана особая запись о том, что ценности, заложенные в фундамент памятника, должны будут пойти на нужду трудового народа.

Каково же было изумление памятниконизвергателей, когда под снесенным монументом абсолютно ничего не было обнаружено, кроме одной пикантной детали, а именно: под фундаментом простирался на метр в глубину узкий подземный ход, ведущий в сторону неподалеку расположенной Олонецкой мужской гимназии…

…В журнале «Посев» в начале 60-х годов прошлого столетия некто А. Карайченцев, бывший эсер, опубликовал воспоминания, из которых следовало, что именно он и еще двое его подельников, выпускников Олонецкой мужской гимназии, задумали и осуществили «выемку» всего драгоценного чекана 1884 года рождения из-под фундамента статуи царя-освободителя в 1926 году. В течение всего лета по ночам они втайне рыли подземный ход из заброшенного мужского туалета на территории гимназии. План удался. С награбленным достоянием трудового народа Карельской АССР они в 1927 году благополучно перешли границу Финляндии у городка Иматра и обосновались в Тампере, где традиционно привечают русских. Как известно, именно здесь в эмиграции успешно «чаевничал» В.И. Ленин…

Такова вот интересная каёмка судьбы одного из творений участника обороны Севастополя, корнета лейб-гвардейского уланского полка, командированного в Южную армию, талантливого ваятеля Ивана Николаевича Шредера. Дворянский род Шредеров берет истоки в Восточной Пруссии. Отец Ивана занимал в разное время ответственные государственные посты в России, в том числе губернаторствовал в Тамбове и Рязани…

Обучаясь в пажеском корпусе, Иван Шредер близко сошелся с давнишним другом отца — бароном П.К. Клодтом, профессором Российской академии художеств. И это он первым обнаружил талант скульптора в своём крестнике и всячески способствовал его поступлению вольноприходящим в Императорскую академию художеств.

Уже в годы своего обучения в академии — сразу после выхода в отставку в 1857 г. — Иван Шредер увлекся идей именитого мастера ваяния М.О. Микешина поучаствовать в конкурсе на проект памятника «Тысячелетие России». Он блестяще справился с задачей подготовки эскиза и модели монументальной композиции в 1/5 натуральной величины.

За эту работу самый тогда молодой скульптор России был награжден государем орденом Св. Анны III степени.

Где только не сооружались грандиозные памятники знаменитым историческим деятелям Российской империи с клеймом «выполнено скульптором И. Шредером»! Его монументальные скульптуры и портреты украсили площади, улицы и музеи Кронштадта, Киева, Петербурга, Севастополя, Николаева, Петрозаводска, Великого Новгорода, Генуи и Стокгольма. А вот и диапазон, как говорится, знаменитых «действующих лиц и исполнителей» — Петр I, Александр II, А.В. Суворов, М.И. Кутузов, А.С. Пушкин, И.Ф. Крузенштерн, Ф.Ф. Беллинсгаузен, Н.М. Пржевальский, Д.И. Менделеев…

Особое место (и область особого пристрастия, заметим) в творчестве И.Н. Шредера занимает флотская тематика. Что только стоят двенадцать бюстов самых отважных, самых прославленных героев обороны Севастополя, выполненных мастером для Московского исторического музея! А три его знаковые работы — памятники П.С. Нахимову, В.А. Корнилову и Э.И. Тотлебену, руководителям героической обороны Севастополя — навсегда вошли в золотой фонд культурного наследия города-героя, запечатлены в монографиях, книгах, на почтовых открытках и в путеводителях как визитные карточки Севастополя.

Два памятника из трех попали под разрушительные порывы «ветра перемен», который пронесся над страной после революции 1917 года. Речь идет о скульптурных группах, в центре которых были адмиралы П.С. Нахимов и В.А. Корнилов. Ровно 120 лет назад на Малаховом кургане было воздвигнуто первое детище И.Н. Шредера на севастопольской земле — памятник героическому адмиралу В.А. Корнилову. Он благополучно возвышался над Малаховым курганом до 1944 года, однако был взорван немецкими вандалами до основания, а бронзовую часть композиции захватчики вывезли в Германию. Однако в честь 200-летия образования Севастополя — 7 сентября 1983 года — строго по калькам генерал-лейтенанта от кавалерии, барона, художника А.А. Бильдерлинга, соавтора И.Н. Шредера, монумент был восстановлен художникам М.К. Вронским и архитектором В.Г. Гнездиловым. Крест из бомб и ядер, как бы осеняющий бронзовую композицию Корниловского пантеона, время пощадило…

Второй по времени памятник, сооруженный И.Н. Шредером в Севастополе на площади имени Нахимова в 1898 году, был посвящен памяти героя Синопа, всеобщего любимца адмирала Павла Степановича Нахимова. Декрет советской власти «о снятии памятников царям и их слугам» в 1928 году, образно говоря, снес с пьедестала… нет, не царского, а народного слугу П.С. Нахимова с тем, чтобы через тридцать с хвостиком лет на этом же месте появилось монументальное творение скульптора Н.В. Томского. И вновь П.С. Нахимов предстал во всей красе и во всем своем величии пред городом и миром…

18 августа 1909 г. в Севастополе при большом стечении народа, правда, почти с четырехлетним «антрактом», предстало пред людьми на Историческом бульваре ещё одно монументальное творение, увы, год, как ушедшего из жизни И.Н. Шредера. Главный создатель всех фортификационных укреплений города-героя граф и генерал Эдуард Иванович Тотлебен как бы устремлял свой взгляд в сторону оборонительной линии вдоль Малахова кургана…

В ходе второй обороны Севастополя этот памятник и в прямом, и в переносном смысле слова был обезглавлен и иссечен минными осколками и пулеметными очередями. Но в 1945 году по проекту скульптора Л.М. Писаревского монументальная скульптурная композиция была возрождена и уже значилась в туристических указателях как целостный объект культурного наследия возрождающегося Севастополя.

…»Память — единственный рай, из которого нас не могут изгнать», — как-то, ностальгируя на склоне лет, обронил немецкий писатель-сентименталист Жан Поль. Этот афоризм более чем приемлем для творения Ивана Николаевича Шредера, который живет и в нашей памяти, и в нашем суматошном XXI веке — в бронзе, граните, даже в указателях: «На этом месте…»

На снимке: И.Н. Шредер.

Другие статьи этого номера