С лёгкой руки Суворова

С лёгкой руки Суворова

24 ноября исполняется 285 лет со дня рождения выдающегося полководца, национального героя России Александра Суворова. В русской военной истории его имя занимает особое место. Почти за пятьдесят лет своей боевой деятельности генералиссимус не знал поражений. Лучшие европейские армии были разгромлены русскими войсками под командованием великого полководца. Военное искусство Суворова по своему масштабу выходит далеко за пределы России. Он стоял у истоков истории Севастополя. Об этом напоминает потомкам памятник генералиссимусу, который был открыт 3 августа 1983 года, к 200-летию города. Бюст полководца установлен на четырехгранном постаменте на бывшей площади Пушкина. Его взгляд устремлён в сторону Южной бухты. На военном мундире — звезда генералиссимуса и другие награды, которыми отмечена его успешная государственная деятельность. Полководец был кавалером всех российских, а также многих иностранных военных орденов. Кроме того, с 1950 года имя Суворова носит старейшая улица Севастополя на городском холме в Ленинском районе. А следы его пребывания на севастопольской земле бережно хранит Военно-исторический музей Черноморского флота РФ.У МУЗЕЙНЫХ РЕЛИКВИЙ

…Вместе с экскурсоводом музея Н.А. Князевой мы осматриваем экспозицию, посвященную замечательному полководцу, графу, князю Италийскому. «Портрет Суворова не случайно находится напротив изображения Ф.Ф. Ушакова: Россия тогда не знала поражений на море и на суше. Один из них осуществлял политику России на земле, другой — на море. Когда северное Причерноморье грабили орды крымских ханов, конец этому был положен в ходе очередной русско-турецкой войны, в которой прогремел гром Чесменской победы. Портрет Суворова с его наградами написан художником Симоновым в середине прошлого века», — неторопливо рассказывает Нина Алексеевна.

Рядом можно увидеть несколько редких, уникальных экспонатов. «Из эпохи Суворова у нас хранится план укреплений Севастополя, составленный генералиссимусом и лично им подписанный. Вверху мы видим открытое море, вниз тянется восьмикилометровая бухта, Северная сторона, где сегодня находятся каменные батареи на том месте, где Суворов приказал тайно построить земляные», — продолжает экскурсовод.

Среди раритетов — книга Суворова «Наука побеждать», изданная в Санкт-Петербурге в 1806 году в виде неброской брошюры. «Возле этой книги рождается гражданское самосознание. Все, что делал Суворов, было умно, оригинально, основательно. Он быстро принимал самые оптимальные решения. Его действия всегда были своевременными, молниеносными, — комментирует Нина Алексеевна. — В книге генералиссимус передал свой боевой опыт, основные положения военной стратегии и тактики». Стоит подробнее остановиться на этом издании. Тактика Суворова вытекала из его стратегических взглядов на общие принципы ведения войны. Он был сторонником активной наступательной стратегии. В основу своей тактической школы полководец положил правильное соотношение двух основных факторов боя — человека и оружия. Опираясь на национальные чувства русского солдата, воспитывая в нем сознание воинского долга, Суворов стремился выработать в подчиненных такие качества, как инициатива, находчивость, сообразительность. Основы суворовской военной тактики заключены в трёх принципах: глазомер, быстрота, натиск. «Науку побеждать» продолжили на поле боя ученики и сподвижники генералиссимуса: Кутузов, Багратион, Платов, Раевский…

В книге речь Суворова лаконична и точна в высказываниях. Приведу некоторые из них: «Дисциплина — мать победы», «Воевать не числом, а умением». А вот примеры из его наставлений солдатам: «Береги пулю на три дня, а иногда и на целую кампанию, когда негде взять. Стреляй редко, да метко, штыком коли крепко», «Обывателя не обижай: он нас поит и кормит. Солдат — не разбойник». «Солдату надлежит быть здорову, храбру, твёрду, решиму, справедливу, благочестиву».

Полководец умел беречь солдат. В его войсках процент заболеваемости и смертности был во много раз ниже среднего по армии. А о быстроте суворовских маршей (переходов) слагали легенды. Он внезапно появлялся «как снег на голову» противника.

История сохранила для нас и афоризмы Суворова. Наиболее известный из них — «Готовься в войне к миру, а в мире — к войне». Все они отличаются меткостью и остроумием. «Без добродетели нет ни славы, ни чести», «Ближайшая к действию цель лучше дальней», «Кто хорош для первой роли, негоден для второй», «Скорость нужна, а поспешность вредна», «С юных лет приучайся прощать недостатки ближнего и никогда не прощай своих собственных».

При этом Суворов в совершенстве владел эпистолярным жанром. Сохранилась его переписка с современниками, с дочерью Наташей, которую он нежно называл Суворочкой. Многие письма Александра Васильевича соответствуют стилю авторов, он отвечает им так же витиевато, используя пышные и учтивые комплименты. И только в одном из писем к генерал-аншефу, сенатору А.И. Бибикову от 25 ноября 1772 года прорывается откровенное признание Александра Васильевича о своей судьбе: «Жизнь моя — суровая школа, но нравы невинные и природное великодушие облегчали мои труды: чувства мои были свободны, а сам я тверд… Трудолюбивая душа должна всегда заниматься своим ремеслом: частое упражнение так же ожитворяет её, как ежедневное движение укрепляет тело».

СЛОЖНАЯ МИССИЯ В КРЫМУ

К суровой школе, о которой упоминает в письме полководец, относится и его сложная миссия в Крыму. О ней подробно пишет биограф полководца А. Петрушевский в главе VII своей книги «Генералиссимус князь Суворов». Она издана в трёх томах в 1884 году. По мнению историков, это лучшая биография Александра Васильевича.

В конце ноября 1776 года Суворов получил приказ от князя Потемкина прибыть в Крым. Это было его первое назначение на полуостров. Полководец был уже известным военачальником, который отличился в боевых действиях в Пруссии, Польше, на Дунае. Его победа над турецкими войсками у Козлуджи вынудила Турцию заключить мирный договор в 1774 году. О нем напоминает медаль «В память Кючук-Кайнарджийского мира», которая хранится в Музее ЧФ. По выгодному для России договору к ней отошли Азов, Керчь, Кинбурн, Ени-Кале и значительная часть северного побережья Чёрного моря. Русские торговые суда получили право свободного плавания по Черному морю и проходу через Босфор и Дарданеллы. Турецкое правительство было вынуждено признать независимость Крыма. Но, несмотря на мирный договор, борьба за полуостров обострилась ещё сильнее. Началась сложная дипломатическая игра за влияние на Крымское ханство между Россией и Турцией. Александр Васильевич блестяще справился с трудной дипломатической задачей, о чем свидетельствует памятная медаль «Присоединение Крыма и Тамани к России», выпущенная при Екатерине II. Она тоже находится в Музее ЧФ.

Генерал-поручик Суворов должен был в междоусобной борьбе двух ханов поддерживать сторонника России Шагин-Гирея с помощью своего 25-тысячного корпуса, но без вступления в военные действия. И выдворить из Крыма турецкие войска, которые помогали ставленнику Турции Девлет-Гирею. О выполнении своей задачи Суворов кратко пишет в автобиографии: «…в 1776 году я был определён в московскую дивизию, в Крым, где около Карасу-Базара (Белогорска) собравшиеся противные Шагин-Гирею партии я рассеял одними движениями и по прибытии его из Тамани объявил его в сем достоинстве». Стремительные и энергичные действия Суворова так дезорганизовали сторонников Девлет-Гирея, что они не смогли оказать сопротивление.

Весной 1778 года генерал-поручик Суворов был назначен командующим войсками Крыма и Кубани. Он приехал на полуостров в напряженное время. Русский посол сообщал из Константинополя, что турки готовят большую флотилию для высадки десанта на полуостров. В Ахтиарской бухте с декабря 1777 года стояли семь крупных турецких военных кораблей и множество мелких. Перед Суворовым вновь стояла сложная задача — не допустить высадки турецкого войска и при этом избежать вооружённых столкновений, которые могли привести к нежелательной войне. Помимо этого, Александру Васильевичу как командующему войсками поручили вести переговоры с ханским правительством и турками по Крымскому полуострову. Это требовало не только военного, но и дипломатического искусства.

АХТИАРСКИЙ ПЛАЦДАРМ

Обьехав Крым и осмотрев побережье, Суворов оперативно разработал план обороны. Полководец разделил весь полуостров на восемь боеучастков. Чтобы обеспечить спокойствие на своей территории, в распоряжении начальников были постоянные гарнизоны, укрепленные посты и подвижной резерв. Ахтиарская бухта входила в тот участок, куда включили Бахчисарай, Инкерман, древний Херсонес, Георгиевский монастырь, Балаклаву, и заканчивался он у Ялты. Здесь располагался Ряжский пехотный полк.

Суворов сразу же оценил военно-стратегическое значение Ахтиарской бухты и её удобства для базирования флота. Чтобы выдворить турецкие корабли из этой бухты, генералиссимусу понадобилось немного времени. У берегов Севастополя они находились с недружественными целями — поднять татар против Шагин-Гирея и русских. 7 июня произошёл случай, который мог привести к нежелательной развязке. С турецких кораблей, стоявших в Ахтиарской бухте, высадились на берег несколько человек и убили казака. Суворов пригласил хана и вместе с ним объехал верхом часть берега ввиду турок. Он выбрал и наметил тут места для укреплений. В ночь на 15 июня шесть батальонов пехотного полка с конницей и артиллерией расположились по обе стороны бухты и стали возводить укрепления. Через три дня из своего лагеря на берегу реки Качи Суворов сообщил об этом командующему армией фельдмаршалу П.А. Румянцеву: «Сего месяца на 15-е число по три батальона дружественно расположились с обеих сторон Инкерманской (Ахтиарской) гавани с приличною артиллерию и конницею и при резервах вступили в работу».

Суворов строил свои укрепления на противоположных мысах у входа в Севастопольскую бухту, там, где позднее были возведены большие казематированные батареи, одна из которых, Константиновская, сохранилась до наших дней.

Командующий турецкой флотилией Гаджи-Магмет-ага, обеспокоенный тем, что русские возводят укрепления, послал Суворову письмо, в котором спрашивал, что это означает. Полководец указал им на убитого казака и пояснил: «К нарушению взаимного мира никаких намерений у нас нет, а напротив, все наше старание к одному устремлено, чтобы отвратить всякие на то неприязненные поползновения».

Опасаясь оказаться запертыми в бухте, турецкие корабли удалились. А работы по возведению укреплений продолжились. Их строительство происходило не без трудностей из-за каменистого грунта, недостатка ломов и других инструментов. Суворов укреплял берега Ахтиарской бухты и все Крымское побережье. Он сам выбирал места для батарей и укреплений, указывал командирам частей, где и какие батареи строить, иногда чертил их планы и профили. Вся система крымской обороны была запроектирована на 29 укреплений. По морскому побережью протянулась цепь постов и наблюдательных пунктов.

В своих действиях по обороне Крыма с моря Суворов опирался на Азовскую флотилию, часть ее кораблей базировалась в Балаклаве. Командующий флотилией получил предписание постоянно курсировать вдоль крымских берегов. Сухопутные наблюдательные пункты и корабли всегда находились на связи с помощью специальной сигнализации. Были намечены места дислокации Азовской флотилии. В дальнейшем на её основе создали Черноморскую эскадру.

В конце августа 1778 года большой турецкий флот появился у берегов Крыма. Корабли курсировали вдоль южного берега в поисках места для высадки десанта. Турки просили разрешения сойти на берег для прогулки, им отказали в вежливой форме, сославшись на карантин. Суворов принял меры по обороне побережья, и они оказались настолько эффективными, что турки не рискнули самовольно высадиться, и флот вскоре удалился восвояси. Подводя итог своей миссии в Крыму, полководец писал в автобиографии, что он вытеснил турецкую флотилию из Ахтиарской бухты, великого адмирала Гессен-пашу и Али-бея Анатолийского со всем оттоманским флотом, транспортными и воинскими судами, которых по счету было больше 170, от крымских берегов обратил назад, к Константинополю.

Позднее, когда Александр Васильевич командовал войсками на юге России, он уделял большое внимание возведению Севастополя, заботился о том, чтобы он стал сильной крепостью. Во время визита в город летом 1793 года Суворов встречался с командующим Черноморским флотом адмиралом Ушаковым. Они вместе обсуждали планы и проекты крепостных сооружений. Великий полководец проявлял большую заботу об укреплении южных границ России. Это был лишь один из эпизодов его насыщенной жизни. А граф Панин докладывал Екатерине II: «Неутомимость и труды Суворова выше сил человеческих». Своими славными делами, военными победами и доблестью генералиссимус вписал героические страницы в историю России.

Другие статьи этого номера