Николай КРАСНОЛИЦКИЙ: «2016 год для Художественного музея будет очень непростым»

Николай КРАСНОЛИЦКИЙ: "2016 год для Художественного музея будет очень непростым"

Почти два месяца назад Севастопольский художественный музей имени М.П. Крошицкого возглавил новый директор — Николай Краснолицкий. Его назначение на эту должность стало легкой неожиданностью для севастопольцев: более десяти лет Николай Иванович руководил Морской библиотекой, и за это время она стала очень успешным учреждением. Что ожидает известный не только в нашем городе, но и в России Художественный музей, фонды которого могут посоревноваться со столичными? Последние двадцать лет финансирование музея осуществлялось далеко не в полном объеме — здание нуждается в срочной реконструкции, не хватает и залов, чтобы показывать все знаменитые (и не очень) картины. О новой для себя роли директора Художественного музея и о планах практически легендарного учреждения культуры читайте в интервью с Николаем Краснолицким.- Два месяца назад по решению правительства Севастополя я вступил в должность директора музея имени Крошицкого, — начал свой рассказ Николай Иванович. — Конечно, это решение было принято мной не сразу, и оно давалось мне трудно еще и по той причине, что последние десять лет моей жизни я отдал Морской библиотеке имени Лазарева. А это ведь усилия, нервы. И оставлять все было жалко, откровенно скажу, и коллектив родным стал. Конечно, мои сотрудники тяжело переживали этот уход. Но я так считаю: есть периоды в жизни, когда нужно переходить к новому делу. Я посчитал, что Морская библиотека находится на подъеме и пора браться за новую задачу.

— То есть с Морской библиотекой все будет в порядке?

— Я не бросаю коллектив, общаюсь со всеми, да и мою бывшую должность занял довольно опытный человек, капитан 1 ранга Леонид Щербаков, который прошел серьезную жизненную школу. Он служил долгое время на Черноморском флоте, возглавлял многие организации, в том числе гидрографическую службу ЧФ, прекрасно знает, как работать и с гражданским коллективом, владеет методикой работы учреждения культуры, потому что имеет академическое образование. То есть, в принципе, я передал свою должность в надежные руки.

— За два месяца вы, наверное, уже успели понять, насколько отличаются должности директора музея и директора библиотеки?

— Что касается музея, конечно, он знаменит не только в Крыму, но и в России. Это бренд, это место, имеющее славную, местами драматическую историю. Прежде всего он связан с именем самого Михаила Павловича Крошицкого, который в годы Великой Отечественной войны спас этот музей фактически личным мужеством. То, что его именем названо учреждение, совершенно справедливо, и по этому вопросу не может быть двух мнений.

Возглавить такой коллектив было большой ответственностью. Но все равно накопленный опыт помогает, отработана определенная методика руководства коллективом. Разница в специфике: одно — дело библиотечное, другое — музейное. Есть много нюансов, с которыми мне помогают разбираться коллектив, его опытные работники: бывший руководитель Наталья Бендюкова, занимавшая свой пост 30 лет, замдиректора по науке Людмила Смирнова, Светлана Шевченко; оказывают огромную помощь и другие. Сотрудники приняли меня достаточно добродушно, с надеждой, что будут изменения. Я постараюсь не обмануть коллег, оправдать их доверие.

— Николай Иванович, какие основные задачи стоят в ближайшие годы перед музеем и перед вами лично как перед его директором?

— Задачи огромные: все накопившиеся за 20 лет проблемы находятся в поле зрения и правительства Севастополя, и Минкультуры РФ. На реконструкцию музея выделяются и планируются огромные средства: на расширение фондов, помещений для фондов, на приведение в более современный вид выставочных залов, на решение многих бытовых проблем. И, конечно, на расширение выставочных залов.

Давно эта идея существует: представить нашей «соседке», музыкальной школе N 1, новое комфортное помещение в центре города. Это заслуженная, можно сказать, элитная музыкальная школа. Там сложился свой коллектив, есть знаменитые на весь мир ученики. Конечно она должна размещаться в центре Севастополя. Этот вопрос рассматривается на самом высоком уровне — и в правительстве региона, и в заксобрании. Я пока не могу раскрывать все карты, но вопрос стоял до отключений света очень остро. Пути решения есть, но пока я о них рассказывать не буду. Со своей стороны мы будем прилагать максимум усилий для положительного решения вопроса. Если площадь не расширить, музей не сможет развиваться: не получится приобретать новые экспонаты, картины — у нас просто не будет места.

— Фондами Художественного музея можно было бы гордиться любому городу…

— Фонд отличный, но мы не можем в полной мере знакомить севастопольцев с содержимым наших запасников. Имеющиеся шесть залов — это уровень 70-80-х годов. Именно с тех пор музей требует расширения площадей. Из этого вытекает все остальное. Конечно, главное — посетители. Люди должны приходить в музей на интересные мероприятия, встречи с художниками, мастер-классы. К счастью, наш коллектив обладает квалифицированными сотрудниками, я бы даже их назвал «многостаночниками». Они могут вести и экскурсионную работу, и фондовую, и научную. Один может замещать другого, что очень важно при не слишком большом штате.

— Штат сотрудников нужно увеличивать?

— Если бы была возможность и в стране была бы более благоприятная финансовая ситуация, я бы ставил вопрос о расширении штата. Имеющийся штат, опять же, конца 70-х годов. А сейчас идет компьютеризация, нужны новые люди. Наши сотрудники стараются и там и тут. Яркий пример — проведенная недавно в музее «Декада памяти». Каждый вечер в течение десяти дней залы были переполнены. Мы провели встречи с музыкантами, художниками — наши сотрудники могут все это организовать на самом высоком уровне.

— Реконструкция — это, как я понимаю, дело не одного года. Что предстоит сделать в первую очередь?

— Со следующего года наш музей становится практически единственным муниципальным музейным учреждением в городе. Все остальные музеи —

Херсонес, Национальный музей героической обороны и освобождения Севастополя, Музей подводников, Музей Черноморского флота — все будут находиться в имущественном отношении в ведении других ведомств — федеральных. Мы остаемся одни. С одной стороны, это хорошо: нам будет оказываться больше внимания со стороны регионального правительства, управления культуры и охраны памятников Севастополя. С другой — это повышает нашу ответственность. Нелегко. Не буду бравировать и говорить, что нам все это представляется в мажорных красках.

Год 2016-й будет для музея очень и очень непростым, это видно уже сегодня. Много проблем требуют оперативного решения. С января нам предстоит заняться проектно-сметной документацией — это большой объем работы, он не делается за месяц. В наших планах — участие в ФЦП (федеральной целевой программе) по капитальному строительству зданий. Уже выделены миллионы на реализацию программы. В настоящее время мы взаимодействуем с управлением капитального строительства Севастополя.

— В ходе реконструкции Художественный музей не будет закрыт? И вообще какие работы предположительно намечено выполнить?

— Абсолютно точно мы не будем трогать фасад — это памятник. Но самая главная проблема в том, что пока не создан реестр памятников Севастополя. По старому закону мы — памятник, а по новому — мы еще не вошли в реестр. Это серьезный вопрос вообще для города, его нужно решать. Для реализации ФЦП мы должны войти в реестр, иметь паспорт памятника.

Когда начнется реконструкция, музей не закроется. Будем договариваться со строителями, чтобы работа шла поэтапно: сначала подвал, потом один зал, другой и так по очереди. Работы сложные: не просто побелить-покрасить, а иметь дело с сетями, новым оборудованием по вентиляции, по охране, пожаробезопасности. Со стенами. Тем не менее мы должны оставаться работоспособными, сохранить фонды и выдерживать условия их содержания. Надо заниматься нашими балконами и подвалами, а потом переходить на все внутренности. Но это опять-таки — после оформления документов.

— Но уже есть представление, как Художественный музей будет выглядеть в будущем? И когда все это произойдет?

— Музей однозначно станет удобней, комфортней. Конечно мы хотим, чтобы все здание принадлежало музею и мы несли за него полную ответственность. Это голубая мечта не одного поколения сотрудников. Получится не получится, но будем стараться. Мы планируем на первом этапе заняться оформлением всей документации, реестром, паспортом и закончить все это к своему юбилею, который будет через два года. Я думаю, это реальная задача.

— Фонд будет увеличиваться?

— Накопление фондов идет постоянно, но опять-таки вопрос в площади. У нас много спонсоров, которые нам помогают, активно участвуют в жизни музея. Это Вадим Прокопенков, который занимается выставкой, Борис Зеленский. У меня есть уверенность в том, что коллектив настроен на эту работу, я один с этим, конечно, не справлюсь. Никто не говорит: «Вот накоплено у нас 6 тысяч картин, люди идут, не будем дергаться». Нет, коллеги точно так же нацелены на перемены в недалеком будущем.

Пожалуй, даже по всей России не найти музея, стоимость билетов в который была бы так низка: 15 рублей — ученический, 40 — взрослый. А ведь, без преувеличения, Художественным музеем имени М.П. Крошицкого город может гордиться. По словам Николая Ивановича, если даже цена и будет увеличиваться, то совсем на чуть-чуть, не более чем на 20 рублей. А сейчас в музее идет подготовка к Новому году: веерные отключения электричества на работоспособность музея никак не повлияли.

На снимке: Николай Краснолицкий.

Фото Д. Метелкина.

Другие статьи этого номера