Мозговая колика

На скамейке у подъезда.

— А Боренька в море утонул, — сообщила Аглая Саввишна.

— Отчего же? — спросил Игнатьев.

— А он задумался в воде. Глубоко. Вдруг какая-то мысль о жизни охватила целиком. Забыл, где находится, и незаметно для себя погрузился.

— Может, сердечная колика?

— Нет, у него мозговая колика была. Думал за других.

— Ой, не говори! — вмешалась Нюра Насмарко. — Никифоров дачу продал, в Израиль съездил и остальное в пирамиду вложил.

— Наверное, не в пирамиду, а в Стену плача, — поправил Ниткинд.

— Ой, у нас в каждом районе своя стена плача, это — жилищное управление! Дома вложил в пирамиду финансовую! И деньги пропали! Сел он и глубоко задумался над этим уродливым проявлением жизни! И потом, представьте, сразу заболел всеми органами, которые у него были! От напряжения, наверное. Даже ногти на руках у него начали расти со скоростью сантиметр в час! Ужас!

— Да, это опасно — сильно думать, — подтвердил Кузяшный. — Бригадир наш Анатолий по телику насмотрелся, сколько наворовали чиновники и строители, а потом поступило сообщение о дефиците бюджета. Связал он эти два момента и задумался. Глубоко. А потом захохотал. Свихнулся, значит. Увезли Толяна. А если бы в воде был, то утонул бы! Непременно!

— Да, — согласился Игнатьев, — тут задумаешься над сказанным вами. Я задумался.

— Что ты! — встрепенулась Аглая Саввишна. — Что ты! Не пугай нас! Прям весь ушёл в себя! На тебе ж лица нет! Вот Ухрюков из зоны вернулся, много лет получил за разбой, но попал под амнистию, даже с братками по камере толком не пообщался, а ведь это для него курсы усовершенствования! Он даже слегка обиделся на амнистёров, которые быстро вытолкали его на большую дорогу. И он взялся за старое. Так вот Платонов, сосед дверь-в-дверь, не стал задумываться, а купил пистолет марки «беретта», тычет им при встрече в живот бандюгану и уходит в прекрасном расположении духа! Иди развлекись, сходи на футбол!

А и правда! Сидит он на матче областной команды, а в ней половина игроков с нездешним цветом кожи, и если их зарплату сложить, то можно снести в городе ветхое жильё и построить доброе.

И он задумался! Один из тысяч граждан рядом с кричалкой: «Мгбуй — я! Да-вай! Мгбуй-я! Мгбуй-я!» Ой, успеет ли к нему «скорая»-то?!

Э. УГУЛАВА Э. УГУЛАВА (октябрь 2015 года).(октябрь 2015 года).(октябрь 2015 года).

Другие статьи этого номера