Полвека в поиске

Полвека в поиске

20 декабря 2015 года Владимиру Сергиенко исполнилось 80 лет.

I.

Шестилетнему деревенскому мальчишке слова взрослых о гремящей где-то войне казались просто сказками. Но впервые реально ему пришлось прикоснуться к горю близких людей, когда в деревню Камары (позже — село Оборонное), под Балаклавой, пришла полуторка с убитыми солдатами. На всю жизнь запомнились залитые кровью тела у братской могилы, торчащие из ватников фонтанчики ваты — следы пуль и осколков, прошивших солдат. Это был 1941 год. В соседский домишко попала авиационная бомба. Первые жертвы войны среди мирного населения маленькой деревушки были захоронены здесь же, на околице. Гибли под обстрелами и бомбежками соседи. Приходили похоронки на их родственников.

В годы войны горячий металл, нашпиговавший севастопольскую землю, миновал Вову Сергиенко. Но уже в мирный день в руках ребенка разорвался артиллерийский снаряд. Даже теоретически шансов выжить не было. Но детское сердечко билось. И истекающего кровью ребенка пытались на ветхой телеге по разбитой дороге довезти до госпиталя. Хирург извлекал осколок за осколком, резал, шил и снова резал. Мальчик лишился правой руки, на месте левой — то, что врачам удалось сохранить. Слух восстановился лишь частично. Но он выжил — всем смертям назло.

Уже потом были школа и жажда знаний. Письмо левой рукой сперва удавалось с трудом. Изуродованные пальцы держали перо и заставляли его творить чудеса. С годами почерк стал каллиграфическим, любой писарь позавидовал бы. Рисовать начал карандашом, потом перешел к акварели. Приемная комиссия Московского заочного университета имени Н.К. Крупской не могла поверить, что представленные работы выполнены стоящим перед ними худощавым юношей. Студенческие годы на заочном отделении рисунка и живописи пролетели быстро. Наступили будни в родном городе.

К тому моменту Владимир уже имел контакт с районным военкоматом. По крупицам стал собирать Владимир Сергиенко историю военных действий при обороне и освобождении Севастополя. Наверное, он одним из первых в Севастополе начал систематизировать находки на полях недавней войны. То тут, то там в лесах и на склонах гор, среди полей и виноградников дожди вымывали останки советских воинов. С оружием и боеприпасами, в форме и при документах. Увы, власти тогда такими находками мало интересовались. Государственной программы захоронения защитников Севастополя не было в те годы (нет ее и сейчас). Тщательно собирал Владимир Емельянович сколь-нибудь доступную информацию. Все, что видел, записывал четким почерком в тетради. Первая по-настоящему крупная удача пришла к начинающему поисковику, когда удалось прочитать записку в смертном медальоне одного из воинов. Фамилия Нечесов сейчас включена в Книгу Памяти. Позже обнаружены имена Вылезжанина и Алексея Григорьевича Киселева.

В начале войны маленькие черные или темно-коричневые бакелитовые тубусы были у всех военнослужащих. В них хранился крошечный листочек бумаги с фамилией, именем, местом призыва на службу, адресом родных. Герметично закрытый на резьбе пенал мог сохранить информацию о своем владельце. Но ненадолго. Шли годы. Бумага при попадании влаги или воздуха истлевала за пару лет. Все реже удавалось прочитать имена защитников Севастополя. Усложнял работу поисковиков приказ времен конца обороны города об изъятии документов и медальонов у всех идущих на передовую. А передовой был уже весь город. Медальон советского воина был редкой находкой поисковика. Свою лепту внесли мародеры, промышлявшие кольцами и зубами из драгметаллов. Найденные останки они выбрасывали, медальоны уничтожали.

Более 50 лет своей жизни отдал Владимир Емельянович Сергиенко поисковой работе, увековечению памяти защитников Родины. Он смог найти единомышленников и среди молодежи. Сейчас та молодежь уже седая. Но на смену им пришли новые поколения. Под его руководством создан Музей Приморской армии. Он долгое время ютился в ветхом клубе села Оборонного, пока дожди окончательно не пролили кровлю и пол не прогнил. Основная экспозиция перекочевала в клуб села Хмельницкого.

За годы работы поисковики обнаружили и захоронили в братских могилах останки более тысячи защитников Севастополя, брошенных на полях сражений в 1941-1942 годах. Владимир Емельянович и его соратники вернули из небытия десятки и десятки имен без вести пропавших воинов. Являясь членом редколлегии Книги Памяти, Владимир Сергиенко вел активную переписку с архивами и военкоматами страны, старался найти родственников тех, чьи имена удалось прочесть. В дело пошли и личные вещи бойцов, найденные при останках: ложки, ножи, расчески, котелки, шкатулки-табакерки, портсигары, нелегальные самодельные именные жетоны.

Автору этих строк неоднократно доводилось выезжать вместе с Владимиром Сергиенко и его поисковиками на раскопки, на ликвидацию найденных взрывоопасных предметов, на перезахоронение найденных останков воинов. В работе он всегда собранный, внимательный, предельно уважительный, но и требовательный ко всем участникам поискового движения. Работа эта не только нелегка, но и небезопасна. А невнимательность поисковика может обернуться серьезными неприятностями. Как показатель продуманности и четкости всей работы отрядов под его руководством — отсутствие за всю историю движения даже малейшего ЧП. Казалось бы, человек, хлебнувший горя от снаряда, на версту не подойдет к мине или гранате. А Владимир Сергиенко отлично знает все советские и германские боеприпасы времен войны. Он безошибочно различает любой предмет, таящий опасность. И с деминерами его связывает многолетнее тесное сотрудничество. По информации поисковиков саперы ежегодно вывозят с полей и лесных тропинок сотни взрывоопасных предметов на спецполигон для уничтожения. И земля Севастополя становится чище.

II.

Председатель Севастопольского Морского собрания Владимир Стефановский в 2007 году направил письмо почетному председателю Союза кавалеров ордена Святого Константина Великого, летчику-космонавту СССР Алексею Леонову, в котором писал: «В Севастополе тысячи забытых имен извлечены из темноты забвения на свет, погребены их останки по христианскому обычаю усилиями добровольческих поисковых отрядов под руководством Владимира Емельяновича Сергиенко».

Переписка длилась год. Оказывается, и в этом деле есть много проблем и проволочек для принятия решения. Но Морское собрание было настойчивым. И вот пришел ответ. Первым на Украине орденом Святого Константина Великого награжден ветеран поискового движения Балаклавы и Севастополя Владимир Сергиенко. Вручали награду в ноябре 2010 года Владимир Стефановский, представитель Севастопольского Морского собрания в Москве капитан 1 ранга Сергей Кубынин, завсектором Морского собрания по связям с соотечественниками, писатель Николай Черкашин.

Золотой орден Святого Константина Великого — древнейшая награда планеты. Он учрежден в 330 году первым христианским монархом Константином, основателем Византии. Среди кавалеров ордена — царь Петр Первый, генералиссимус Александр Суворов, меценаты Павел Третьяков и Савва Мамонтов. В Союз кавалеров ордена входят 12 стран: Швейцария, Германия, Австрия, Финляндия, США, Греция, Канада, ЮАР, Венгрия, Швеция, Чехия, Россия. Среди наших современников кавалерами ордена являются: Зураб Церетели, Иосиф Кобзон, Юрий Лужков, Александр Лебедь, Илья Глазунов, Юрий Любимов, Аркадий Вольский. Рыцарский союз кавалеров ордена Святого Константина Великого ставит перед собой задачу помощи культуре и просветительству, поддержки талантов.

Севастополец, балаклавский поисковик Владимир Сергиенко стал первым гражданином Украины, удостоенным столь высокой награды. Церемония награждения прошла 13 ноября 2010 года в Севастопольском Морском собрании с участием журналистов, представителей госадминистрации и депутатского корпуса.

Владимир Сергиенко скромно ответил на поздравительные речи, разделив высокую честь стать кавалером ордена со своими соратниками-поисковиками. Церемония, задуманная как празднество, в то же время дала повод для серьезной дискуссии о судьбе поискового движения. А орден от кавалера приняла на хранение ответственная севастопольская компания. Ну не в избе ж его хранить.

Рыцарь ордена Святого Константина Великого, заслуженный работник культуры Украины удостоен многих грамот и дипломов, значков, знаков и даже юбилейных медалей, признаны его заслуги перед городом и районом. А жил он долгие годы в покосившемся глинобитном домишке в селе Оборонном, куда общественным транспортом в общем-то и не добраться. В дождь не каждая машина поднимется по косогору к калитке старого дворика. В комнатке — полумрак: окна заставлены книгами и тетрадями, рисунками и письмами. Решилась квартирная проблема ветерана совсем недавно. Теперь у него в городской квартире есть рабочий стол (не обеденный, а рабочий!). Сергиенко готов писать, писать и еще раз писать. Ждать некогда — он опять в работе. Если не он и его товарищи, то кто? Если не сегодня, то когда?

На снимке: с Владимиром Емельяновичем — о сокровенном. 16.04.2010. День освобождения Балаклавы.

Другие статьи этого номера