Трагедия на атолле

Трагедия на атолле

Это случилось 13 января 1972 года во время стоянки научно-
исследовательского судна «Академик Вернадский» в лагуне атолла Хермит.
Он, один из многочисленных атоллов Океании, находится в 140 милях к
северо-востоку от острова Новая Гвинея и в 60 милях южнее экватора.
«Вернадский» зашел туда с целью изучения коралловых рифов и атоллов.27 декабря 1971 года научная экспедиция на флагмане научно-исследовательского флота Академии наук Украины «Академик Вернадский» вышла из зимнего, морозного Владивостока и устремилась на юг, в тропики, где всегда жарко и солнце греет по-особому. Предстояла работа на экваторе с последующим заходом на атолл.

Южное море тем и привлекает мореплавателей, что оно никогда не бывает холодным. Океанские воды, освещенные ослепительно ярким солнцем, временами завораживают удивительно штилевыми погодами. Воздух, умиротворенный палящими солнечными лучами, как будто застывает. Нет ни ветерка, ни ряби на синей глади вод. Океан мерно и величаво колышется, словно вздыхая, слегка покачивая судно. А солнце в зените можно увидеть только на экваторе. Удивительно: в полдень там вы не обнаружите никакой тени от освещаемых им предметов.

Очаровательны и безветренные ясные ночи. По поверхности воды к судну тянутся бесконечно длинные и узкие серебристые дорожки от ярких глазастых звезд, рассеянных по небосводу. Выразительный колорит этой феерической картине придает неповторимое сияние Венеры. Она — королева красоты среди планет и звезд ночного и сумеречного неба.

В составе отряда биологов Севастопольского института биологии южных морей вышел в рейс и старший научный сотрудник ИнБЮМа, кандидат биологических наук Анатолий Колесников. Среднего роста, подтянутый, физически крепкий 55-летний Анатолий Николаевич пользовался заслуженным авторитетом среди коллег по работе, был заместителем секретаря партийной организации института. В молодости он окончил знаменитый Казанский университет, стал гидробиологом, и его направили работать на Крайний Север, на биостанцию «Дальние Зеленцы», на побережье студеного Баренцева моря.

31 декабря, через четыре дня после выхода из Владивостока, на судне по традиции состоялся концерт художественной самодеятельности. В нем принял участие и Анатолий Колесников. Все с восторгом слушали стихотворение «Физалия». Как гидробиолог и поэт, он сумел красочно описать это опасное морское животное, являющееся разновидностью медузы. Она имеет большой, до 20 см длиной, плавательный воздушный пузырь. Он поднимается над поверхностью воды, и от него вниз свешиваются длиннейшие ядовитые щупальца. Они ультрамариновые. Пузырь с характерным гребешком по верхнему краю отливает ярко-голубым или красноватым светом. Он служит для физалии парусом. Эта медуза плывет по воле волн и ветра, как маленький парусник. А название «португальский кораблик» она получила потому, что в средние века португальцы любили пестро окрашивать свои военные суда. Несмотря на привлекательность яркой окраски, людям нельзя прикасаться к ней, т.к. можно получить смертельный ожог (наш самый молодой научный сотрудник Игорь Колежук рассказывал, как он, плавая в лагуне атолла, почувствовал такую боль, как будто по его голой коже протянули колючую проволоку. Тогда он вышел из воды и лег отдохнуть в тени. Ему стало плохо. Благо все обошлось без вмешательства врача. Молодой организм сам справился с неожиданным недугом. Игорь предположил, что его ужалила физалия).

После этого новогоднего концерта многие узнали, что Анатолий Николаевич — поэт. А небольшая книжечка его стихов «Под стягом Победы», изданная в Казани в 1947 году, уже давно стала раритетом. Оказывается, молодой гидробиолог А. Колесников, во время Великой Отечественной став командиром батареи, встретил наступление фашистких отборных частей горнострелкового корпуса «Норвегия» оглушительными залпами 152-мм орудий. Враг был остановлен в 50 км от Мурманска. Тогда молодой комбат писал:

…Свой славный город

За полярным кругом

Моряк врагу

Не выдаст никогда!

От Заполярья до Праги с боями прошел старший лейтенант А. Колесников. Два ордена Красного Знамени и Отечественной войны II степени, множество медалей, в том числе и медаль «За отвагу», ярко свидетельствуют о мужестве, проявленном артиллеристом в жестоких сражениях.

Закончилась война. А. Колесников вернулся к своей мирной профессии гидробиолога и продолжал писать стихи. Когда потребовалось, боевой офицер в период засилья «лысенковщины» открыто встал на защиту своего учителя — ведущего зоолога страны, директора биоинститута Казанского филиала АН СССР. В результате Анатолия Николаевича, уже имевшего ученую степень кандидата биологических наук, не взяли на работу в его родной Казанский университет. Тогда, в 1963 году, он перевелся в Севастопольский институт биологии южных морей.

Окончив работы на экваторе, «Академик Вернадский» пошел к атоллу Хермит, который находится под опекой Австралии. 13 января 1972 года в 2 часа ночи по судовому времени радисты приняли радиограмму из Москвы за подписью начальника отдела морских экспедиционных работ АН СССР Ивана Дмитриевича Папанина: «Разрешается заход на Хермит на один день». Это обусловило заход на атолл в несчастливое для моряков число 13. Тринадцатого, как правило, моряки не выходят в море. В известной в свое время китобойной флотилии «Слава» не было судна с номером 13. Малые китобойные суда флотилии, в простонародье именуемые «славянята», под номером 12 и 14 существовали, а 13-го, вопреки установленному порядку нумерации, не было. Капитану «Вернадского» в силу ограниченного времени захода на атолл пришлось нарушить морскую традицию.

С рассветом «Академик Вернадский» с поднятыми государственными флагами СССР и Австралии осторожно, с промерами глубин эхолотом, самым малым ходом вошел в лагуну и стал на якорь недалеко от острова Марон, где находилась администрация атолла. Погода сопутствовала экспедиции. Ярко светило тропическое солнце. Легкий ветерок не приносил желанной прохлады. Стройные кокосовые пальмы с раскидистыми зелеными кронами листьев на их вершинах, густые заросли какого-то высокого кустарника и почти зеркальная гладь лагуны создавали идиллическую картину. У берега исследователей ждал неповторимый подводный мир, таящий в себе неописуемую красоту и опасности. Это прежде всего «тигры подводных глубин» — акулы. Они редко появляются на мелководье, но их поведение чаще всего непредсказуемо.

Через 20 минут после постановки судна на якорь на рабочем баркасе все биологи, геологи и гидрохимики высадились на замечательный пляж островка Пианау. Такого золотистого, мелкого и чистого песка пляжа никому из нас не доводилось видеть ранее. Научные сотрудники, разбившись поотрядно, приступили к поиску кораллов, морских раковин, среди которых встречаются и опасные для здоровья и жизни человека. Геологи отбирали пробы грунта, а женщины-биологини собирали гербарий из местных цветов и растений. Анатолий Колесников, перед тем как войти в воду лагуны, оглядел все вокруг и, очарованный полуденным пейзажем, подпрыгнул, как юноша, и восторженно произнес: «Наконец-то сбылась моя мечта побывать на атолле!» Такое чувство испытало и подавляющее большинство участников высадки.

Неспешное начало поисковых работ, умиротворяющая погода, чарующий мир лагуны — ничто не предвещало беды. Все случилось неожиданно и до обыденности просто. Начальник отряда геологов Жора Белявский поручил своему сотруднику Володе Бурлаченко наблюдать за плавающими людьми. Вскоре Владимир обратил внимание на пловца, который без дыхательной трубки долго не поднимал голову над поверхностью воды. Он доложил об этом Белявскому, и тот поспешил к пловцу. Когда Жора перевернул его на спину, то сразу узнал Колесникова, который был без сознания.

На берегу врач с медсестрой приступили к оказанию необходимой помощи, делая пострадавшему искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. Три часа бился опытный врач за возвращение к жизни Колесникова, но тщетно. Даже ему, спасшему за долгие годы врачебной практики не одну человеческую жизнь, не удалось вырвать Анатолия Николаевича из цепких рук смерти. «Острая сердечная недостаточность с последующей асфиксией», — доложил судовой врач Лев Ильич Энгель капитану Владимиру Синельникову, и государственный флаг СССР в знак траура приспустили до половины. Ближе к вечеру, еще засветло, 13 января «Академик Вернадский» покинул лагуну и взял курс на Сингапур.

Общее чувство скорби охватило всех участников экспедиции. В Севастополь и Москву полетели печальные радиограммы за подписью капитана и начальника экспедиции. Одновременно судовое начальство запросило у дирекции Морского гидрофизического института разрешения похоронить Анатолия Колесникова по морским обычаям. Экспедиции предстояло еще долгих четыре месяца работать в океанах, а до портов Советского Союза от места, где находилось судно, было очень далеко. Все время с тех пор, как мы покинули атолл, «Академик Вернадский» следовал с приспущенным флагом. После согласования с семьей погибшего пришел разрешающий ответ.

15 января судно легло в дрейф. День был солнечный, безветренный. Вокруг, насколько хватало глаз, — пустынный океан. В пятидесяти милях к северо-западу от нас находился атолл Мапия, а к югу — далекие северные берега Новой Гвинеи. Проститься с Анатолием Николаевичем пришли все участники экспедиции. Никто не сдерживал слез горечи и печали. Каждому было больно сознавать, что никогда больше Анатолий Николаевич не вернется домой и никто не сможет положить цветы на его могилу. Было искренне жаль, что так трагически нелепо оборвалась жизнь замечательного человека, который все четыре года участвовал в жестоких сражениях Великой Отечественной и остался жив, а в мирной жизни оказался жертвой физалии.

На юте судна, на крышке 2-го трюма, установили металлический гроб с телом покойного. Женщины украсили его цветами из гербария и сплели венок. Помполит А. Мусиенко открыл траурный митинг. Начальник экспедиции, кандидат физмат наук Н. Пантелеев произнес прощальную речь. Он говорил трогательно и проникновенно. Добрым словом помянули А. Колесникова друзья и товарищи из Института биологии южных морей. Траурный митинг окончен. Океан принял в свою бездну того, кто всю свою жизнь изучал его тайны. На воду опустили венок и дали самый малый ход. Немного отойдя от места погребения, судно медленно описало вокруг венка прощальный круг. Три продолжительных судовых гудка, рвущие души и сердца участников экспедиции, прозвучали басовито и печально. Увеличивая ход и подняв государственный флаг Советского Союза «до места», «Академик Вернадский» взял курс на Сингапур. Люди еще долго стояли в скорбном молчании на корме судна, пытаясь разглядеть в океанской дали удаляющийся венок.

Вахтенный штурман в судовом журнале записал: «15 января 1972 года в 14 часов 05 минут старший сотрудник ИнБЮМа, кандидат биологических наук Анатолий Николаевич Колесников похоронен по морским обычаям в точке с координатами: широта 0.19′ северная, долгота 135.07′ восточная, в Ново-Гвинейском желобе Тихого океана на глубине 5000 метров».

А городская газета «Слава Севастополя» откликнулась на это горестное событие, опубликовав некролог.

Прошло 44 года, но до сих пор среди очевидцев той трагедии бытует версия, что первопричиной внезапной остановки сердца Анатолия Николаевича могла быть только физалия.

ЭПИЛОГ

Наталья Михайловна, вдова погибшего, стойко перенесла невосполнимую утрату. Она, много лет проработав ученым секретарем ИнБЮМа, ушла на заслуженный отдых и занималась внуками, помогая своей дочери работать. Около года назад в возрасте 92 лет ее не стало.

Их дочь — Елена Анатольевна, кандидат биологических наук, — продолжительное время работала ученым секретарем, а сейчас она — ведущий сотрудник ИнБЮМа (ныне Институт морских биологических исследований имени А.О. Ковалевского РАН — ИМБИ РАН). Выросли внуки Анатолия Николаевича. Внучка, Латушкина Мария Александровна, после окончания вуза проживает в Заполярье, в том краю, который во время Великой Отечественной отстоял ее дедушка. Внук, Латушкин Александр Александрович, окончил аспирантуру и работает над кандидатской диссертацией. Ему 28 лет. Александр со своей супругой и мамой теперь ходит в составе Бессмертного полка в День Победы. В руках он несет фронтовое фото своего боевого деда. Зрители, приветствующие шествие, взглянув на фото и Александра, всегда удивленно восклицают: «Он что, идет со своим портретом?!» — так Саша похож на деда, которому в последний год войны тоже было 28 лет. А жизнь продолжается!

А. ТУМАРОВ, капитан дальнего плавания.

На снимках: фронтовик и ученый А.Н. Колесников; флагман научного флота НИС «Академик Вернадский».

Другие статьи этого номера