Севастополь более политизирован, чем Крым

Это один из многочисленных выводов на основе социальных
исследований, проведенных усилиями Института стран СНГ,
возглавляемого членом общественной палаты РФ Константином
Затулиным. Результаты исследования «Новейшая история Крыма» были
озвучены перед севастопольскими журналистами при участии
руководителя проекта, социолога Евгения Копатько и руководителя
Севастопольского отделения Союза журналистов России Сергея
Горбачева.ВХОЖДЕНИЕ В СОСТАВ РОССИИ КАК ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ФАКТ ОЦЕНИВАЮТ В НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ 95,5 ПРОЦЕНТА СЕВАСТОПОЛЬЦЕВ

Прежде чем перейти к цифрам, директор Института стран СНГ Константин Затулин счел нужным объяснить посыл, предшествовавший кропотливой работе. «Русская весна» молниеносно, бескровно вошла в нашу жизнь. Было много комментариев — как дружественных, так и недружественных, что якобы жители полуострова в ходе исторического референдума отдавали свои голоса «под дулами автоматов». Кто-то из участников тех памятных событий успел уже и книги написать…» Однако, по мнению российского политика (который, к слову, пять раз объявлялся персоной нон грата на Украине в период украинизации нашего города), борьба за возвращение на историческую родину Крыма и Севастополя уходит корнями на четверть века назад, а то и больше. Ведь, как показал проведенный опрос, отношение к передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР в 1954 году отрицательно оценили 64,6 процента крымчан и 79,8 процента жителей Севастополя.

Тому, что «борьба за возвращение Крыма и Севастополя в Россию была исторически оправданной», сказали «да» 87,5 процента опрошенных крымчан и 93 процента севастопольцев. На вопрос анкеты «Как вы сейчас относитесь к тому, что Крым и город Севастополь вошли в состав России?» 90,2 процента крымчан ответили «в целом позитивно». В городе-герое Севастополе этот показатель и того выше — 95,5 процента.

По мнению организаторов социологического исследования, период, предшествовавший весне 2014 года, — «это история борьбы и ожиданий. Вера в то, что торжество исторической справедливости обязательно состоится. Люди жили этой идеей, увидели возможность ее реализовать и реализовали». И хотя много лет Севастополь и Крым еще будут на острие внимания как «внешних», так и «внутренних» аналитиков, результаты исследования «Новейшая история Крыма» позволяют делать выводы относительно текущих настроений, ожиданий и опасений людей. «Ведь именно сейчас многое зависит от гражданской солидарности жителей полуострова, их умения решать существующие проблемы непосредственно на месте», считают участники проекта. «Спасибо» тем, кто утверждал: «Крым будет украинским либо безлюдным». Среди чувств, которые испытывают в настоящее время крымчане и севастопольцы, лидерами стали надежда, оптимизм, уверенность, радость, удовлетворение. Тревогу как доминирующее чувство обозначили 20,5 процента севастопольцев и 13,4 процента крымчан. Растерянность — 5 и 10,4 процента соответственно. Страх — 2 процента жителей города-героя и 3 процента остальных жителей полуострова. Ощущение себя в безопасности в текущий период, по сравнению с началом 2014 года, можно назвать определяющим общий характер жизни в Крыму.

Государственный переворот на Украине, осуществленный киевскими радикалами и представителями неонацистских образований, местное население не приняло категорически. На полуострове всерьез восприняли фразу, брошенную кем-то из идеологов Майдана: «Крым будет украинским либо безлюдным». Отрицательное отношение к героизации С. Бандеры и ОУН-УПА выразили 88,7 процента крымчан и 95,5 процента севастопольцев. Примерно такое же число опрошенных высказались отрицательно в отношении «оранжевой революции» 2004 года. Среди ущемлений, которые испытывались в период украинизации, подавляющее большинство назвали ограничение применения русского языка в судопроизводстве и официальной документации, переход на украинский язык в рекламе товаров, в инструкциях к лекарственным препаратам, отказ от общей исторической памяти, изъятие русской истории и литературы из учебного процесса, украинизация топонимики, названий улиц, антироссийская риторика украинской власти.

«ПЛАЦДАРМ ДЛЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ «ВЕЖЛИВЫХ ЛЮДЕЙ» БЫЛ ОБЕСПЕЧЕН МОРЯКАМИ-ЧЕРНОМОРЦАМИ, ОТКАЗАВШИМИСЯ ПЕРЕПРИСЯГАТЬ УКРАИНЕ В НАЧАЛЕ 90-Х ГОДОВ»

«Почему Севастополь при вхождении в Россию получил особый статус? Почему мы не в Крыму? Такие вопросы порой можно услышать, — вступил в разговор председатель Севастопольского отделения Союза журналистов России, кандидат политических наук капитан 1 ранга запаса Сергей Горбачев и продолжил: — Чтобы ответить на эти вопросы, нельзя не учитывать особую ментальность Севастополя, его индивидуальность. После развала Советского Союза (согласно социологическому исследованию, в Севастополе сторонниками независимости Украины и распада СССР обозначили себя только 4,5 процента опрошенных, тогда как 32,3 процента «не подозревали, что это приведет к распаду СССР», 41,5 процента в ходе голосования за независимость Украины не «поняли суть вопроса, запутались или были обмануты»), город оставался главной базой Черноморского флота, крупнейшего оперативно-стратегического объединения численностью 110 тысяч человек, включая гражданский персонал».

«В отличие от других воинских формирований, располагавшихся на территории Украины, моряки-черноморцы отказались переприсягать новому государству. На тот период времени это была мощная сила, обладающая ядерным оружием, тремя десятками подводных лодок… Как следствие, плацдарм для деятельности «вежливых людей» был обеспечен позицией Черноморского флота России и предопределил успех возвращения в родную гавань. Своей победой мы обязаны тому поколению моряков-черноморцев, которые служили в 90-е годы, — резюмировал С. Горбачев. — Социологическое исследование показало, что 51 процент севастопольцев и 41,2 процента крымчан оценивают волеизъявление военнослужащих ЧФ РФ в 1992 году как «свидетельство верности России и нежелание служить Украине». Считают, что это «гражданский подвиг, ставший отправной точкой в процессе возвращения Крыма в Россию», 42,5 процента жителей Севастополя и 18,1 процента крымчан».

Интересно также, что среди мотивов последнего референдума 12 процентов жителей Крыма назвали желание «дать пример остальной Украине (или по крайней мере Новороссии) позвать за собой», и лишь один процент составили севастопольцы. Эти показатели говорят о том, что жители города-героя на протяжении десятилетий чувствовали себя «инородным телом», отдельным от Украины. Главным мотивом голосования в марте 2014 года было названо желание «вернуться на историческую Родину, желание объединить свою судьбу с Россией» — 78,3 процента.

«МЫ ЕЩЕ НЕ НА ПИКЕ, А ДВИЖЕМСЯ К НЕМУ»

Известный социолог Евгений Копатько обратил внимание, что, согласно результатам социологического исследования «Новейшая история Крыма», жители Севастополя более политизированы и в то же время более скептично настроены в оценке реальности непосредственно в своем населенном пункте. Тем не менее 50,8 процента опрошенных считают, что «жизнь улучшится в течение ближайших 3-5 лет». «Пришло время серьезных вызовов, — считает социолог, — хотя мы еще находимся не на пике, а движемся к нему». Примерно равные доли у показателей «в целом плохое» и «в целом хорошее», характеризующих материальное положение семьи. Большая же часть респондентов оценили материальное положение как «среднее» — 61,3 процента. Возможное изменение положения жители Крыма и Севастополя связывают с «развитием экономики Крыма после возвращения в Россию». Крымчане высоким процентным соотношением — 45,4 к 29 «севастопольским» — связывают надежды с вводом в эксплуатацию Керченского моста.

Более подробная трактовка результатов социологического исследования «Новейшая история Крыма» будет дана в готовящейся в настоящий момент к изданию книге, срок выхода которой организаторы опроса планируют на апрель.

Другие статьи этого номера