Не было бы счастья…

Они жили по соседству: счастливая и благополучная Лана и этажом ниже — алкоголичка Татьяна. У Ланы было все, чего только можно пожелать. Она жила с мужем в трёхкомнатной квартире, в которой недавно был сделан современный ремонт. Самой уютной получилась гостиная с паркетным полом теплого оттенка и мягкими кожаными креслами. Дополняла комфортную атмосферу пушистая персидская кошка Матильда, обладающая талантом музыкально мурлыкать, которую супруги обожали.

За городом на морском побережье у них была прекрасная двухэтажная дача, куда они уезжали на выходные на новом автомобиле. А отпуск чаще всего проводили в Египте или Турции, прошлым летом впервые отдыхали в Сочи. Муж боготворил Лану и занимался решением всех житейских проблем. Она понятия не имела, где находится жэк или другая организация. С ним она себя чувствовала, как за каменной стеной. Лана работала не ради денег, а для себя. Её профессия дизайнера одежды позволяла изредка, по настроению, брать заказы. Стихией молодой женщины были салоны красоты, выставки, магазины…

Она жила в полной гармонии с собой и миром. И только одна мысль отравляла ей жизнь: у Ланы не было детей и, по прогнозам врачей, не предвиделось. Она долго и упорно лечилась после всех мыслимых обследований и пока лежала в больнице, с горечью удивлялась иронии судьбы: на одном этаже находились женщины, одержимые мечтой о материнстве, прошедшие все круги сложного и мучительного лечения, а этажом выше над ними лежали те, которые пришли сделать аборт, чтобы избавиться от ребёнка.

Долгими бессонными ночами на больничной койке Лана думала, как было бы хорошо, если бы Господь поменял их местами, тогда все были бы счастливы. Но увы, чуда не случилось, Лана оставалась бесплодной. Поэтому в ней поселилось чувство вины перед мужем, которое она тщательно скрывала. И даже иногда мелькала мысль: а вдруг он меня оставит и уйдёт к той, которая родит ему ребёнка? Чтобы обрести душевное спокойствие, она записалась на приём к психологу, и несколько сеансов придали ей уверенности в себе.

А этажом ниже в двухкомнатной неопрятной квартире шла своим чередом совсем другая жизнь. Татьяна давно пила, о чем красноречиво свидетельствовала батарея пустых бутылок в прихожей с ободранными обоями. Тем не менее опустившаяся женщина продолжала числиться дворником в жэке и даже несколько раз в неделю выходила на работу. Начальник из жалости не решался её уволить: муж от неё давно ушёл, на руках у Татьяны остался очень славный семилений сынишка Денис. На что они будут жить, если он ее уволит с работы? По выходным дням квартира Татьяны превращалась в настоящий притон, где собирались её собутыльники, у которых она ещё пользовалась успехом как женщина. Пьяное застолье с громкой музыкой продолжалось до полуночи.

Денис был щуплым, худеньким, бледным ребенком с вечно испуганными глазами. Его утро начиналось с грубого материнского окрика «А ну вставай, идиот, в школу опоздаешь!» За малейшую оплошность мать ругала его матом так, что стёкла в окнах дрожали. Если он не успел вынести мусор или выучить урок, то получал затрещину. Конструкция подъезда почти не защищала от шума в соседних квартирах, и когда опухшая от пьянки Татьяна злобно орала на сына, у Ланы сжималось сердце от тревоги за ребёнка. «Господи, зачем ты даёшь детей женщинам, которые их ненавидят?» — мысленно спрашивала она и не находила ответа.

Несколько раз Лана встречала Дениса в подъезде и всегда радостно его приветствовала: «Добрый день, сосед! А моя кошка по тебе соскучилась, пойдём, поздороваешься с ней». Она приглашала мальчика в дом под разными предлогами, чтобы приободрить и накормить. Денису нравилась соседка, почувствовав доброту и сердечное участие, он привязался к ней. Однажды Лана спросила его: «Как ты думаешь, мама отпустит тебя с нами на каникулы в путешествие по западному Крыму? Мы собираемся посмотреть генуэзскую крепость в Судаке, Новый Свет, картины Айвазовского в Феодосии». Сердце Дениса радостно забилось: неужели в его жизни может произойти что-то хорошее? «Если вы поговорите с мамой, наверное, она отпустит», — неуверенно сказал мальчик. «Договорились, — улыбнулась соседка, — обязательно поговорю».

Все это время Денис жил в ожидании чуда, предвкушая увлекательное путешествие с приятными людьми — Ланой и её мужем Валерием. Улучив момент трезвого просветления у Татьяны, соседка пришла отпросить её сына на каникулы. Мать Дениса восприняла в штыки эту идею. Но появившийся на пороге собутыльник в майке и трениках поддержал гостью: «Отпусти мальца, под ногами крутиться не будет, отдохнем от него». Татьяна заколебалась и согласилась только после того, как Лана предложила ей несколько тысяч рублей в качестве компенсации за недельную разлуку с сыном. С лёгким сердцем она вернулась домой, дело улажено, можно бронировать места в отеле Феодосии. Увидев, как Денис возвращается из школы, Лана сообщила ему хорошую новость и добавила, что выезд через три дня. Обрадованный мальчик на несколько минут потерял дар речи, из его глаз брызнули слезы, а потом он бросился обнимать соседку.

В субботу утром Валера подогнал машину к крыльцу, и путешественники отправились в путь. Денис с интересом смотрел в окно, за которым мелькал степной Крым, и был счастлив, что удалось вырваться из дома. Лана и её муж были очень внимательны к ребёнку. Во второй половине дня они уже осматривали генуэзскую крепость, её башни и музеи. Денис фотографировался один и с соседкой, снимки ему пообещали распечатать на память.

Вся неделя для него превратилась в один счастливый сон: экскурсии по Феодосии, картинная галерея, музей Грина и живописная тропа над морем в Новом Свете… А рядом с ним находились замечательные люди, которые никогда не ссорились и были так добры к нему. Попутно они купили Денису новую куртку и тёплые кроссовки, в кафе он мог выбирать еду по своему вкусу. Сколько новых приятных впечатлений испытал мальчик за эти дни!.. Это была какая-то новая и нереальная жизнь. Неделя пролетела, как одно мгновение, но, к сожалению, все хорошее проходит быстро.

Путешественники отправились обратно в Севастополь, и чем ближе они подъезжали к дому, тем мрачнее становился Денис, с ужасом вспоминая ободранную квартиру и материнскую ругань. Лана пыталась поднять ему настроение, а когда не удалось этого сделать, стала расспрашивать о причине меланхолии. «Я не хочу возвращаться домой», — вздохнул ребёнок. Соседка обняла его: «Мы очень хорошо понимаем тебя, но что поделаешь, Дениска, родителей не выбирают. И у твоей мамы есть какие-то хорошие черты, все наладится».

«Очень жаль, что так происходит, иначе я бы выбрал мамой и папой вас и дядю Валеру», — выпалил мальчик. Лана и её муж сильно привязались к ребенку и поэтому тоже сникли. Но женщина постаралась успокоить мальчика: «Не печалься, Дениска, помни, что мы всегда тебе рады и ты можешь в любое время к нам приходить».

Жизнь потекла, как раньше: у Ланы — в своём мире, у соседского мальчика — в той же гнетущей атмосфере. До ушей соседки почти каждый день доносилась ругань с нижнего этажа: «Паршивец, негодяй, лентяй!!! Сколько раз я буду повторять…» Общение матери с сыном разрывало на части сердце Ланы, и вновь приходила на ум та же мысль: «Зачем ей ребёнок, если она его ненавидит? Почему жизнь так несправедлива? Нужно что-то придумать. Этот кошмар не может продолжаться». Она ходила из угла в угол по гостиной, сжав виски, но никак не могла успокоиться. Заметив тревожное состояние хозяйки, замурлыкала Матильда. Лана села в кресло, и кошка прыгнула ей на колени. Поглаживая пушистое создание, женщина почувствовала, что волнение уходит. «Ты моя утешительница», — ласково сказала она Матильде и попыталась убедить себя, что все будет хорошо.

Зимой ситуация решилась самым неожиданным образом. Пьяная Татьяна упала под кустом на газоне и уснула в морозную ночь на холодной земле. Она так и не проснулась, замерзнув на улице. Узнав, что Денис остался сиротой, огорошенная Лана застыла на месте: «Господи, я никогда не желала соседке смерти. Правда, хотела, чтобы несчастный ребёнок стал моим сыном. Но от судьбы не уйдешь, значит, так должно было случиться». Опомнившись, женщина побежала вниз за Денисом, чтобы его не успели забрать в детдом. Благодаря связям Валеры удалось убедить органы опеки, что мальчику будет лучше остаться у соседей, чем в детдоме, пока они собирают документы на усыновление. Супруги оплатили похороны Татьяны и подумали о том, чтобы ее квартира осталась за осиротевшим мальчиком.

В атмосфере любви ребенок начал меняться, исчезло испуганное выражение лица, он стал жизнерадостным и спокойным. А через месяц Лана торжественно объявила: «Дениска, у меня хорошая новость: с этого дня ты наш законный сын!» С радостным криком мальчик бросился в её объятия, и они закружились по комнате. Только сейчас он окончательно поверил, что у него начинается новая жизнь.

Другие статьи этого номера