Мария Байда — женщина-легенда

Мария Байда - женщина-легенда

В 19 лет она уже знала, что такое кровь и страдания. Во время боёв на
Перекопе, в сентябре 1941 года, она вместе с другими сельскими женщинами
перевязывала раненых, кормила их, поила, стирала бинты…Родилась Мария в Крыму, в с. Новосельском Ак-Мечетского (Черноморского) района, 1 февраля 1922 года. В 1936-м окончила неполную СШ N 1 в Джанкое. После окончания семилетки стала работать в хирургическом отделении местной больницы, помогала нянечкам и сёстрам. 1 августа 1941 года готовилась сдавать экзамены в медтехникум, но жизнь распорядилась иначе. С первых дней войны она вступила в 35-й истребительный батальон для борьбы с парашютистами и диверсантами. С сентября 1941-го — санинструктор в 3-м батальоне 514-го стрелкового полка 172-й стрелковой дивизии отступающей к Севастополю Приморской армии.

С начала обороны Мария на передовой вытаскивает из-под огня наших раненых бойцов через минные поля и проволочные заграждения. После декабрьского штурма Севастополя добилась перевода в разведку в том же 3-м батальоне. Ненависть к врагу подвигла её на это. «Я видела столько крови и страданий, что у меня просто окаменело сердце. Не могла забыть разрушенные хаты, убитых детей, стариков и женщин. На поле боя на моих глазах гибли люди. Умирали молодые, в расцвете сил — им бы ещё жить да жить, трудиться для счастья! Вот и пришло решение уйти с медицинской работы в строй. Сила и ловкость у меня были. Стрелять я умела, правда, не так, как Людмила Павличенко. Могла двигаться незаметно и бесшумно, свободно ориентироваться на местности — ведь нередко, разыскивая раненых, приходилось ползать по «ничейной полосе», в нескольких десятках метров от немецких окопов».

Возвращаясь после очередной вылазки, Мария тащила «языка», здоровенного связанного немца. Фриц брыкался, всячески сопротивлялся и препятствовал продвижению, поэтому разведчики, прикрывавшие девушку, не успели вернуться затемно к назначенному сроку. Немцы их обнаружили, открыли огонь, пришлось прорываться с боем. Один разведчик погиб, второй был ранен. «Языка» Байда всё же дотащила, но получила трое суток «гауптвахты». Но отсидеть ей не пришлось. Марию срочно вызвали в штаб, где допрашивали немца. Немец попался с гонором, матерый фашист, в ответ на все вопросы только высокомерно усмехался. Когда он увидел Марию, услышал её голос и осознал, что его скрутила и взяла в плен эта простая русская девушка, с него мигом слетел весь кураж, он был морально раздавлен, сразу сник и стал давать показания.

7 июня 1942 года немцы начали третий штурм Севастополя. Разведрота держала оборону в районе Мекензиевых гор. К исходу дня в роте остались один офицер и полтора десятка бойцов. Закончились гранаты и патроны. Фашисты подползали всё ближе и ближе. Байда затаилась за поворотом траншеи, сжимая за ствол автомат, как дубину. Трава на бруствере зашевелилась, показались каска и немецкий погон. Мария вложила в этот удар все силы, всю ненависть к врагу. Стащила обмякшее тело на дно траншеи, забрала автомат, едва успела вытащить у немца из-за голенища две запасные обоймы, как трава на бруствере зашевелилась снова. Таким образом она уложила ещё троих.

Но немцы, заподозрив неладное, бросили гранату. Девушку контузило, осколки впились в голову и в руку, она потеряла сознание. Это её и спасло. Немцы сочли её мёртвой, а наших разведчиков окружили и взяли в плен. Очнулась Мария уже в сумерках, сумела мгновенно оценить обстановку, схватила немецкий автомат и начала расстреливать немцев. Разведчики не растерялись и набросились на оставшихся в живых гитлеровцев. Когда полностью стемнело, Байда, хорошо зная местность, ползком по канаве, через минное поле вывела раненых разведчиков к своим.

За этот бой старшему сержанту Байде Марии Карповне 20 июня 1942 года было присвоено звание Героя Советского Союза. А ведь таких боёв было много. Из наградного листа: «…В схватке с врагом из автомата уничтожила 15 солдат и одного офицера, 4 солдат убила прикладом. Отбила у немцев командира и восемь бойцов, захватила пулемёт и автоматы противника…» Это известие застало Марию в госпитале, из которого она вскоре сбежала на передовую. И было ей тогда всего 20!

В последние дни обороны на мысе Херсонес молодая девушка, тяжело раненная, со сломанной ногой попала в плен. «…Наверное, Бог меня поддерживал. Иначе как бы я могла с такой ногой, к которой вместо гипса были прибинтованы арматурные решётки, дойти в колонне для военнопленных, подгоняемых выстрелами и окриками, от Севастополя до Симферополя?» Её искали фашисты даже в плену. Приходилось прятать лицо, скрываться среди пленных, но тогда её никто не выдал. Мария держалась стойко и мужественно. Прошла концлагеря Славута и Равенсбрюк. Но под конец войны всё же попала в гестапо по доносу предателя. 8 мая 1945 года её, полуживую, вынесли из камеры американские солдаты, освободившие лагерь.

После войны с 1961-го по 1989 г. Мария Байда работала в нашем городе заведующей отделом загса Севастопольского горисполкома. За 28 лет вручила свидетельства о регистрации брака более чем 60 000 молодожёнов, зарегистрировала около 70 тысяч новорожденных. Автор этих строк — один из тех, кто получил благословение от Марии Карповны на долгую счастливую семейную жизнь в 1966 г. и в нынешнем, 2016-м, будет отмечать золотую свадьбу. Она неоднократно избиралась депутатом городского совета. Почётный гражданин г. Севастополя с 1976 г. Многие севастопольцы помнят её добрую улыбку, полную достоинства и скрытого благородства умудрённого жизнью человека.

Умерла Мария Карповна 30 августа 2002 года и похоронена на кладбище Коммунаров. Её имя занесено на мемориальную доску защитников Севастополя. На здании загса (ул. Очаковцев, д. 2) в 2003 году установлена мемориальная доска (скульптор — В.Е. Суханов). 20 сентября 2005-го депутатами горсовета было принято решение присвоить детскому парку в районе ул. Одесской название «Комсомольский парк им. Героя Советского Союза Марии Байды».

Мария Карповна Байда навечно осталась в облике нашего города-героя Севастополя, в памяти и сердцах благодарных потомков.

На снимке: Герой Советского Союза М.К. Байда.

Другие статьи этого номера