Место старта изменить нельзя…

Место старта изменить нельзя...

Конечно же речь идет о первом в истории человечества космическом
старте гражданина СССР космонавта Юрия Гагарина, который состоялся
ровно 55 лет назад в СССР. Однако сейчас, на пике информационно-
психологической войны, развернутой против России, весьма дружным
кланом европейских стран и США, можно констатировать, что,
оказывается, нашим «партнерам» вот так, запросто, внаглую можно
десятилетиями дурачить человечество, утверждая, что и место, и время, и
принадлежность к той или иной стране в плане первенства в освоении
космоса можно, а самое главное — нужно изменить…Совсем недавно на улицах Вашингтона социологами одного из американских авторитетных институтов изучения общественного мнения был проведен опрос тысячи рядовых прохожих вблизи Капитолия, на Пенсильвании-авеню и 15-й Северо-западной улице. Им был задан один-единственный вопрос: «Кто, по вашему мнению, первым из землян покорил космос?» Лишь сто человек затруднились дать точный ответ. Все остальные без тени сомнения отвечали: «Конечно же Алан Шепард».

Это кто же? Современному школьнику такой вопрос можно и не задавать. Вряд ли кто ответит, во всяком случае, в большинстве своем. И если, положа руку на сердце, задать такой же вопрос сегодня живущим в России детям войны, получим тот же результат. Что мы, которым сегодня 70-80 лет, вообще знаем о величайшем достижении американской космической индустрии — полете американского астронавта Алана Шепарда на ракете-носителе «Редстоун-3» с кораблем-капсулой «Меркурий», который некогда достиг высоты 186 километров и приводнился в Атлантике? В открытой советской печати этому полету было уделено в свое время ничтожное внимание. Зато в американской прессе Шепарда чествовали как национального героя и, заметьте, как первопроходца космоса.

И вот тут уместно известное выражение: «А давайте-ка сверим часы». И что же выходит на поверку с точностью до минуты? Юрий Гагарин стартовал с полигона «Байконур» 12 апреля 1961 года в 9.07 по московскому времени. Находился на околоземной орбите 108 минут, совершил один виток вокруг нашей планеты на высоте 320 километров с 1-й космической скоростью 7,9 км в секунду и удачно приземлился.

А что же Алан Шепард? Он стартовал в 14.34 по Гринвичу на корабле «Редстоун-3» 5 мая 1961 года, пробыл в космосе 15 минут 28 секунд, достиг высоты 186 километров, не облетев Земли.

Чувствуете разницу? А она прежде всего в различных подходах к формулировке «космический полет». В СССР — это орбитальный полет вокруг Земли при движении объекта с 1-й космической скоростью. В США — это любой подъем над голубой планетой на высоту 100 км и выше.

Это первое. Второе: гагаринская «фора» в пионерском полете над Землей составила почти месяц. Так кто же космонавт N 1? Американская информационная машина, нацеленная на войну с Россией, взяла старт еще в далеком 1945 году, когда директор ЦРУ США Даллес обнародовал свой знаменитый доклад, в котором обрисовал главные векторы постепенного уничтожения России как сверхдержавы. Однако, сказав, «посеяв там (в СССР. — Ред.) хаос, мы постепенно подменим их ценности на фальшивые», господин Даллес скромно умолчал о том, что параллельно придется и среди родного американского народа сеять «фальшивые ценности», трубя бесцеремонно и нагло на весь мир о том, что такого не может быть никогда, чтобы американский гражданин оказался аутсайдером космической гонки. Потому-то и по сей день в сознании американцев Алан Шепард — 1-й космонавт Земли, как и Салли Райд — 1-я астронавтка голубой планеты, гражданка США, хотя дебютировала в космосе после Валентины Терешковой двадцать лет спустя…

Поистине, «хоть плюй в глаза — все божья роса», как гласит мудрая русская пословица. Это о них, о «кулинарах» изготовления все более причудливых и фантастических блюд с информационно-психологической подливкой в надежде на то, что знаменитая американская демократия всеядна, а рецепт этих «блюд» продиктован не иначе как самим провидением исключительно для избранной нации.

…Сегодня по случаю есть резон отлистать календарь его величества времени на 55 лет назад и как бы окунуться в предстартовую атмосферу апреля 1961 года, когда состоялся знаменитый полет Юрия Гагарина. Нам, крымчанам, кстати, есть чем гордиться, если заходит разговор о первых космических стартах. Отец отечественной космонавтики академик Сергей Королев впервые глянул в небо с мечтой о его завоевании не где-нибудь, а у нас, в Коктебеле. Здесь же проходило и обучение будущих космонавтов безопасной методике при посадке на воду. Советский луноход испытывали тоже здесь, в поселке Школьное, что у балки Джабанак, в 21 км от Симферополя. Тут с 1957 г. располагался «Наземный пункт N 10». Это был гарнизон военно-космических сил СССР. Именно отсюда 4 октября 1957 г. был проведен первый сеанс космической связи с первым в мире космическим спутником. И именно отсюда осуществлялось управление пилотируемыми космическими кораблями и станциями СССР…

…Несколько малоизвестных штрихов предстартовой ситуации вокруг корабля «Восток» в апреле 1961 года. Королев явно торопился. Еще бы! В американской печати усиленно муссировалась информация о трагических стартах более десяти советских космонавтов, якобы уже погибших в космосе. Приводились даже конкретные фамилии. Как окажется позже, многие из фигурантов-«смертников» прожили после 1961 года десятки лет, большинство из них хотя и существовали, но не имели непосредственного отношения к полетам в космос.

В СССР в начале 1961 года прекрасно знали, что в США вот-вот запустят в космос корабль с человеком на борту. И Никита Хрущев поставил жесткую задачу перед Сергеем Королевым — главным конструктором и директором засекреченного предприятия по советской программе пилотируемых околоземных полетов: предельно ускорить запуск человека в космос.

8 апреля 1961 года начальник комплекса «Плутон» отдела испытаний средств защиты летчиков-космонавтов в различных условиях полета, в будущем Герой Социалистического Труда Сергей Григорьевич Фролов срочно вылетает в Крым. Двумя месяцами раньше здесь, в акватории Феодосии, проводились масштабные испытания с участием парашютистов в скафандрах космонавтов серии СК-1. И, надо признать, испытания не дали 100-процентного положительного результата. Вот почему заметно волновался Сергей Фролов, прибыв на морской испытательный полигон за три дня до старта Ю. Гагарина. И не зря. В тот день дул сильный ветер, и парашют испытателя Петра Долгова так и не отделился от скафандра и не «погас».

Об итогах было доложено по всей «командной цепочке». Знали об этом и Гагарин, и Титов. И все же «добро» на старт было дано. Может быть, именно поэтому, оценив ситуацию, Гагарин, уже спускаясь на парашюте в районе Саратова, отрезал пятнадцатиметровый фал, соединяющий его с болтающейся над ним МЛАС-1 (морская аварийная спасательная лодка), чтобы долететь до берега Волги, а не приводняться…

И еще один любопытный факт. Автору этих строк довелось 1 мая 1960 года быть причастным к проводке над территорией Советского Союза американского самолета-шпиона «У-2» (служба в войсках ПВО. — Авт.). Так вот, по итогам этого неординарного события (Пауэрса успешно «приземлили» под Свердловском) в воинские части ПВО страны выехала с разъяснениями специальная комиссия главного штаба противовоздушной обороны. И, помнится, майор КГБ четко объяснял, что вражеского пилота быстро схватили и обезвредили как шпиона, так как он был экипирован с элементами явно не отечественной символики.

…За четверть часа до знаменитого взлета Юрия Гагарина кто-то из членов госкомиссии вдруг обнаружил, что на скафандре Ю. Гагарина нет никаких опознавательных знаков. Срочно отыскали кисточку и охру, и главный конструктор скафандров для космонавтов Г.И. Северян, как говорится, вживую вывел первую букву из аббревиатуры «СССР» на скафандре Юрия Гагарина. За ним поучаствовали в этом своеобразном «пленэре» еще трое членов госкомиссии.

И последний, малоизвестный факт. Если Алан Шепард за миг до старта сказал: «Боже, не дай облажаться!», то Юрий Алексеевич бодро «оттолкнулся» от матушки-Земли со словами «Ну, поехали!»…

Однако вскоре он озвучил еще два слова, а именно: «Косберг сработал!» Это произошло якобы после отделения третьей ступени ракеты-носителя — наши первые космонавты, друзья Ю. Гагарина, в этом факте не сомневались. В ином случае как же трактовать содержание автографа Ю. Гагарина, данного отцу отечественного ОКБ «Плутон» Семену Косбергу, разработчику третьей ступени легендарной ракеты-носителя «Восток», — «За третью!»

…В 1961 г. американский президент Джон Кеннеди сказал: «Мы не можем победить СССР в обычной войне. Это неприступная крепость. Мы можем победить Советский Союз только другими методами». Это он — и об информационной войне, которая со времен «перестройки» достигла апогея именно в наши дни.

Верится, что высота принятия решения все-таки останется за нами…

Другие статьи этого номера