Серебряные струи

Серебряные струи

Зимой склоны массива Ай-Петри живут своей особой жизнью, отличной
от той, которая здесь кипит с мая по октябрь. Особое очарование есть в
возможности часами гулять по тропам, не встречая потока шумных
туристических групп. Пусты в этот период и многочисленные торговые
площадки вдоль автодороги, где летом предлагают сувениры, чай, орехи и
мед, а осенью — кизил и грибы. Для прогулки выходного дня мы выбрали
тропу к водопаду «Серебряные струи». Погода изумительная: уже нет
холода, но и летний зной не беспокоит.По разбитой автодороге, старательно, но безуспешно объезжая ямы, добрались до входа в Большой каньон Крыма. Налево — Большой каньон, направо — Малый. Машины оставили на пустой площадке у трактира прямо под вывеской «Осторожно! Злая собака». Собака оказалась осторожной, но не злой. Она вышла нас встречать и приветствовала танцами на задних лапах. Нет, она не выпрашивала кусочек колбасы, а как настоящая актриса — танцевала. Без вознаграждения ее за такой номер оставить было нельзя. Собака доедала лакомства, а мы ушли в лес.

Тропа миновала гостевой домик и дальше поднималась вдоль полноводного ручья по ущелью Малого каньона. По крымским меркам это уже не ручей, а река. Сары-Узень (Желтая река) — приток Коккозки, которая впадает в Бельбек. Шум воды на порогах реки делает невозможным разговор людей. Наслаждаемся звуками природы. Где-то рядом невидимая нами птица выводит весенние рулады. Вдоль тропы — деревянные тёсаные перила. Под ногами — тротуар из дубовых пеньков. Древесина потемнела от времени, но остается крепкой и вполне декоративной.

Примерно в 30-40 минутах хода от автотрассы шум воды усилился. Высота над уровнем моря — более 500 метров. Мы вышли к водопаду «Серебряные струи». Порода, слагающая тело водопада, в начале января 2016 года не выдержала мороза: лед разорвал ее и обрушил вниз. Прежнего шарма теперь нет, как нет и навеса для путешественников и драпировки из воды, за которой можно спрятаться. Теперь все куда скромнее.

Река берет свое начало из пещеры источника выше по склону. Карстовая полость собирает влагу с большого участка Ай-Петринской яйлы. Обилие извести в воде приводит к ее отложению в русле реки в виде сплошного ковра, который формирует причудливые ванночки от метра до пяти в диаметре. Да и сам водопад образован туфовой породой, рыхлой и пористой. Ее желтый цвет дал название речке. За тысячи лет образовалась высокая, но не очень прочная ступенька в ущелье. Вот с нее и устремлялась вниз вода «Серебряных струй». Обрушившаяся глыба козырька лежит у подножия водопада. Можно теперь говорить о камнепаде «Серебряные струи». А сам водопад начал накапливать туф для своей следующей инкарнации. Точнее, для реинкарнации, поскольку водопад должен себе сам построить новое тело.

Переходим речку по притопленным стволам деревьев. Вместо перил — огромный ствол, перекинутый с одного склона ущелья реки на другой. Когда-то этот гигант шумел листвой, а потом под натиском ветра рухнул вниз. От переправы уходим круто вверх по правому орографическому берегу. Тропа становится более пологой, бег реки замедляется. Едва слышно журчание воды.

Юсуповский пруд встречает нас голубовато-лазурной водой. Можно подумать, что в нем отражается небо. Но над головой — плотный туман, неба не видно ни кусочка. Это искусственное сооружение с мощной подпорной стеной. Вот только сильно заилился пруд, измельчал. Давно его никто не чистил от нанесенных водой и брошенных туристами камней. Вода приятно освежает летом. Удовольствие получают и любители зимних купелей. В любое время года температура воды от 6 до 8 градусов тепла. Когда-то здесь было форельное хозяйство князя Юсупова.

Прямо над прудом проходит лесная дорога. В верхнем борту над ней зияет вход в Желтую пещеру. У нее есть и другие названия, в том числе Сары-Коба. Сейчас вход в нее закрывают стальная решетка и несколько скальных глыб. Для спелеологов остался узкий лаз в обход решетки.

И вот первая видовая площадка. Туман закрывает окрестные горы. Их контуры едва угадываются. С этой точки мы могли бы увидеть склоны горы Бойко и сам каньон. Но сегодня зрелище не состоится. Еще через 10-15 минут мы оказываемся в таинственном лесу, ветви которого обильно покрыты изморозью. Температура воздуха падает. Те, кто одет в пуховики, застегивают молнии и чувствуют себя комфортно. Те, кто понадеялся на весеннюю погоду, оставил дома теплую одежду, ежатся и стараются идти быстрее. Замечаем в русле реки остатки стен гидросооружений. Здесь также разводили в прудах форель. Но от подпорных стен сейчас остались только груды камней и немного кладки.

Группа, растянувшаяся по дороге, собирается у перекрестка. На указателе надпись: «Чайный домик». Но направо стрелка показывает 4 километра, а налево — 2. Совещаемся. Выбираем более короткую, но крутую дорогу. Сил у нас еще много, а времени осталось в обрез. Отличная дорога серпантином поднимается по склону горы. Темп движения растет. Настроение бодрое. Даже эти крутые зигзаги дороги решаемся сократить по тропе.

В 14 часов с небольшим мы выходим на поляну у кордона «Чайный домик». Здесь догоняем группу севастопольских туристок, стартовавших чуть ранее. За столом под деревянным навесом группа завершает трапезу, допивает чай и пакует рюкзаки. Предводительница туристок говорит, что им предстоят еще длинный переход через Барскую поляну и спуск, уже в Соколиное. Желаем им удачи и разворачиваем на освободившемся столе свою скатерть-самобранку. Спросом пользуются и бутерброды, и рыбные котлеты, и горячий чай из термосов.

Вес рюкзаков заметно поубавился. Мы выходим к партизанской могиле за оградой кордона. Здесь в 1941 году погиб дед нашего спутника Юрия Лагуна. Имя деда — первое на плите. Минута молчания. И снова в путь. Теперь уже вниз. Идется легко, тропа читается. Часть серпантина миновали по сокращенкам. Любуемся лесом. И за полтора часа благополучно спускаемся к машинам. Собака-танцовщица проголодалась и настойчиво требует еды. Голос у нее прорезался. Выгребаем остатки из рюкзаков. Полкотлеты, кусочек батона, сосиска… и все. Собака разочарована, смотрит осуждающе. Больше не танцует.

Едва миновав по автодороге село Соколиное, замечаем в тумане просветы. Дальше над долиной Бельбека расстилалось безоблачное голубое небо. А в Балаклаве — кипень садов. Весна в самом разгаре.

В. ИЛЛАРИОНОВ, член Союза журналистов России.

На снимках: водопад; у партизанской могилы…

Фото автора.

Другие статьи этого номера