Любовь. Надежда. Вера

Любовь. Надежда. Вера

Они, как три кита, держат наш мир. Мир современного человека,
вовлеченного в бесконечную гонку, год от года все более ускоряющуюся и
порой не дающую шанса остановиться, взвесить, подумать, обстоятельно,
без суеты, не на ходу пообщаться, поговорить по душам, сердечно,
искренне, по-доброму…
Мы все куда-то спешим, летим, пытаясь объять необъятное, живем, не
выпуская из рук мобильного телефона или гаджета, черпаем информацию
не «из уст в уста», а из телеящика или компьютерного монитора. Ну прямо
как по кн. Вяземскому: и жить торопимся, и чувствовать спешим.
И лишь что-то «из ряда вон выходящее» иногда заставляет нас сойти с
дистанции этой безудержной гонки и вспомнить о простых и вечно
существующих любви, надежде, вере… О милосердии, сострадании,
доброте… Словом, обо всем том, что отличает нас, людей, от животных или
таких популярных нынче роботов.
Сегодня пятница, день нашего традиционного откровенного разговора о
важном. Его начинает А.П. Морозова, родившаяся и проживающая в
Севастополе с 1962 года.ДОРОГА К ХРАМУ

«Статья «80 лет ожидания…» о католическом костеле, опубликованная в «Славе Севастополя» в апреле этого года, снова вызвала в памяти грустные размышления о нас, севастопольцах, о вере, о наших истоках и о нашем отношении к себе и своему городу.

Один из лучших фильмов последних лет советского периода «Покаяние» Тенгиза Абуладзе завершается потрясающей сценой: пожилая женщина спрашивает: «Скажите, эта дорога ведет к храму?» Ей отвечают: «Нет, бабушка, эта дорога не ведет к храму». Зачем нужна дорога, которая не ведёт к храму?

В Севастополе к маю 1944 года не осталось ни дорог, ни улиц, ни кварталов. Но некоторые здания чудом уцелели. Среди них — здание католического костела Святого Климента Римского, построенного в 1911 году.

Впервые я посетила его, когда там располагался кинотеатр «Дружба» — в конце 60-х годов прошлого века. Крутые ступеньки вверх, затем из холла — не менее крутые вниз, стрельчатые окна, наглухо заложенные камнем, особая акустика и слова моего брата: «Это был костел». Эти слова произвели на меня странное, незабываемое впечатление. Мы, рожденные в СССР в Севастополе, не знали о христианстве ничего, только таинственные намеки на далекое прошлое.

Минули десятилетия. На просторах огромной Страны Советов мы создавали, каждый по мере сил, возможностей и образования, новую жизнь. Но, создавая новое, часто забывали об истоках нашей силы — вере, надежде и любви, без которых нет самой жизни. Ведь Бог — один. Путь к Богу и к храму — у каждого свой. Семейные традиции, эстетические ценности, приоритеты, воспоминания о самых счастливых или тяжелых днях…

Нашему городу-герою отмеряно историей столько, сколько и российскому Черноморскому флоту, первым командиром которого в Севастополе был Томас Маккензи — англичанин по происхождению, верный подданный Екатерины II. Появление на руинах древнего Херсонеса самого крупного православного христианского храма Крыма в конце XIX века произошло во многом благодаря заслугам адмирала Алексея Самуиловича Грейга, которого юношей в капитан-лейтенанты произвела сама императрица. Адмирал постоянно в письмах к Николаю I напоминал о необходимости строительства храма именно на территории Херсонеса. И сам Херсонес Таврический превращается в музей под открытым небом благодаря заботе и неустанному труду Косцюшко-Валюжинича — литовского подданного Российской империи.

Если вспомнить маршалов Великой Отечественной войны, то есть свидетельство Константина Рокоссовского, к которому обратился чекист с просьбой повлиять на сестру маршала. Сестра Рокоссовского (исповедующая римско-католическую веру), находясь в военном госпитале и страдая от невыносимой боли, громко молилась. Маршал, к своей чести, ответил чекисту: «Каждый как может, так и молится». Кстати, Рокоссовский был единственным в истории СССР маршалом двух стран: Маршал Советского Союза и маршал Польши.

Президент России В.В. Путин неоднократно встречался с Папой Франциском. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и Папа Франциск подписали совместную декларацию, где признали: католики и православные — братья. Губернатор Севастополя С.И. Меняйло подчеркнул: «Мы понимаем, что это костел».

Но и сейчас вновь и вновь стоят коленопреклоненные севастопольские католики на асфальте перед фасадом того, что строили как храм Божий. Вот и 28 мая прошло богослужение в честь Богородицы. Увы, снова на улице.

Нет сомнений, Севастополь и горожане только богаче станут, когда под сводами костела вновь зазвучит органная музыка и на концерты будут приходить целыми семьями. Слушать бессмертную музыку Баха, Вивальди, Шуберта, Бетховена, Чайковского. Божественная музыка очищает душу, делает ее богаче. Ведь не в деньгах измеряется богатство души.

80 лет назад католический костел, как и остальные христианские святыни, был закрыт. Страна и город тогда отвернулись от Бога. Но город, как и храм, выстоял, несмотря ни на что. Мы стали мудрее и терпимее, вспомнили о Боге, о своих истоках. Пора ВСПОМНИТЬ и о дороге к храму.

И еще хочу добавить: пусть переименованная в революционное время улица Католическая так и останется улицей Шмидта. Но пусть она ведет к храму.

Анна Петровна Морозова, родилась и проживаю в Севастополе с 1962 года».

Пусть все дороги в нашем городе ведут к храму. И не столь важно, будет ли это православная церковь, мечеть, кенаса, синагога, костел… Главное, чтобы сюда шли люди. Шли с любовью, надеждой, верой!

Что касается многострадального католического костела в Севастополе, то редакция «Славы» своего мнения не изменила. Мы выступали и продолжаем выступать за то, чтобы здание было передано верующим. И считаем сущим безобразием то, что богослужения наших с вами земляков-католиков проходят на улице. На земле. Ну чем, скажите, наши соотечественники так провинились перед Богом, что уже восемь десятилетий не могут зайти в свой храм? И не совершаем ли мы все грех великий, в большинстве своем молча созерцая творящееся непотребство?

* * *

Тему милосердия и любви к ближнему продолжат М.В. Недюжина и Н.М. Доброва. Слово — Матрёне Васильевне. В силу своих возраста и состояния здоровья она рассказала о произошедшем с ней по телефону:

» — 12 мая вышла на балкон своей квартиры, а проживаю я на улице Хрусталева, 19-а, на пятом этаже. Передвигаюсь на «ходунках» — ноги подводят, да и голова кружится. И надо же было такому случиться — упала я на балконе своем, а подняться без посторонней помощи не могу. Никому не пожелаю оказаться в подобном положении: дома — никого, а значит, и помощи ждать неоткуда. Понемножечку пришла в себя, собралась с духом и давай кричать с балкона, просить о помощи. Людей внизу много было, но все проходили мимо. Остановился и обратил внимание на мой крик один мужчина. Он спросил у меня, что случилось. Я, как смогла, объяснила и сказала, что связка запасных ключей есть у моих соседей. Они и дверь моей квартиры откроют, и дочери позвонят. Этот добрый человек сделал все, как я просила. Меня вызволили из «балконного плена», сообщили о случившемся дочери. Пока суетились, мой спаситель ушел, не назвав ни имени, ни фамилии.

Вот я и хочу через газету поблагодарить сердечно этого неравнодушного человека, не прошедшего, как сделали это многие, мимо чужой беды. Также я благодарна судьбе за то, что живут в нашем доме и хорошие соседи, которым можно доверять и на которых можно положиться.

Спасибо, люди добрые. Спасибо, мои дорогие. Если бы не вы, не знаю, чем бы вообще для меня закончилось мое падение на балконе. Здоровья, здоровья и еще раз здоровья вам всем!»

Благородный поступок незнакомого мужчины. Чем не урок для нас всех, вечно спешащих и норовящих проскользнуть мимо, если вдруг заметили кого-то нуждающегося в помощи на улице, в транспорте, в магазине? Мы оправдываем себя тем, что в эти моменты опаздываем на работу или на встречу, в институт или в школу. Тем, что, в конце концов, у нас есть свои дела. Как нам кажется, экстренно неотложные. А если завтра нам самим понадобится помощь, а мимо нас будут проходить люди, оправдывая свое равнодушие спешкой, как это зачастую делаем мы… Но, как правило, об этом, пока все хорошо, так не хочется думать.

* * *

Еще один пример простого человеческого участия к ближнему. О нем рассказала в своем письме Н.М. Доброва:

ГОРДИМСЯ ТАКИМИ ВРАЧАМИ

«9 Мая, в праздник Великой нашей Победы, стало плохо женщине. Она вызвала «неотложку», которая и доставила ее в инфекционную больницу, что на улице Коммунистической. Однако осмотревшая ее врач определила, что пациентка доставлена в лечебное учреждение не по профилю. Ей требуется помощь других специалистов, а не инфекционистов. Больная чувствовала себя очень плохо. И тогда доктор (фамилию ее пациентка в силу своего состояния спросить не смогла) вызвала такси и отправила больную в первую городскую больницу, где женщине была оказана квалифицированная помощь. К слову, поездку пациентки на такси также оплатила врач из инфекционной больницы!

Фамилию, имя и отчество доктора первой городской больницы им. Н.И. Пирогова женщина запомнила хорошо. Это Валентина Михайловна Лученко (отделение нефрологии). Доктор быстро поставила диагноз и назначила соответствующее лечение. «Чудесный врач», — так тепло отозвалась о ней пациентка-«путешественница» на такси Светлана Николаевна Пушкарева.

Женщина искренне, тепло и сердечно благодарит медработников, с которыми (по несчастью) свела ее судьба в День Победы, и желает им всего самого-самого доброго, главное — здоровья на долгие-долгие годы и успехов в нелегкой работе по спасению жизни и здоровья пациентов».

Редакции «Славы» остается лишь присоединиться к словам благодарности и выразить свое восхищение медицинскими работниками города-героя. Такими врачами можно не только гордиться, с такими можно горы сворачивать!

* * *

Завершает наше сегодняшнее общение Галина Прокофьевна Артемьева:

ХВАТИТ С НАС ЛОПУХОВ!

«В Севастополь вновь вернулся наш любимый, надежный и экологически чистый транспорт — троллейбус. Наконец закончилось тревожное, сумрачное время ограничения в снабжении электроэнергией.

Слава Богу, слава В. Путину, слава энергетикам, в тяжелых условиях протянувшим нити связи с Россией, выполнившим обязательство к 1 мая дать в Крым свет!

Президент слово дал. И слово свое сдержал. Это настоящий руководитель!

Ну а теперь немного «дегтя». Когда пошли троллейбусы, нормализовалась транспортная обстановка, может, настало время внимательнее посмотреть на пассажирский автотранспорт? Зимой было не до этого, ехали на чем угодно, терпели давку, неудобства, неопрятность. Не до того было, лишь бы доехать! Но теперь-то можно привести в порядок автобусы, ведь плата за проезд в них сравнялась с «топиками», а уровень комфорта в разы меньше! Ехала в таком мини-автобусе N 109 в Камышовую — удобно, чисто вымытые стекла, занавески на окнах… А в автобусах — стекла грязные, занавесок на окнах от солнца нет, духота, неопрятность. А уж на маршруте N 5 об условиях вообще говорить не приходится, эти маленькие неудобные треугольные ступеньки в салон просто ужасны, каждый раз при выходе рискуешь свалиться и сломать ноги! Неужели проблема для города найти для этого маршрута 2-3 нормальных удобных автобуса вместо этих «драндулетов». Это вполне бы обеспечило пасажиропоток в данном районе!

(К слову, опасные ступеньки — не только в автобусах 5-го маршрута. — Ред.)

Еще о наболевшем. Наш губернатор дал слово к 9 мая высадить тысячи штук цветочной рассады для оформления парков и площадей города. Дал слово, выполнил: высадили тысячи штук на многие тысячи рублей! Вот только ассортимент уж больно убогий и не праздничный совсем: желтые чернобривцы (по-русски — бархатцы, по-латыни — «тагетес») заполонили все городские цветники. Чернобривцы — «ребята» хваткие, хорошо приживаются, долго цветут, но только скучно такое однообразие! Особенно для центральных партеров и клумб.

400 метров — от драмтеатра до фонтана на Приморском бульваре — созерцаешь это желтое изобилие с вкраплением зеленого кустарника или рассады другого цвета, и возникает чувство однообразия, скуки, но не радости. Куда подевались яркие саливия, канны? Неприхотливая петуния, цветущая до поздней осени, и та стала редкой гостьей в нашем городе. Даже под белые и нежно-розовые розы умудрились высадить плантации желтых и оранжевых цветов, хотя на чистом газоне розы смотрелись бы куда эффектнее, чем на этом «огороде». Если в прошлые годы «желто-блакитные» цветники кое-кто приветствовал, то теперь хотелось бы что-нибудь поэстетичнее, поинтереснее, ведь деньги-то платят не только за количество, но и за качество и красоту…

В настоящий момент самое главное — подготовка к Дню России и Дню города: масса мероприятий, планы, суматоха, а в центре города, на Большой Морской, у здания главпочтамта, перед «фешенебельным» зданием «Диалога» опять на клумбе красуются лопухи в метр высотой! На семена, что ли, их выращивают или зелье какое-то будут из них варить?

Руководство города пешком не ходит, из машины на быстром ходу лопухи не замечает, мелочи!

Но нам, пешеходам, тоже хотелось бы порядка, красоты, праздника, как обещано. Хватит с нас лопухов!

Г.П. Артемьева».

Ох, правда, уважаемая Галина Прокофьевна, лопухов хватит! Как, впрочем, и других «будяков», расплодившихся на клумбах города. На многострадальные клумбы площадей Ушакова и Лазарева больно смотреть. «Рулонная трава» на клумбе пл. Ушакова была уложена немногим больше месяца назад, а во что она уже превратилась? Да и к прошлогоднему подарку — клумбе на пл. Лазарева — мы тоже относимся без всякого уважения. Та же «рулонная трава» местами пожелтела, а среди растений, должных изображать георгиевскую ленту, — сорняки да колоски. А ведь дарители предупреждали: «За «подарком» ухаживать необходимо! Тогда он будет радовать не меньше двух пятилеток!»

Мы же умудрились «ухайдокать» подарок за год с хвостиком — не жалко, мол, оплачено ведь не нами. Позорище какое! Еще один подарок со времен губернаторства В.Г. Яцубы тоже стал символом бесхозяйственности и какого-то оголтелого равнодушия. После выступления «Славы» «воткнули» в горшки на подпорной стене спуска Адмирала Октябрьского какие-то неказистые цветочки. Воткнуть-то воткнули, а про полив забыли. Вот и померли они, сердечные, так и не успев порадовать горожан и гостей Севастополя красотой своей неописуемой (см. фото). Доколе же такое безобразие в нашем граде продолжаться будет?

Другие статьи этого номера