Мыслеобразы, таящие опасность…

Рубрику ведет Леонид СОМОВ….Своих родителей я лишился рано. Они погибли на круизном теплоходе, который в 1984 году затонул в дельте Дуная. Так что меня (мне тогда было всего шесть лет) поднимала, растила, учила и даже женила моя бабушка по матери, Клавдия Степановна.

Других внуков у нее не было, а с мамой моего отца как-то не сложились отношения (у нее от дочери было целых три внука)…

Сколько себя помню, моя Клавуня просто тряслась надо мною. Даже в школу я пошел на год позже, и очень подозреваю, что именно она, пользуясь тем, что ее муж лет 20 служил в военкомате (друзья-то остались), каким-то мистическим образом «откосила» меня от армии. О чем, кстати, я вообще-то сожалею — больше чисто мужских ролевых качеств приобрел бы…

Но речь уже не о том. Начиная, пожалуй, с пятого класса со мной по жизни постоянно происходили какие-то «незапланированные» происшествия. И неизменно, хотя порой через «сопли и вопли» преодолевая их, я, возвращаясь домой, видел испуганные глаза моей бабули и ее рефрен-причитание: «Ну вот, я так и знала, я предчувствовала эту беду!»

Где-то лет в 12 мы с пацанами решили залезть на самую верхнюю, вообще-то хрупкую ветку старого тутовника, что рос на ул. Киевской. Мой дружок Витька уже было достиг цели, когда ветка предательски щелкнула, и он замер на высоте метров 15 в неестественной позе. Тихо все-таки добрался до основного ствола и благополучно спрыгнул на землю…

Однако я, «голову не включив», все-таки отважился полезть по сучьям вверх — уж очень хотелось выиграть витькин фонарик. Таков был спор: победитель получал определенную вещь, принадлежащую сопернику.

Как вы догадываетесь, я, конечно же, бухнулся вместе с треснувшей веткой на землю. Что спасло: уже в двух метрах от земли я судорожно ухватился за толстую веревку от некогда висевшего на стволе гамака, и… все обошлось.

Придя домой, я увидел сразу, с порога, мою бабушку с лицом, опухшим от слез. И первое, что она сказала: «Я так и знала…»

Потом на протяжении нескольких десятков лет со мной постоянно что-то случалось, хотя и без серьезных последствий. На выпускном вечере меня побили завистники за то, что, как потом выяснилось, я чересчур… фартово танцевал. В институтской лаборатории именно в моих руках взорвалась колба с каким-то химическим составом. Отделался, помнится, ожогом шеи и уха. Дважды в троллейбусе, в котором я ехал, случались пьяные разборки, и я ненароком был втянут в них, хотя, честное слово, выпиваю весьма умеренно.

В 2011 году со мной случилась самая неприятная история. Вернее, уже с моей бабушкой. Я был на ночном дежурстве, когда раздался звонок перед утром, и плачущим голосом моя Клавуня спрашивает: «Коленька, дорогой, тебя уже выпустили?»

— Кто меня должен выпустить? — спрашиваю я.

— Так полиция же! Звонил капитан, говорил, что ты сбил на своей машине мотоциклиста, предложил замять все, если я привезу ему 8 тысяч рублей, — захлебываясь от слез, тараторила моя бабуля. — Так я все и привезла на площадь Суворова.

— И что?

— Я спросила, а где, мол, мой внук? А они говорят, мол, вот денежку отдашь, позвоним в отделение, и приедет твой внук домой. Причем живой и невредимый, повезло ему, — говорят мне полицейские.

— А в каком они были звании, хотя бы старший из них? — спрашиваю я.

Бабушка высморкалась, успокоилась да и говорит: «Да не знаю я, они были в штатском…»

Вот такие пироги…

Как-то лет пять назад мне в одной компании повстречался человек, которого все звали экстрасенсом. Вышло так, что мы разговорились, и я ему рассказал о своих приключениях, о вечных бабушкиных страхах.

А он возьми и спроси: «А как вас встречала ваша бабушка, когда вы возвращались домой после очередного происшествия?» Я отвечаю ему: «Как правило, со слезами». Этот человек и «раскрыл карты»: «У вашей бабули по жизни очень сакральная интуиция… И ее мыслеобразы неизменно материализуются. Вот подумает о том, что, не приведи Господи, с вами что-то может случиться в очередной командировке, так непременно это и произойдет».

— Правда, — добавил мой новый знакомый, — у вас благополучная аура и сильный ангел-хранитель. Вот почему и не случается с вами чего-либо непоправимого. А бабушке надо внушить, чтобы она меняла свой негативный алгоритм мыслей…

Что я и сделал. Хочется надеяться, что добрый совет моего нового знакомого «придется ко двору» в нашей семье…

Н. РЕЗНИК, учитель химии.

ОТ РЕДАКЦИИ:

До недавнего времени все неведомое, что не может быть диагностировано на уровне наших пяти чувств, считалось ненаучными домыслами. Однако в XXI веке появляются новые хитроумные приборы и химические реактивы, которые приоткрывают завесу над невидимым миром. И в области проникновения в тайные уголки человеческого мозга фиксируется расширение границ наблюдаемого тела. Между тем не кажется ли странным, что, например, музыканты с тончайшим слухом улавливают 14 обертонов услышанной мелодии? Этим даром обладает лишь один из тысячи. Так что вывод напрашивается такой: существует бесконечное множество сверхфизических вибраций, но механизм некоторых природа открывает избранным. И такому носителю человеческой мысли открываются каналы некой огромной телеграфной сети, по которой текут мыслеобразы.

…Между прочим, в некоторых мистических верованиях Востока явно указывается на возможность возникновения коварных и незаметных мыслеобразов, таящих при передаче другому человеку явную опасность. Это явление мы наблюдаем и в качестве, получается, опасной опеки бабушки своего внука…

Другие статьи этого номера