Бой с подлостью

Бой с подлостью

Писатель Владислав Крапивин о Севастополе и возрождении пионерии.«Без любви детей к родителям человечество не выживет», — уверен писатель.

Владислав КРАПИВИН был и остаётся одним из тех писателей, чьи книги обязательны для прочтения мальчишкам. Дружба, честь, умение дать отпор подлости — все его повести и романы именно про это. И не только романы — не один десяток лет он возглавляет легендарный отряд «Каравелла», где ребята на практике познают, что это такое умение вовремя прийти на помощь или пожертвовать собственными интересами ради других.

«Я НЕ ПАЦИФИСТ!»

— Владислав Петрович, вы поддержали Крым, пожелавший вернуться в Россию. Но часть писателей высказывались о тех событиях как об «агрессии России». Досталось вам от этих «собратьев по перу»?

— Ещё бы! Были всякие мерзкие реплики, разговоры за спиной, какие-то невнятные угрозы… Я был к этому готов. Севастополь — мой любимый, можно сказать, второй родной город. Мне невыносимо представить, что он может быть каким-то другим, не русским.

Ещё в 90-е, когда Севастополь отдавали Украине, я говорил, что это чудовищная дурь на грани преступления. Что надо не присоединять к Украине Севастополь и Крым, а наоборот — наглухо перекрыть Перекопский перешеек и поставить там наши силы. Чтобы и в голову никому не пришло посягнуть на эту землю.

А когда началось воссоединение, восторжествовали историческая логика и справедливость. Я понял, что мой Севастополь возвращается. Сам в Крым я приехать не мог — уже еле ходил. Но позволил себе открыть бутылку коньяка и позвонил севастопольским друзьям: «Ребята, наконец-то это случилось! Давайте!»

— Но детскому писателю вроде бы положено быть пацифистом…

— Что значит «положено»? Аркадий Гайдар, великолепный детский писатель, он что, пацифист? Да, я против войны. Решать какие-то вопросы, пусть даже глобальные, с помощью крови — самое страшное преступление. Но встать на защиту того, что тебе дорого, — разве это значит напасть, развязать войну? Знаете, дети всегда задают вопросы вроде «Ты за кого?» и ждут чёткого ответа. Вот и в отношении войн надо всё определять в зависимости от конкретной ситуации. Когда стреляют по безоружным, по мирному населению, по детям, понятно, что те, кто так делает, — мерзавцы и сволочи. Когда украинские деятели сжигают живьём запертых в здании людей, как это было в Одессе, сразу становится понятно, кто за кого. Прав всё равно окажется тот, кто с оружием в руках встал на защиту человеческой жизни. В конце концов, в уставе нашего отряда есть пункт: «Я вступлю в бой с любой несправедливостью, подлостью и жестокостью, где бы их ни встретил. Я не стану ждать, когда на защиту правды встанет кто-то раньше меня».

ОБАЯНИЕ ОБОРОТНЕЙ

— Раньше герои в ваших книгах сталкивались максимум с крикливыми тётками. А сейчас вы поднимаете темы оборотней в погонах, ювенальной юстиции… Эти противники страшнее, чем тётки 70-х?

— Они страшны тем, что вызывают стремление к подражанию. Они показывают, что можно быть оборотнем и жить в своё удовольствие, даже преуспевать. Они демонстрируют, что за ними — сила. И это притягивает. Ребята, которые хлебнули общения с ними, став взрослыми, начинают жить по извращённым понятиям.

Конечно, нельзя прямо так сказать, что раньше врагами детей были только жлобы и крикливые тётки, а сейчас это бессовестные люди в форме. Но в целом ситуация стала более напряженной. К тем, прежним, добавились ещё и эти. Вот, скажем, ювенальная юстиция. Меня упрекали в том, что я её представителей рисую как каких-то зомби. Но ведь это не я сам придумал. Это мне рассказывали ребята, которые сталкивались с ними. Не писатель их расчеловечивает. Они сами по себе лишены каких-то человеческих качеств. Люди, которые пытаются заставить перестать любить маму и папу, — это уже не люди в полном смысле слова. Без любви детей к родителям нормального развития человечества не может быть.

— Ваш отряд «Каравелла» существует уже 55 лет — сначала в составе пионерской организации, потом, когда пионерии не стало, сам по себе. Сейчас идут разговоры о том, что назрела необходимость воссоздания детской организации…

— Я никогда не был сторонником уничтожения пионерской организации. Идея большого коллектива, где главное — чувство товарищества, где ты развиваешь свои способности, она же прекрасна! Другое дело, что нужно было отказаться от чрезмерной политизированности.

Создание новой такой организации можно только приветствовать, сказав: «Наконец-то!» Но как всё пойдёт в только что созданном Российском движении школьников? Чем будут заниматься ребята в этих отрядах? Мне это совсем не ясно. Главное, на чём я всегда настаивал и буду настаивать, — в новой организации нужно постараться сгладить военизированную составляющую. Потому что часто весь этот военный антураж становится самоцелью. Маршировать, строиться, говорить речевки, играть исключительно в военные игры, заниматься стрельбой… В ребячьей жизни всё гораздо шире, разнообразнее и интереснее. Пусть это тоже будет, но не становится главным.

ВЫИГРАТЬ ВОЙНУ

— А роль детской литературы во всём этом какова?

— Возможно, я сейчас скажу чересчур крамольную вещь. Но я глубоко уверен: если бы у нас в стране в 30-е и начале 40-х не было детской литературы, мы бы проиграли войну. А сейчас у нас детской литературы нет. Ею толком никто не занимается. Посмотрите, что с ней стало. Были прекрасные детские журналы. Был «Пионер», который прошёл всю войну и выжил. Был «Костёр». Они печатали великолепные вещи, ребята охотились за этими номерами. Вокруг редакций концентрировались писатели. Встречались. Советовались. Обменивались мнениями.

С исчезновением этих журналов пропала писательская среда. А если нет среды, не будет ни новых книг, ни новых имён. Теряется интерес. По-моему, даже у властей. А ведь это зря. В годы войны, в труднейшее время, когда, казалось бы, совсем не до того, нашлись же силы и у писательской организации, и у власти провести «Неделю детской книги»…

И всё-таки кажется, что это можно поправить. В последнее время я замечаю, что интерес у ребят к книгам стал возрастать. Не сильно, но всё же. Маятник качнулся в правильную сторону.

К. КУДРЯШОВ, (Екатеринбург — Москва).

По материалам «АиФ», N 22 за 1-7 июня 2016 года.

____________________

ДОСЬЕ

Владислав КРАПИВИН: родился в 1938 г. в Тюмени. Писатель. Окончил факультет журналистики Уральского государственного университета. Автор книг «Голубятня на жёлтой поляне», «Мальчик со шпагой». Лауреат премии президента РФ «За вклад в развитие отечественной детской литературы».

Другие статьи этого номера