Это сладкое слово «свобода»

Мы так часто употребляем слово «свобода», что, похоже, обесценили его
изначальное значение. О свободе говорят конституции всех стран и
времен, ее воспевают поэты и философы, о ней мечтает каждый смертный,
но… Когда человека спрашиваешь: а что же такое «свобода», то возникает
неловкая и долгая пауза. Не знаю, отчего, но вдруг захотелось изваять
профиль абсолютно свободного человека (понимая, что это — нонсенс и
оксюморон) в свободной на первый взгляд рубрике «Профили».«Свобода — это роскошь, которую не каждый может себе позволить».

(Отто фон Бисмарк)

_______________________________________________________________

Итак, сегодня мы с вами попробуем прийти к «общему знаменателю» в толковании феномена свободы. Сразу предупреждаю: сделать это будет нелегко, практически — невозможно, и уж тем более, «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется, и нам сочувствие дается, как нам дается благодать». Очень уместная цитата Федора Тютчева, не правда ли? Хотя спустя сто тридцать лет современный поэт Владимир Друк переиначит классика по-своему: «Так пусть оно пока заткнется — и это будет благодать». И вот с этого момента мы начинаем говорить о свободе.

Разочарование первое: кто-нибудь из читателей просил, чтобы его родили именно в этот день, в этом месяце, в этом году, в этой стране, в этой семье?.. Лично меня — нет (впрочем, я не жалею). Однако обидно сознавать, что с момента зачатия нас уже делают несвободными! Помните, как у Высоцкого? «Первый срок отсидел я в утробе — ничего там хорошего нет»! Ну а дальше — младенческий период — сплошь тирания и зависимость, то есть высшая степень несвободы. Вы же не можете вразумительно объяснить, чего именно хотите, а в это время над вами совершают бесконечные акты насилия: заставляют есть, когда вы сыты, засовывают в рот ненавистную и выплюнутую пятьдесят раз соску, кривляются перед вами, передразнивают, учат каким-то глупым словам, заматывают в тряпье, показывают прохожим, укачивают… Даже политзаключенных и узников совести не подвергают таким пыткам! Вот вам и свобода.

Про «унижения» и «истязания» в дошкольных и школьных учреждениях будем говорить, или все в курсе?.. Вот и ладно — сэкономим время на изучении «свободного» периода в жизни каждого счастливого обладателя паспорта и свидетельства об окончании средней школы. Дано: вы — свободный человек и вправе делать свой выбор. Ой ли?! Вы и вправду так думали или думаете?.. Мне вас жаль, ибо с этого момента ваши свободы будут попираться более жестко и недемократично, ведь к тирании родителей добавляется жесткий диктат государства. Заметьте: не отдельно взятого, а любого! Да, на вашей стороне — Конституция, гарантирующая неограниченную свободу, с другой стороны — реалии социума, всевозможные права и обязанности. Как правило, обязанностей всегда больше. Намного.

И вот тут мы подходим к материальной составляющей понятия «свобода». Недавно мне в голову пришла интересная мысль, которую до меня, но иными словами, озвучивали многочисленные умные мужи. Для себя эту печальную, но прочную связь между бытием и сознанием я сформулировал следующим образом: за собственную свободу расплачиваетесь лично вы, а за несвободу платят вам! И стало мне легко и хорошо, несмотря на некоторые математические нюансы: чем больше свободы, тем дороже она нам обходится. Но с другой стороны — чем больше не-свободы, тем больше вам ее компенсируют материальными благами. Для наглядности разберем на примерах.

Кто из нас не хотел бы получать зарплату министра? Воздержавшиеся есть?.. Единогласно, но… Чтобы стать министром любой отрасли надо успешно окончить профильный вуз, желательно (для подстраховки) жениться на веснушчатой анорексичной дочке директора завода, куда вы попали по распределению, быть активистом какой-нибудь партийной или профсоюзной ячейки, ну и там… по мелочам: ходить на охоту с начальством, приглашать их на банкеты «по случаю», подписывать нужные бумаги и «терять» «ненужные», заготавливать «котлеты» и «угощать» ими в нужное время нужных «голодающих детей Поволжья». И тогда у вас появляется «свобода» на покупку квартиры в престижном районе, новой «Тойоты», загородной виллы, двух-трех содержанок, ежегодных путевок в экзотические страны — много чего еще. Это ли не свобода, о которой мечтает каждый? Не это ли — символ успеха на зависть коллегам и «партнерам»?

Кто-нибудь помнит фамилию министра легкой промышленности СССР? Или тяжелого машиностроения?.. Образования, химической промышленности, здравоохранения, культуры? Я — нет. Зато я (и не только я) помню, кто такие Эрнст Неизвестный, Андрей Сахаров, Иосиф Бродский и Анна Ахматова, Юрий Любимов, Андрей и Арсений Тарковские, Фаина Раневская, Юрий Герман, Александр Солженицын… Заметьте: я говорю не о диссидентстве (это отдельная тема для серьезного анализа), а о степени свободы, которую каждый вправе выбирать сам. Парадоксально, но факт: длину «поводка» на ошейнике собственной свободы мы регулируем самостоятельно! Я не утопист и не экзальтированный романтик, но абсолютная свобода бывает только на необитаемом острове при условии, что вы там один. Как только появится хотя бы один сосед, сразу же начнутся вполне обоснованные ущемления ваших прав, претензии, упреки, скандалы, локальные конфликты. Кстати, впервые ограничения появились именно в раю: с этим говорить нельзя, туда не ходи, этого не пробуй! «На входе в рай — табличка «Вход» и запах… сероводорода» — как очень тонко подметил поэт. Так что давайте еще раз подчеркнем: абсолютной свободы в природе не существует, но длину «поводка» можно выбрать самостоятельно. Однако повторюсь: за свободу платим мы, за несвободу — нам.

И тем не менее, каждый из нас добровольно выбирает несвободу — статистика. Поцеловал одноклассницу — обязан жениться. Обзавелся семьей — будь любезен содержать. Превысил скорость — заплати штраф. Украл «колоски с колхозного поля» — отсиди. Предал Родину — искупи. И так — до бесконечности.

Вот вам и дилемма: «Эх, как бы я бежал бы в табуне, но не под седлом и без узды». Выходит, что абсолютной свободы нет, но все о ней грезят. Не проще ли научиться радоваться имеющимся гарантированным свободам? Ведь их не так уж и мало! Свобода вероисповедания, например. Кто мне помешает принять ислам или буддизм? Кто сможет воспрепятствовать обрезанию или смене пола (чур меня!)? Я могу поменять имя и фамилию, эмигрировать в Гвинею-Бисау, ругать политиков и сборную по футболу, но я не могу переходить дорогу на красный свет. Нет, могу, конечно, если почувствую, что светофор ущемляет мою свободу, но за это придется заплатить. Я могу курить в маршрутке и пить пиво на остановке, но опять же: придется платить! Я могу поймать краснокнижных крабов и охотиться на лебедей. Взять, да и прокатиться без спроса на машине с логотипом «ППС». Украсть у соседа по даче мешок с цементом и «обнести» его кусты с малиной… Разводить поросят в подъезде своего дома, сделать ложные вызовы всех экстренных служб одновременно, устроить в два часа ночи фейерверк под домом, послать участкового терапевта или участкового вообще — я многое, что могу, но добавит ли мне все это ощущение свободы? Что-то мне подсказывает, что — нет, не добавит. Но платить придется по каждому пункту. А как вы хотели? Свобода стоит дорого. Даже не так, она — бесценна!

Но, с другой стороны, у меня никогда не возникнет желания продать имеющуюся у меня степень свободы. То есть добровольно и за приличное вознаграждение укоротить свой «поводок», закусить «удила», позволить «оседлать» себя или ходить в ногу… Меня все устраивает, но за это не платят. И поделом: зачем платить человеку за его же свободу? А если вдруг почувствую, что мои свободы ущемлены — сорвусь с «поводка» и уеду на необитаемый остров, где нет ни денег, ни Правил дорожного движения, ни «кормушек», ни табличек «Вход и въезд запрещен!», ни дресс-кодов, ни «мнения общественности»… Где-то вычитал любопытную фразу: «Вот ты и пробил головой стену. Что будешь делать в соседней камере?»

Одна моя знакомая как-то обронила: «Моя свобода заключается в том, чтобы не делать ничего такого, с чем я не смогу заснуть». Это я веду к тому, чтобы мы всуе не «жонглировали» такими категориями и словами, как «свобода» и «воля». Свобода и воля проживают в монастырской келье, однако что-то не очень много желающих подселиться к ним. И даже жизнь с любимым человеком под одной крышей — это уже несвобода, но ведь добровольная. Поправьте, если я в чем-то ошибаюсь.

Ну а нам остается только научиться наслаждаться свободой, которой пришло самое «время жить в… Севастополе!» И научиться самим регулировать длину собственного «поводка». То есть степень своей свободы. Или несвободы. А еще не забывать, что подлинная свобода каждого человека находится внутри него, а не снаружи… Задумайтесь об этом!

К сему Андрей МАСЛОВ.

Другие статьи этого номера