Завтра была война

Яркие страницы в историю обороны Севастополя вписали воины 25-й
Чапаевской стрелковой дивизии Приморской армии. В годину нелегких
испытаний в 54-м Разинском полку прославленного соединения служил
батальонный комиссар Алексей Рындин. В наши дни его сын, Владимир
Алексеевич, ветеран Вооруженных Сил, открывает новые страницы
боевого пути воинов-чапаевцев.- За годы Великой Отечественной, — говорит Владимир Рындин, — состоялось два военных парада. Первый — 7 ноября 1941 года в Москве, когда после прохождения по Красной площади красноармейцы отправлялись на передовую. Почти по такому же сценарию 24 марта 1942 года проходил второй парад под Севастополем, в Мартыновском овраге. И в жесткой фронтовой обстановке, по существу под носом у врага, чапаевцы не изменили традиции устраивать торжественное шествие парадных расчетов по случаю очередной годовщины формирования части.

— Мартыновский овраг, — убежден Владимир Алексеевич, — достоин статуса памятного места не потому, что в скальном гроте на долгие месяцы там обосновался командный пункт дивизии, а именно как место проведения второго в период Великой Отечественной войны военного парада.

Это место действительно уникальное. Редкое даже тем, что, начиная с середины 60-х годов прошлого века, группами и поодиночке сюда потянулись ветераны 25-й Чапаевской стрелковой дивизии, пока к

90-м их поток по понятным причинам не иссяк. Владимир Рындин был в числе тех, кто осуществил пожелание ветеранов-чапаевцев обозначить Мартыновский овраг памятной доской. Она была изготовлена рабочими предприятия «Таврида Электрик», о чем позаботился в настоящее время депутат заксобрания города Вячеслав Горелов. Текст для доски написал историк Евгений Мельничук.

В лихие 90-е памятную доску выдрали «с мясом» ручищи заслуживающих презрения вандалов. Активисты дружно взялись за ее восстановление. Душевный порыв сильнее грубой силы.

Нынешней весной празднование 74-й годовщины военного парада в Мартыновском овраге прошло особенно торжественно. Хлопотами активистов, а также руководства и сотрудников Музея героической обороны и освобождения Севастополя местные и приезжие члены клубов любителей истории устроили реконструкцию военного парада и сражения с захватчиками в Мартыновском овраге.

Владимир Рындин причастен и к возвращению обращенной на Большую Морскую надписи на стене Покровского собора «Проверено. Мин нет…» Ее сделал сапер специального подразделения 263-й Сивашской стрелковой дивизии Ильин, в настоящее время проживающий в глубине России.

Что занимает неутомимого активиста в наши дни? Сравнительно недавно Владимир Алексеевич, сотрудничая с работниками музейного комплекса «35-я береговая батарея», получил доступ к электронной версии комплекта красноармейской газеты 25-й Чапаевской дивизии «Красный боец» с января по май 1942 года. Ее прислал в Севастополь из далекого Алтайского края Игорь Гниденко — внук редактора «Красного бойца» Григория Гниденко.

Ранее Владимир Рындин стал обладателем фотокопий отдельных выпусков дивизионной газеты за 1941 год. Они попали в наш город раньше хлопотами вдовы ответственного секретаря «Красного бойца». Долгие часы активист проводит, склонившись над подборками газеты военной поры. С волнением он нашел заметки с упоминанием об отце. Он выписывает фамилии и имена всех героев газетных публикаций. Их набралось около трети списочного состава дивизии — свыше 2200 человек. Есть ли они в многотомнике городской Книги Памяти, в списках Пантеона музейного комплекса «35-я береговая батарея»?

— Наверняка эти списки найдут достойное место в действующем в инкерманской школе-интернате музее 25-й Чапаевской стрелковой дивизии, — говорит Владимир Алексеевич. — В этом году его экспозицию уже осмотрело свыше 500 человек.

75 лет назад фашистская Германия и ее сателлиты пошли войной на СССР. Владимир Рындин поднял документы тех дней. По его мнению, 22 июня 1941 года не вышла ни одна газета с сообщением о вероломном нападении врага на нашу страну. Только редакция «Красного бойца», газета 25-й Чапаевской стрелковой дивизии, в этот трагический день выпустила экстренный номер: «…В бой за Родину! За Сталина!» Эти слова были очень нужны бойцам в тот час.

25-я Чапаевская стрелковая дивизия встретила войну у Прута, у Дуная, в районе городов Рени, Болград и Кагул. Через толщу времен от донесений, приказов, написанных 22 июня 1941 года, веет огнем и порохом. «Настал рассвет 22 июня 1941 года, — говорится в журнале боевых действий соединения. — Полки первого эшелона непосредственно у государственной границы подняты по тревоге в 2.00. Командир 31-го стрелкового полка В.А. Махумедьяр составил донесение N 1: «В 3.30 противник начал артиллерийский обстрел расположения нашего полка и гвардейского артполка. Есть убитые и раненые. В 4.00 наша артиллерия ударила по неприятелю».

Владимир Алексеевич открывает донесение штаба дивизии, составленное в 15.00 22 июня 1941 года: «В 3.30 в районе Кагула и Рени противник пытался переправиться на наш берег, но был остановлен…»

Потом были бои за Молдавию, оборона Одессы, Крыма, Севастополя…

На снимках: В.А. Рындин; фрагменты спецвыпуска газеты «Красный боец» за 22 июня 1941 года.

Другие статьи этого номера