Экспедиция за «диамантами»

Экспедиция за "диамантами"

…Геолог всегда находится в поиске: в поиске новых месторождений, в поиске ответов на нелегкие вопросы сохранения окружающей геологической среды или устойчивости береговых обрывов. Бывает, что сам поиск приносит не меньше радости, чем его конечный итог. Ведь в ходе него узнаешь что-то новое, делаешь интересные находки, которыми можно поделиться с другими. Примером такого краеведческого поиска может послужить попытка воспитанников объединения «Юные геологи» из Центра туризма, краеведения, спорта и экскурсий найти знаменитые крымские диаманты (одна их крымских тайн ХIХ века), которую они совершили в ходе летней экспедиции 2016 года.

Сначала о термине. Диамант — название алмаза на некоторых европейских языках. Часто эти слова являются синонимами. Но мы будем употреблять только одно существительное с прилагательным «крымский» — диамант, так как настоящих алмазов, не считая вездесущей алмазной пыли, в недрах Крыма нет. А вот крымские диаманты существуют. Их можно было даже купить в XIX веке на оживленных дорожных перекрёстках. Например, на Байдарских воротах. Но продавец, если он, конечно, дорожил своим именем, всегда подчеркивал, что продает именно «крымские диаманты», а не просто бриллианты. Поступая так, он не обманывал покупателя, а лишь следовал давней традиции торговцев драгоценными камнями давать не слишком дорогим самоцветам более пышное имя. Это новое, «облагороженное» название должно всегда состоять из двух слов: названия известного дорогостоящего минерала и прилагательного, образованного по месту добычи или продажи его менее знатного двойника. Так в мировом словаре камней-самоцветов появились десятки названий одного и того же минерала. Например, черным янтарем называют гагат, капские рубины — это более дешевые гранаты, а бразильский сапфир на поверку оказывался синим топазом.

Вернемся к нашим «диамантам». Задолго до их появления на рынке европейские любители украшений познакомились с мармарошскими диамантами — по месту их добычи в горах вулканического массива Мармарош, что в Карпатах. На самом деле это были водяно-прозрачные кристаллы горного хрусталя (разновидность вездесущего кварца — оксида кремния) особой формы, которая позволяла им отражать свет яркими бликами, подобно ограненному алмазу. Конечно, отличить мармарошские кристаллы от бриллианта не составляло большого труда, но как сувенир или дешевое украшение они вполне годились.

Найденные подобные кристаллы горного хрусталя в Крыму уже по традиции получили название «крымские диаманты». Вот как о них сообщает в своей книге «Очерки Крыма» (1881 г.) крымовед П. Давыдов: «Очень чистые щетки кварца около Туака, Кучук-Ломбата и особенно замечательные по блеску кристаллы из деревни Хайту близ Балаклавы, где отделывались когда-то и шли в продажу взамен алмазов».

Познакомившись с этой цитатой в книге известного минералога второй половины ХХ века В.А Супрычева «Крымские самоцветы», юные геологи Севастополя загорелись желанием найти чудесные камни, зная, что деревня Хайту сейчас называется Тыловое. Автор в устной беседе с Владимиром Андреевичем пытался выяснить, где же «близ Балаклавы» таятся заветные кристаллы? Но даже всезнающий минералог не смог ответить. Этому есть объяснение. Еще в начале ХIХ века маркшейдер Козин писал, что «жители, находя кристаллы горного хрусталя, весьма дорожат ими, берегут, как драгоценность, утаивая даже самое месторождение оных, и называют гору сию алмазною горою».

Нам пришлось начинать с самого начала. Первые походы в окрестностях села результатов не дали: геологическое строение окрестностей (нижнемеловые глины, верхнеюрские известняки) не давали повода на встречу с загадочными образованиями. Изучение административного деления Крыма XIX века показало, что деревня Хайту была центром Хайтинского уезда, куда входил целый ряд поселков ЮБК, в том числе Батилиман и Ласпи. И если для Давыдова Хайту лежит «близ Балаклавы» (а это, ни много ни мало, около 30 км!), то, естественно, любое расстояние в 10-15 км для него будет совсем незначительным.

Как могли жители Хайту обеспечивать постоянный уровень добычи этого минерала для регулярного предложения его на импровизированных рынках? Видимо, они знали, что наиболее вероятна встреча с ним там, где встречаются магматические породы с кварцевыми жилами. Таким местом, согласно геологической карте Крыма, являются окрестности поселка Форос. Туда и были снаряжены геологические экспедиции 2014-го, 2015-го и 2016 годов. Недалеко от знаменитой скалы Парус был разбит базовый лагерь, откуда начинались наши поисковые маршруты

На одном из таких маршрутов (еще в ходе первой экспедиции) наше внимание привлёк массив кристаллических пород, возвышающийся среди черных сланцеватых пород. Твердую, кристаллическую породу темно-серого цвета здесь когда-то ломали на строительные нужды. По характеру взаимоотношения магматических и осадочных пород было видно, что это интрузия, т.е. внедрение магмы в слои осадочных пород.

На поверхности массива можно было наблюдать трещины, которые рассекают его под разными углами. Они были заполнены смесью кальцита и крупных кристаллов кварца (характерная особенность данного месторождения). Их размеры — 3-4 см. Для Крыма кварц такого размера — большая редкость. Мы знали, что кварц отличается высокой твердостью (7 по шкале Мооса), а также инертностью к действиям кислот. Поэтому и решили искать кристаллы у подножия массива, где они при выветривании накапливались бы. Через полчаса поисков среди щебня вулканических пород каждый из нас был обладателем небольшой коллекции кристаллического кварца. Особенно азартно искал самый младший участник экспедиции — Максим Ржавский.

И все-таки последнюю точку в разгадке тайны хайтинских диамантов прошлогодняя экспедиция не поставила. Изучив фотографии кристаллов мармарошских диамантов, мы поняли, что они имеют другую форму — призматически-дипирамидальную, похожую на кристалл алмаза. Наши же кристаллы имели в основном форму удлиненного шестигранника. Кроме того, среди них было мало водяно-прозрачных, так как кристаллизация минералов в магматическом теле происходила не при той температуре, которая требовалась для «диамантов».

Наступивший новый полевой сезон-2016 вновь позвал нас в дорогу. Теперь мы внимательно всматривались во все кристаллические друзы и кальцитовые щетки на обломках пород по склонам. Первому повезло новичку Кириллу Мармышеву, нашедшему хорошо ограненный кристалл кварца. А на следующий день мы увидели среди молочных кристаллов кальцита яркий блеск каменной «росинки». Это и были небольшие, но очень яркие кристаллы крымских диамантов с их характерной двуглавой формой. Интересно, что кристаллы кварца нарастали на кристаллах кальцита, демонстрируя нам интересное явление — эпитаксию, то есть ориентированный рост одного кристалла на поверхности другого.

Важно отметить, что мы сделали свои находки в отвалах, не нарушая геологического обнажения, довольствовались тем, что уже само разрушилось. Кристаллы горного хрусталя выглядят, как готовые украшения, и очень понравились нашим девочкам — пятиклассницам Вике Швец и Тане Буниной.

В сентябре 2016 г. наши находки можно будет увидеть в витрине временной выставки, которая традиционно устраивается в Межшкольном краеведческом музее. А в начале нового учебного года будут обработаны полевые наблюдения, сделанные в экспедиции. Ведь юные геологи не только искали «диаманты», но еще и изучали интересную геологию Южного берега Крыма, который, согласно новым геологическим концепциям глобальной тектоники плит, относят к Южнобережному (Подгорному) меланжу. Но это уже совсем другая история (геологическая). Ее будут распутывать старшие воспитанники объединения — Артур Стрихар, Олег Котов, Владимир Петляк. Кто знает, какие открытия их ждут…

Н. ШИК, краевед.

На снимках: юные геологи в пути; интрузивный массив; сросток кристаллов кварца.

Другие статьи этого номера