Летний сезон театральных сказок

Летний сезон театральных сказок

Нынешнее лето будет особенным для тех, кто любит театр и считает его
посещение праздником: в июле на сцене Севастопольского
академического русского драматического театра имени А.В. Луначарского
начался сезон детских спектаклей. Почти все они, за исключением
«Золотой мухи», созданы заслуженным артистом Украины Евгением
Журавкиным. Основанные на богатом литературном материале спектакли
рассчитаны на семейный просмотр: «Золушка», «Белоснежка», «Русалочка».
Маленьких и взрослых любителей музыки порадуют мультконцерт
«Приключения очень важного чемоданчика», премьера которого
состоялась совсем недавно, и одна из любимых сказок крымской детворы
— «Пираты Карибских гор, или Похитители радуги». Главный
севастопольский «сказочник», актер и режиссер Евгений Журавкин, всегда
говорит о том, что секрет успеха сказок — интерес и удовольствие актеров,
которые не могут не передаться зрителю. А еще Евгений уверен в том, что
детей нельзя обманывать и актеры должны честно подходить к своим
обязанностям. В соответствии с такой установкой сделаны все его сказки.
Разные во всем, от содержания до сценического воплощения, они схожи в
обилии пластики, музыки и яркости сценографического решения.Увлекательный детективный сюжет отличает «Приключения очень важного чемоданчика». Зрители, следящие за тем, что происходит с министром мультипликации (Сергей Санаев) и его чемоданчиком, смогут подпевать всем, кто сопровождает его в сказочной стране: коту Леопольду (Юрий Корнишин), Атаманше разбойников (Ольга Лукашевич), Водяному (Андрей Бронников), Дуремару (Илья Спинов) и многим другим. Как известно, профессиональная вокальная подготовка давно стала одним из важных признаков «фирменного стиля» актеров нашего театра. Лиса Алиса и кот Базилио, Львенок и Черепаха, Кузнечик, Сыщик и прочие вызовут и у взрослых ностальгию по детским впечатлениям, а актеры наполнят новыми оттенками знакомые образы.

Е. Журавкин умело «столкнул» с героями известных мультфильмов и детских кинофильмов тех персонажей, что обрели жизнь именно на сцене театра имени А.В. Луначарского. В «Приключениях очень важного чемоданчика» участвуют придуманные им пираты — герои поставленного им же спектакля «Пираты Карибских гор, или Похитители радуги». Только здесь они исполняют совсем другую песенку, нежели в «родной» сказке, где пытаются украсть радугу у веселых красавиц-фей.

Сказка о приключениях незадачливых пиратов-новичков — это настоящий театральный праздник. Если кто не слышал «настоящей пиратской песни» или «пиратского танго», не видел «Барбацуцы», действительно много потерял… Эта постановка своим добрым и веселым театральным «хулиганством» напоминает спектакли «Античного проекта» в Херсонесе, руководит которым тот же Евгений Журавкин. Он сам занят в роли предводителя пиратов Бармалея Бармалеича. Сказке свойственны музыкальность и соразмерность, как и другой его ранней работе — «Золушке», которая тоже будет показана этим летом.

Е. Журавкина не случайно называют в театре Андерсеном: этим летом можно увидеть еще два его спектакля по произведениям великого сказочника. Это «Русалочка» и «100 поцелуев принцессы».

Главная отличительная черта «Русалочки» — контрасты. Они здесь во всем: в чередовании «дворцовых» эпизодов и сцен подводного царства, в смене света и полумрака, в роскоши одежд русалок и простоте костюмов Принца и его свиты. Здесь переплетены любовь и предательство, радость и горе. Литературный текст претерпел мало изменений, постановщик только лишь изменил финал, точнее, оба андерсеновских варианта: Русалочка не погибла и не вошла в сонм ангелов. Бабушка-русалка читает ей сказку на ночь, и все происходящее оказывается сном.

Стилистически закономерно входят в таинственную музыкальную атмосферу сказки несколько песен, музыку к которым тоже написал Е. Журавкин. В постановке нашла отражение его собственная любовь к морю. В прекрасной лирической песне Русалочки не сразу ясно, к кому она обращается — к возлюбленному или «стихии, и нежной, и сильной»:

Я люблю твою нежность — мгновения штиля,

И безумие страсти — порыв штормовой…

Как легко небеса мою жизнь разделили

На сонет «Без тебя» и поэму «С тобой»!

Из музыки, по словам постановщика, родилась лаконичная сцена бала — серьезный и трогательный танец Русалочки (Светлана Глинка) и Принца (Александр Аккуратов), в котором их кружащиеся силуэты говорят больше, чем слова. В танце Русалочка спасает и жизнь Принца: вращаясь на веревке в темной глубине, он тонет, а ее тоненькая легкая фигурка подталкивает его наверх. С помощью пластики и искусного освещения (как обычно, мастерское владение светом Дмитрия Жаркова) создается иллюзия того, что наверху — земля, где светит солнце и лают «лохматые рыбы», о которых так увлекательно рассказывает одна из сестер-русалок в исполнении Елены Василевич, а сцена представляет собою смертельно опасные воды. Внезапно наступающая темнота добавляет постановке сказочной таинственности, хотя временами вызывает испуг у самых юных зрителей. «Рельефно, как в аквариуме», — такого эффекта добивался постановщик.

Освещаясь, как кажется, всеми цветами радуги, к которым еще добавляют красок переливающиеся хвосты-платья русалок и их цветные волосы (костюмы Ирины Сайковской), сцена превращается в подводный мир, яркий и теплый, но в котором есть свои опасности, например, морская Ведьма. Роль этого мистического и опасного существа исполняют по очереди Ирина Демидкина и Ольга Лукашевич. Вкрадчиво извивается гибкое тело, покрытое сверкающей чешуей, смертоносные щупальца-пальцы отбрасывают длинные тени (как и в сказке «Ох, уж эти принцессы…», режиссером искусно используется театр теней), пугающе звучит нечеловеческая речь. Отняв голос у Русалочки, морская Ведьма в завораживающе опасной песне воображает себя «смертоносной сиреной»:

Пусть корабль спешит по водам

Сквозь летучих волн кипенье,

Пусть услышат мореходы

Наше сладостное пенье.

Постановщик снабдил эту героиню свитой — хищными пестрыми морскими каракатицами, подчеркнув, что «сказка драматична, как сама жизнь, и даже в подводном царстве есть силы добра и зла, и мир совсем не отличается от мира на поверхности…» Здесь есть и созидательные силы — добрые рачки-креветки, которые заодно и помогают в перестановках. Постановка отличается определенной технической трудностью благодаря частой смене эпизодов, максимальной сложности звука, использованию механизмов, пластической и акробатической составляющей. В сцене бури под порывами ветра и волн рушатся паруса, палубы и мачта корабля. На цветном полотнище-качелях Русалка взмывает из переливающейся глубины в солнечную высь, и разноцветная вода трепещет ей вслед. Такие эффекты достигаются лишь светом и искусно подобранными полотнами ткани.

Несмотря на обилие драматических событий, происходящих на сцене, сказка оставляет чувство гармонии и умиротворения.

А вторая постановка по произведению Г.-Х. Андерсена принадлежит к иному жанру. «100 поцелуев принцессы», по словам режиссера, — «забавная и оригинальная сказка». Постановщик использовал сюжет сказки «Свинопас», дополнив его разнообразными шутками, играми, погонями, шуточными драками и даже цирковым представлением. Действие происходит в императорском дворце (художник-постановщик — Наталья Лось), где все переворачивают с ног на голову три забавных хулиганистых поросенка (Виктор Неврузов, Сергей Колокольцов и Сергей Кулиненко) и такая же принцесса-сорванец, сводя с ума заботливых родителей-императоров (Ирина Демидкина и Алексей Красноженюк) и чопорную воспитательницу Мадам (Ольга Лукашевич или Галина Тигонен), в которой тоже просыпается желание веселиться и хулиганить от души.

Справиться с таким положением могут только принц-свинопас и его чудесный дымящийся горшочек, движущийся по сцене и поющий. А поросята умеют не только восхитительно хрюкать и возиться, но и писать записки и играть на музыкальных инструментах. Еще зрителей смешат незадачливые принцы, страдающие различными фобиями. Тщедушный певец Птю (Евгений Овсянников), «берущий настолько высокие ноты, что они практически не слышны простому человеческому уху», боится сквозняков, а прячущийся за спасительным забралом рыцарь Рихард Шепелявый (Андрей Бронников) обладает многими дефектами речи, но сохраняет свою заразительную жизнерадостность.

Присущий постановке минимализм декораций, хотя ярких и выразительных, уравновешивается множеством цветной бутафории, которую с удовольствием рассматривают дети: помимо волшебного горшочка, их внимание привлекают музыкальная чудо-трещотка, шампуры, с которыми поросята охотятся на принцев, и цирковой реквизит Мадам — пистолет, плетка, усы, цилиндр, кубы и обруч.

Режиссер всегда заботится о том, чтобы дети не заскучали, чтобы не рассеялось их внимание, а для этого особенно важно чередование ритмов. Здесь парные сцены принцессы (Светлана Глинка) и принца-свинопаса (Владимир Крючков) сменяются веселыми массовыми шумными играми поросят и фрейлин, дворцовым переполохом или «дрессурой» поросят.

Слои сказки показываются один из-под другого, как сочетаются в героях и разные манеры поведения: то Мадам норовит хрюкнуть, то поросята — гавкнуть. В постановке, как и в других, использована достаточно сложная световая и звуковая партитура, что также способно обеспечить необходимое разнообразие.

«Так хорошо, когда дети смеются», — уверен Евгений Журавкин, и эта его сказка заставляет вдоволь посмеяться и маленьких, и взрослых. Постановщик справедливо рассчитывает на то, что многие сцены вызовут у детей желание присоединиться к веселым играм поросят и фрейлин.

Чередованием смешного и страшного, веселого и печального отличается также «Белоснежка» — увлекательная музыкальная «история гномов» с неизменно добрым и жизнеутверждающим финалом.

Для самых маленьких зрителей театр показывает сказку «Золотая муха» Н. Абелевой (она же — автор постановки).

Заслуженная артистка Украины Нателла Абелева и ее ассистент Ольга Лукашевич создали захватывающее действо о Мухе-Цокотухе, включив в него не только саму сказку К.И. Чуковского, но и фрагменты других его произведений: «Мойдодыр», «Телефон». Черно-бархатный брутальный Паук (эту роль исполняют по очереди Александр Порываев и Евгений Чернорай) поет «Скрюченную песню», а с наивным Жуком (Владимир Крючков) происходит преображение под текст «Мойдодыра», положенный на музыку: темные лохмотья его костюма становятся белоснежными.

Спектакль, длящийся всего тридцать пять минут, почти весь создан из танцев и песенок, вызывающих смех не только детей, но и взрослых. «Иду, пою», — под переделку известной песни группы «Ноль» приходят к Мухе тараканы; «Ай-ай-ай-ай, спасите Муху», — просит Самовар; гости, ритмично стуча посудой, пьют чай под менуэт Л. Бокерини. Помимо узнаваемой и легкой для восприятия музыки, эту динамичную постановку отличают выразительные актерские работы.

Красавице-мухе в исполнении Татьяны Сытовой помогает Самовар — Андрей Бронников, чьи вокальные способности успешно используются постановщиками, а неподражаемое «буль-буль» становится способом выражения разных эмоций. Здесь каждое насекомое, пришедшее на именины, обладает яркой индивидуальностью, выраженной в костюме, пластике, мимике, голосе. Молодые артисты театра, очевидно, с удовольствием погружаются в жизнерадостную стихию сказки, созданной из музыки и ярких красок (художник-постановщик — также Наталья Лось).

Волшебные сказки театра имени А.В. Луначарского много лет помогают детям и взрослым наполнить жизнь радостью и яркими красками.

Е. СМИРНОВА, театровед.

На снимке: спектакль «Русалочка». Русалочки — Е. Василевич, С. Глинка, Г. Пятигорец.

Другие статьи этого номера