…Поход к Чайному домику, или Маршрут для «чайников», но с подготовкой!

...Поход к Чайному домику, или Маршрут для "чайников", но с подготовкой!

Старт похода из села Колхозного к кордону «Чайный домик» на склоне Ай-
Петри мы наметили на 8 часов в воскресенье. Погоду обещали переменно-
облачную, что давало нам шанс избежать полуденного зноя на переходе.Первая корректировка наших планов была вызвана отвратительным состоянием автодороги от Родникового до Колхозного. Машина буквально ползла по кочкам давно не ремонтированной дороги. Исчерпывающую консультацию по маршруту похода дал директор ДОЛ «Горный» Алексей Сидоренко. Он напомнил о том, что в горах самой быстрой дорогой оказывается не кратчайшая линия между двумя точками, а самая удобная и безопасная тропа.

И вот, оставив машину на просторной стоянке у гостиницы «Узунджа», мы отправились к одноименной реке. Все четверо имеют опыт походов в Крымских горах, но на этот маршрут вышли впервые. Есть о чем поспорить в выборе тропинок и дорог. Через 30 минут мы были на переправе. Зимой здесь река бурлит. Но летом едва журчит ручеек. Вся вода реки умещается в подземном русле. Дно реки покрыто толстым слоем известковых отложений и туфа. Вот под ним и укрывается основная часть реки. На правом орографическом берегу миновали каменный тур, сложенный за десятилетия руками самодеятельных и плановых туристов. Здесь проходили тропы нескольких местных и всесоюзных туристических маршрутов. Тропа по широкой расщелине вела нас вверх среди можжевельника. После 30 минут ходьбы в хорошем темпе выходим на пологие склоны тенистого леса, преимущественно грабового и букового.

Мобильной связи нет ни в «Горном», ни на склоне горы Сюндюрлюк-Каясы. Телефоны выключаем. Тропа преодолевает гребень и выводит на накатанную дорогу, спускающуюся на восток. Огромная поляна дает небольшой обзор окрестных гор. На опушке промелькнул олень, но позировать для фотосессии не стал. Мы — в старом фруктовом саду. Сегодня популярно название таких объектов — чаир. Экологически чистые сады, не знавшие химических обработок. Множество одичавших яблонь, груш, слив. Но плодов не видно. Справа — небольшой клин пшеницы в несколько десятков квадратных метров. Когда и кто ее сеял — не знаем.

Лес снова смыкает над нами кроны. Полное впечатление ухоженного городского парка. Деревья стройные, высокие. Подлеска почти нет. Ни банок, ни бутылок, ни полиэтиленовых пакетов. Красота! А вот и родник со студеной водой. Вид у родника более чем скромный. Накопитель накрыт старым колотым шифером. Температура воды — 8-10 градусов. Прямо из карстовой полости. Еще метров через сто встречаем пустое железобетонное сооружение, напоминающее дзот. Воды в нем нет. На карте есть отметка озера. Ищем. Действительно, озеро встречаем по левую руку. Ни одной лягушки. Никаких концертов. Огромная поляна, поросшая буйными яркими травами. Названия цветов даже не пытаемся вспомнить. Два добротных дома, вполне годных для проживания, сейчас пустуют. Прежний лесник, многие годы заботившийся о кордоне «Ай-Димитрий», ушел в мир иной. Нового пока найти не смогли. Работа и условия жизни — своеобразные.

На тропе — камень со стрелками-указателями. Выбираем стрелку «Чайный домик», изучаем карту. Небо стремительно затягивает принесенными с запада тучами. Включили телефон. Неустойчивая связь появилась на пару минут. Узнаем, что в Севастополе идет проливной дождь. И уже рядом с нами громыхают раскаты грома. Темнеет так, что тропа читается с трудом. На карте невозможно разобрать обозначения. Дождевая туча весом в сотни тонн опустилась на гребень горы, сбрасывая запасы воды. Вокруг бурлят потоки. «Ну да. В прогнозе говорилось, что временами возможен дождь», — говорит Александр. С нетерпением ждем, когда это «временами» иссякнет. До нитки промокшие, продолжаем путь по гребню. Холодает. Для путников в сандалиях на босу ногу и в трусах — не самое комфортное время. Дорога остается твердой. Глины на ней давно нет. Только камни. Под огромным раскидистым деревом выжидаем минут 15. Дождь стекает по кроне и ветвям. У ствола относительно тихо и сухо. Туча сползла с горы. Чуть посветлело. И уже через 20 минут, преодолев поляну, поросшую травой по пояс, мы оказались на широкой укатанной лесной дороге. Стрелка указателя «Барская поляна» четко показала, что нам нужно спешить в противоположную сторону.

Через три километра впереди показались просвет меж деревьев и поляна. Чайный домик встретил нас уже с лоскутами синего неба и проблесками солнца. В домике никого. Открываем его поворотом щеколды и бросаемся греться. Пока закипал чай на плите, солнце высушило и поляну вокруг домика, и наши футболки. Кипяток идет на ура даже без заварки. Помидорчики, огурчики, плавленые сырки, яйца и хлеб с колбасой вынимаются из рюкзаков и тут же становятся трапезой. Еще по кружке кипятка. Силы медленно, но уверенно возвращаются к путникам. Осматриваемся в хоромах. Две спаленки по восемь коек в два яруса. Общая трапезная человек на 20. Столовая с печкой дровяного отопления. Прихожая с газовой плитой и баллоном. В трапезной в углу стоит пластиковая новогодняя елка с прошлого праздника, на стенах висят гирлянды. Какие-то счастливцы здесь встречали 2016 год. Елку не стали убирать. Наверное, хотят вновь прийти в конце декабря нынешнего года и встретить новый, 2017-й.

Егерь кордона Александр подошел чуть позже и встретил нас приветливо. Поговорили с ним о его работе, о хороших и плохих туристах, о лесе и о зверях. Оказывается, свернув вглубь леса, турист может за несколько минут натворить много бед для лесного зверя. Запах человека может разлучить зайчонка с зайчихой, олененка с его мамочкой, сделать их добычей хищника или заморить голодом. Ходить нужно и можно только по обозначенным тропам. Ночевать — только в плановых приютах.

Наша группа принесла несколько банок краски для покраски оградки на могиле партизан, что рядом с Чайным домиком. Часть Севастопольского отряда погибла в боях с фашистами в 1941 году. Первым на могильной плите числится Иван Сурай — дед нашего спутника, офицера-подводника Юрия Лагуна. На его просьбу прибрать могилу егерь откликается охотно, обещает в погожий день заняться оградкой. Прощаемся тепло, обещаем вернуться осенью. Минута молчания у могилы защитников Родины. Здесь же встречаемся с группой самодеятельных туристов из Москвы и Питера. Трое взрослых и дети. Уже неделю гуляют по Крыму с палатками. Еще один дневной переход, и пора домой.

Обратный путь кажется куда более легким. Средняя скорость около 6 км в час. Для пересеченной местности — очень хороший темп. Лес щедро освещен косыми лучами солнца. Облака и тучки стремительно проносятся ветром у нас над головой, едва отбросив тень. Нас догоняет перемазанный грязью велосипедист. Улыбается, говорит, что заехал на гору еще до дождя, но особых проблем не видит. Своего залепленного глиной двухколесного коня ведет «в поводу». Но ведет очень быстро и вскоре исчезает из виду в направлении к Новобобровке.

Усталость сказывается на спуске к Узундже. Каменные ступени требуют осторожности. Темп сбавляем. Наслаждаемся можжевеловым запахом леса. На переправе вдоволь напиваемся речной воды и выходим к машине. Весь маршрут в этот день составил около 30 километров при восьми ходовых часах. Час — на обед и чаепитие в Чайном домике. Час — на фото и видеосъемку по пути, на водопой у родника и речки.

Маршрут (в нашем варианте его прохождения) доступен любой группе с начальной подготовкой. Но обзорные площадки мы не посещали из-за грозы. На видовые картинки нужно еще час-два. Но и темп можно увеличить при наличии здоровья и уверенности в выбранном направлении движения. Хороший проводник — залог успеха. В крайнем случае, нужны консультация специалиста, карта и компас. Одежда должна соответствовать сезону. Но и летом в рюкзаке курточка-ветровка, сменные носки и брюки не повредят. «Жареных не находили», — гласит древняя мудрость спасателей. Понты туристов в маечках и трусиках привлекательны для фотографов, но оборачиваются многочисленными укусами слепней и оводов, комаров и клещей за все выступающие части тела и прилегающие к ним под одеждой. Реакция ну очень неприятная, болезненная в течение недели (в лучшем случае). Бейсболка, шляпа, панама — на голову. Бандана — слабое утешение от солнца, сжигающего ваши уши, шею, нос и лицо. Не лишними будут и солнцезащитные очки. А вот кремы и мази будут только в тягость. Питье на весь путь лучше иметь на старте в количестве не менее литра. Родники в Крыму капризны. Да и качество их воды вам никто не гарантирует.

Группа должна двигаться плотной «стаей». Ведущий и замыкающий отвечают за целостность группы. Шаг вправо, шаг влево — попытка к бегству! Пресекаться должна без предупреждения. Нет трагикокомичнее ситуации, чем та, когда уставшая от перехода группа орет истошным голосом: «Федя, где ты? Где ты, Федя?» Думает, что орет на весь лес. Но уже за 20-30 метров этот ор превращается в жалкий шелест листвы. При дожде кричать вообще бессмысленно. Заблудиться даже в крымском лесу труда не составляет. А переохлаждение даже летом — вполне реальная угроза с самыми печальными последствиями.

Напомним и о том, что топонимика от карты к карте меняется. Каждый автор или издатель мнит себя большим специалистом в этом щепетильном деле. Например, село Новобобровка стало Новобобровским, село Родниковое — Родниковским. Села Колхозного давно уже нет. Поляны и турстоянки меняют названия. В том, конечно же, нет ничего страшного. Главное, чтобы сами горы оставались на месте, чтобы реки журчали, родники утоляли жажду. А с названиями мы как-нибудь разберемся.

Фото автора.

Другие статьи этого номера