Центр притяжения

Центр притяжения

Помните, так пели в нашей огромной стране, когда шел активнейший
процесс освоения космоса. Но даже уносясь в невиданные доселе
космические дали, покорители межзвездного пространства мечтали о
милой сердцу Земле, зеленой траве у дома, слышали во сне шум дождя и
не скрывали своего желания поскорее попасть домой. Туда, где тебя любят
и ждут. Туда, где ты родился, вырос, учился, влюбился… Словом, в те места,
с которыми у тебя связано все: и радостное настоящее, и восхитительное
прошлое. В тот центр притяжения, который никогда никто и ничем не
может тебе заменить.
Без ложной скромности позволим себе заметить, что для многих людей
таким центром притяжения был и остается Севастополь. Город мечты.
Город надежд. Город встреч. Город открытий. Лучший город на Земле.
Сегодня — пятница, день традиционного откровенного общения с
читателями о важном. Мы немного отступим от устоявшихся за много лет
правил и предоставим слово людям, которые очень хотят поделиться
своими воспоминаниями и мыслями с ныне живущими в нашем
изумительном белокаменном городе-герое. Для них это очень важно. А
значит, важно и для нас.
Слово — Ольге Леонидовне Давыдовой.ЭТО БЫЛО ДАВНО…

«…В Севастополь наша семья переехала летом 1952 года из Самары (в те годы Куйбышев). Город был тогда закрытым, но моего отца пригласили работать главным художником театра Черноморского флота.

Осенью я пошла в 9-й класс, в тот год он был самым старшим в школе. Прошло немало времени, я не помню номер школы, но здание нашей школы стоит до сих пор: к ней нужно подняться по лестнице с улицы Большой Морской. Завуч нашей школы говорила, что раньше, до революции, в этом здании размещалась женская гимназия.

Надо сказать, что в те годы в школах преобладало раздельное обучение (мальчики учились отдельно от девочек), но в этой школе оно было смешанным. В школе, которую выбрали для меня родители, учился сын сотрудника моего отца, и это придавало мне определенной смелости, так как до этого я училась только в женских школах.

Моя общественная активность буквально фонтанировала. Я с радостью участвовала во всех школьных мероприятиях. Осенью 1952 года в Севастополе готовились к проведению выборов в городской совет. Если кто не знает, напомню, что в избирательном бюллетене стояла одна фамилия, избирателям нужно было только опустить бюллетень в урну. Если фамилию кандидата зачеркивали, бюллетень считался недействительным. По велению высоких инстанций на собраниях производственных коллективов дружно утверждались предложенные кандидатуры, но формально все равно всенародные выборы проводились. Избирательными участками часто были школы, в том числе и наша. Перед выборами проходили встречи кандидатов в депутаты с избирателями. Эти встречи люди посещали, и довольно активно!

По избирательному участку, находившемуся в нашей школе, баллотировался главный режиссер театра имени А.В. Луначарского Бертельс Борис Александрович. На его встрече с избирателями сначала прошло знакомство с кандидатом, а потом состоялся концерт, подготовленный силами учащихся. Пока шла официальная часть встречи, мы, концертная бригада, активно готовились к выступлению. Я выступала со стихотворением Самуила Яковлевича Маршака «Мистер Твистер». Да еще пела в хоре, но это как-то в памяти не сохранилось. Со стихотворением «Мистер Твистер» я в этой школе выступала в первый раз, а до этого в школе в Самаре опыт уже был. И вполне успешный. Зрители активно реагировали на то, как мы показали этому мистеру Твистеру, бывшему министру американскому! Актовый зал был небольшой, свет горел ярко, зрители были видны хорошо. В таких условиях выбираешь человека, который благожелательно, с пониманием и сочувствием к тебе относится, и все выступление обращаешься к нему. Я тоже выбрала такого человека: в первом ряду сидел немолодой седой мужчина. Он одобрительно кивал, улыбался; как мне потом сказали, это и был Борис Александрович Бертельс.

Напомню содержание стихотворения: приехавший с семьей туристом в советский Ленинград банкир и богач отказался селиться в отеле «Англетер», где проживали афро-американцы. Швейцар обзвонил все гостиницы города, и Твистеру объявили, что свободных номеров нет в гостиницах всего огромного Ленинграда. Изможденный Твистер вернулся в «Англетер» и заснул с семьей в очень скромных условиях.

Как я воспринимала это стихотворение в мои 16 лет? Конечно, поступили круто: плевать мы хотели на миллионера! Подавляющее большинство моих слушателей воспринимало стихотворение так же. Но, прочитав книгу Ильи Эренбурга «Люди, годы, жизнь», я изменила свое восприятие «Мистера Твистера». Илья Эренбург пишет, что 30-е годы отмечены чрезвычайным низкопоклонством перед иностранцами (ведь они расплачивались валютой) и наплевательским отношением к соотечественникам. Я думаю, что мудрый Самуил Яковлевич Маршак надеялся пробудить в наших гражданах чувство достоинства.

Прошло время. Однажды ненастным днем я увидела идущего мне навстречу мужчину, он приподнял шляпу и поклонился. Это был Борис Александрович.

Наступило лето. Для ребят Севастополя лето — это, конечно, море! Купались мы на Приморском бульваре, «висели» на памятнике Затопленным кораблям, никто нас с него не сгонял. Не помню, от кого узнала, что Борис Александрович руководит драматическим кружком в Доме пионеров. Я пошла туда. Борис Александрович встретил меня словами «Я знал, что вы придете!» Он начал говорить о планах работы, о намеченной постановке пьесы, но я уже знала, что мы скоро уедем из Севастополя и я смогу посещать занятия только летом. На занятия кружка приходила я одна, и мы с Борисом Александровичем беседовали. Скорее, он рассказывал, а я слушала.

Это был уже 53-й год, Сталин умер. Дышалось и говорилось все более свободно. Бертельс говорил, что учился в кадетском корпусе, служил в молодости в Александринском театре. В одном из спектаклей играл вместе с Марьей Гавриловной Савиной. Если учесть, что Савина умерла в 1915 году, то его возраст ко времени нашей встречи был немногим более 60 лет. Мне он представлялся очень немолодым человеком! Борис Александрович рассказывал о своем участии в одной из постановок Александринского театра; пьеса была исторической, что-то времен Варфоломеевской ночи, играла в ней и Савина, а он исполнял роль одного из Валуа. Бертельс говорил, что роль была очень эмоциональной.

С Борисом Александровичем мы встречались в Доме пионеров не реже двух раз в неделю. Для занятий была отведена комната, где стояли столы и несколько стульев. Он, как правило, приходил раньше меня. Борис Александрович говорил, что нашел пьесу для постановки под названием «Таланты», для меня была обещана роль.

Почему немолодой заслуженный человек уделял мне столько внимания? Я думаю, что он был очень одинок. С коллегами, понятно, жизнь научила его не быть откровенным, а в моем лице он нашел благодарного слушателя. Так как встречались мы во второй половине дня, то после встречи я шла в Пушкинский сквер на встречу к своим одноклассникам. Мы шли вместе с Борисом Александровичем, и он меня провожал. Жаль, что в свои 16 лет я не поняла, какой подарок получила от Господа, общаясь с таким человеком!

В то время в Севастополе действовали два театра: городской театр имени А.В. Луначарского и театр Черноморского флота. Конечно, театр Черноморского флота в основном обслуживал гарнизоны на побережье Черного моря. Базой театра был Дом офицеров флота в Севастополе.

У меня не сложилось мнение о театре Луначарского, так как я была только на сдаче спектакля «Грушенька» по сюжету произведения Лескова «Очарованный странник». В театре же Черноморского флота я просмотрела все спектакли, которые, как полагается, носили патриотический характер, например, «Незабываемый 1919-й».

В то время шла война в Корее, и был поставлен спектакль «Полковник Форстер признаёт себя виновным». Полковник, разумеется, американский. Автор пьесы — советский драматург.

Думаю, в театре Черноморского флота было много хороших актеров, но мне запомнился один актер — Легранд. Например, он играл роль Родзянко в одном из революционных спектаклей, полковника Форстера. Жаль, что многие великолепные актеры провинциальных театров так и остались неизвестными большому кругу публики.

Но вернусь к Б.А. Бертельсу. Борис Александрович познакомил меня с некоторыми правилами произношения сценического текста. Я знала, что в Малом театре отдельные слова произносили особо. Например, помню, что слово «для» произносится как «дли», «хоть» произносится как «хыть». К сожалению, не могу передать произношение слова «как», которое звучит довольно резко в музыкальных произведениях. Могу только сказать, что оно произносится так, что второй звук «к» как бы сливается с первой буквой последующего слова…

Конечно, такую роскошь — особое произношение — использовать сегодня нет надобности. Если, например, народный артист СССР, да еще и режиссер говорит «сИроты», а одна из ведущих актрис Малого театра в телепередаче произнесла слово «бАловаться» вместо «баловАться»… А уж всяким «рАкушкам» и «цЕпочкам» нет числа.

Мы так много говорим о патриотизме, но почему-то любовь и уважение к государственному языку в это понятие не входят! Особенно огорчает выступление «как бы» видных деятелей культуры, корреспондентов телевидения и радио.

Севастополь — город не только воинской славы. Она может сиять по-настоящему лишь в культурном городе. Хотелось бы, чтобы жители Севастополя ценили и помнили Бертельса Бориса Александровича, главного режиссера Севастопольского театра имени А.В. Луначарского, который с любовью отдавал городу свой талант.

Ольга Леонидовна Давыдова».

Воспоминания уважаемой Ольги Леонидовны записал ее сын, Дмитрий Добровольский. И, отсылая их в редакцию, он сделал трогательную приписку: «…Мы с мамой будем рады, если вы посчитаете возможным опубликовать эти воспоминания в газете «Слава Севастополя»…»

Сегодня О.Л. Давыдова живет далеко от Севастополя. И отказать ей, любящей наш город и хранящей в памяти его замечательных людей, в такой малости, как публикация воспоминаний, мы, конечно же, не могли.

Уважаемая Ольга Леонидовна, искренне благодарим вас и вашего сына Дмитрия за удивительное письмо, за уважение к городу русской славы, за веру в его жителей. Вместе с вами надеемся, что Севастополь не только будет городом воинской славы, но в ближайшем будущем заслужит право называться и культурной столицей России. Здоровья вам и активного долголетия.

* * *

А теперь эстафету принимают Калиниград и калининградец, Владимир Борисович Костомаров:

«ПРИКЛЮЧЕНИЯ КАЖДЫЙ ДЕНЬ…»

«Где находится лагерь «Артек»? Уверен, что ответите без труда: на Южном берегу Крыма. Если более точно, то между Ялтой и Гурзуфом. А что вы слышали о балтийском «Артеке»? Правда, в отличие от своего южного тезки, существовавшего еще в советские времена, этот открылся в Калининградской области сравнительно недавно — в 2011-м. Начинался как региональный проект, патронируемый областным агентством по делам молодежи, но уже в следующем году стал международным.

Дальше — больше. С прошлого года лагерь, расположенный на берегу живописной Филинской бухты, в четырех десятках километрах от столицы янтарного края, получил статус федерального. Несколько лет назад его развитие активно поддержал президент России Владимир Путин. В своем обращении к организаторам, глава государства, в частности, отметил: «Искренне рад, что ваш масштабный проект состоялся, как говорится, «выстрелил», стал настоящим центром притяжения для талантливой, инициативной молодежи из нашей страны и многих зарубежных государств, востребованной площадкой для интересных и плодотворных дискуссий с известными учеными, политиками, представителями творческой интеллигенции, деловых кругов. И, конечно, в сфере вашего внимания — обсуждение совместных планов в области образования, науки, культуры, спорта, добровольческой, волонтерской работы».

В период подготовки к нынешнему, уже седьмому, сезону многое в балтийском «Артеке» было модернизировано. Улучшены системы электроснабжения, водоснабжения, канализации, появились стационарные туалеты и душевые, установлены современные палатки с кроватями. Вот как прокомментировал эту работу заместитель председателя правительства Калининградской области по социальным вопросам Алексей Силанов:

— Сделано все, чтобы участники форума не отвлекались на быт, а полностью погрузились в настоящую и интересную образовательную программу.

Пресс-секретарь балтийского «Артека» Екатерина Аржанова уточнила, что нынешним июлем на самом западе нашей страны соберутся 350 молодых педагогов. По ее словам, поставлена задача: помочь идеям и интересным молодым людям сделать шаг от пилотного запуска проекта и первого пользователя до договоренности с партнером или заказчиком о сотрудничестве. Для обсуждения сформированы семь основных направлений: туризм, экология, агро, человек будущего, технологии и наукоемкие проекты, развитие территорий, наше общество.

В янтарном крае ждут гостей из многих российских регионов. Из Севастополя — это педагог-организатор, преподаватель физической культуры средней школы N 46 Анна Молчанова. Что ей представляется принципиальным в труде учителя? На этот вопрос отвечает так: «Быть педагогом-организатором мне очень нравится. Это здорово, увлекательно, интересно, захватывающе. Каждый день для меня в этой должности — приключение. Каждая встреча — открытие. Каждый ребенок — новый мир. Мое хобби — это учиться, расширять свой кругозор».

Кроме Анны, город-герой представят на самом западе России педагог-организатор Севастопольского Дворца детского и юношеского творчества Ирина Лозюк и студентка Севастопольского филиала РЭУ имени Г.А. Плеханова Анастасия Дьяченко.

Владимир Костомаров».

Два «Артека» в России. А почему бы и нет, если и крымский, и балтийский действительно будут оставаться центрами притяжения для инициативных и талантливых ребят и взрослых. Для тех, кто будет жить в России и прилагать все силы к тому, чтобы наша страна была успешной и процветающей.

На сегодня все. Остается лишь поздравить жителей Севастополя, его гостей и, конечно же, моряков-черноморцев с праздником — Днем Военно-Морского Флота России.

Здоровья, стабильности, мира и семь футов под килем всем нам!

На снимках: О.Л. Давыдова, балтийский «Артек».

Другие статьи этого номера