Музы на войне

Музы на войне

Кто-то, не подумав, ошибочно сказал о том, что при говорящих пушках музы
молчат. Экспонаты работающей в эти дни в кинопавильоне Государственного
музея героической обороны и освобождения Севастополя выставки «70
мелодий Победы» свидетельствуют об обратном.У этой выставки — 80 авторов: главный консультант и руководитель проекта, куратор, дизайнеры, звукорежиссер, художник по свету, монтажер, редактор… Они привлекли к сотрудничеству свыше 40 музейных учреждений, в том числе столичные Государственный исторический, Политехнический, Военно-исторический артиллерии, инженерных войск и войск связи, Государственный архив кинодокументов, Государственный литературный, Музей великих войн ХХ века, группу частных коллекционеров и, конечно же, Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры имени М.И. Глинки.

Старший товарищ автора этих строк, редактор джанкойской горрайонной газеты «Заря коммунизма» В.Н. Паршин, царство ему небесное, в годы Великой Отечественной находился в рядах защитников Ленинграда. Он, если и вспоминал о войне, то не о крупных военачальниках, не о перенесенных жутких лишениях, а о приезде на передовую с песнями легендарной Клавдии Шульженко. Не в этом ли платье, помещенном нынче за стеклом витрины, знаменитая артистка выходила на публику в осажденном городе на Неве?

Под витрины художники-дизайнеры предложили приспособить ящики из-под боеприпасов. Они грубы с виду, но источают атмосферу серьезных испытаний, атмосферу солдатского подвига. В одной из витрин пучок яркого света брошен на прошедшую через пламя войны гармонь. Под стекло своеобразных витрин помещены также другие реликвии, например ноты песен, созданных поэтами и композиторами, вдохновленными жертвенным порывом народа, вставшего на защиту Родины от фашистов. Вне сомнения, первая среди них — «Священная война». Достаточно назвать это великое произведение, чтобы глубоко в душе эхом откликнулись первые его слова и ноты.

Как и всякое значительное творение, «Священная война» обросла всевозможными легендами. Так, в «подернутых желтизной» изданиях пишут, что до сих пор берущая за душу песня была создана задолго до нападения на СССР коварного агрессора. Но вот перед нашими глазами документ — авторские ноты с резолюцией относительно песни А.В. Александрова на стихи В.И. Лебедева-Кумача «Священная война»: «Решением управления по контролю за зрелищами и репертуаром Комитет по делам искусств при Совнаркоме СССР разрешает к исполнению произведение…» Размашистая подпись и печать ответственного лица поставлена 28 июня 1941 года. Ни днем раньше, ни днем позже. Не прошло и недели, как на забитом отправляющимися на фронт воинами вокзале А.В. Александров и артисты руководимого им художественного коллектива исполняли произведение, которому было суждено стать музыкальным символом победоносной войны. На протяжении всей Великой Отечественной Всесоюзное радио начинало эфир с этой песни. Кто после этого скажет о молчавших в ту пору музах?

Завидная судьба сложилась у песен братьев Дан. и Дм. Покрасс на стихи В. Лебедева-Кумача «Если завтра война», «Подымайся, народ», у песни В. Соловьева-Седого на стихи А. Чуркина «Вечер на рейде». Вслушайся, читатель:

Споемте, друзья,

Ведь завтра в поход

Уйдем в предрассветный туман…

Как еще не вспомнить легендарную «Темную ночь» Н. Богословского и В. Агатова, написанную на одном дыхании весной 1942 года к кинофильму «Два бойца».

Среди этих несомненных шедевров не только не затерялся, но и стал своим «Заветный камень». В 1941 году автор мелодии этой песни Б. Мокроусов вместе с поэтом А. Жаровым оказался среди защитников Севастополя. «Нужна песня, — сказал композитор. — Широкая, эпическая, сдержанная, торжественная». Творческие люди приступили к работе. Уже рождались первые музыкальные фразы и стихотворные строчки, но обстоятельства войны разлучили друзей. Одного командировали на Северный флот, другой остался в Севастополе.

Б. Мокроусов и А. Жаров встретились лишь в 1943 году. Поэт изложил композитору содержание прочитанного в газете очерка о последних защитниках Севастополя. Уходя, они брали с собой частицу земли великого города с тем, чтобы, вернувшись обратно, положить ее на место. Так родился «Заветный камень».

На выставке «70 мелодий Победы» можно увидеть не только ноты знаменитой песни, но и гитару Л. Утесова. В годы войны и в течение десятилетий после ее завершения «Заветный камень» прочно закрепился в репертуаре выдающегося артиста. «Есть у нас царь-пушка, есть у нас царь-колокол, и есть у нас царь-песня «Заветный камень», — говорил Леонид Осипович. Нередко пел он ее под перезвон струн этой гитары.

Удивительное дело: Севастополь и севастопольцы вдохновляли поэтов и композиторов в первые послевоенные годы и вдохновляют до сих пор. Мелодию «Легендарного Севастополя» на стихи П. Градова В. Мурадели написал в 1954 году. Авторы посвятили песню 100-летию начала первой обороны города и 10-летию освобождения его от фашистских захватчиков.

Годом позже родился «Севастопольский вальс». Некоторое время композитор К. Листов искал поэта, который согласился бы написать стихи к уже созданной музыке. Им оказался Г. Рублев. Несмотря на нездоровье, он взялся за перо. Ему помогал К. Листов. Композитором целиком написан припев вальса, остальное — Г. Рублевым. Правда, поэту не суждено было услышать первое профессиональное исполнение вальса Г. Отсом и В. Бунчиковым.

Выставка «70 мелодий Победы» необычна. Ее экспонаты можно не только видеть, но и слышать, осязать. Достаточно, умеючи, коснуться кнопки, чтобы вспыхнул экран с видеозаписью выступлений любимых артистов.

Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры имени М.И. Глинки и Государственный музей героической обороны и освобождения Севастополя — главные организаторы выставки в нашем городе. В ходе переговоров их руководители, М. Брызгалов и Н. Мусиенко, отметили пути дальнейшего сотрудничества. Скажем, москвичей заинтересовали хранящиеся в Севастополе материалы о пребывании в городе В. Мурадели, о творчестве Б. Боголепова. Нынешняя выставка продлится до 30 августа. Вероятно, не последняя.

На снимках: на открытии выставки «70 мелодий Победы» в Москве побывали члены правительства, в том числе министр культуры В. Мединский; экспонаты выставки.

Фото автора.

Другие статьи этого номера