Человек на обочине…

Не всем читателям это нравится, но иногда нам, журналистам, приходится
приоткрывать некоторые технологические нюансы работы. Чтобы быть
правильно понятыми. Вот и для меня здесь и сейчас такой особый случай
наступил. Хочу рассказать, как мы определяем тематику очередного
«Вопроса в лоб». Разумеется, отслеживаем общую конъюнктуру «горячих»
тем, нередко читательский звонок или письмо могут оказаться моментом
истины… Но всегда решающим становится внутренняя реакция самого
журналиста на проблему. Иначе как писать, если тебе все это, как
говорится, по барабану. Лично меня особо зацепил недавний случай на
остановке «Пл. 50-летия СССР». На самом солнцепеке лежал человек лет под
60. На лондонского щеголя, разумеется, не похож, но и до нашего бомжа
вроде недотягивал. Все отводили глаза и спешили мимо. Кроме одной
бабулечки сильно пенсионного возраста. Когда кто-то решается на этот
первый шаг, начинают подходить и другие. «Да он — в драбадан!» — сделал
открытие один из помощников. «На таком солнцепеке умереть может, —
стояла на своем пенсионерка. — А это наш, советский человек!» В общем,
«купила» она нас и этой ностальгической фразой, но главное — каким-то
безоговорочным фактором внутренней доброты. Трое мужиков
подхватили страдальца за руки-ноги и отнесли в тень. Кто знает, может, и
правда спасли жизнь… Вот тогда и родился вопрос: «Что вы сделаете при
виде лежащего на улице человека?»»Мне 50 лет, — позвонила в редакцию Вера Ивановна, — то есть я выросла в Советском Союзе, воспитывалась в нормальной семье, училась в нормальной школе. Задали бы вы мне такой вопрос в той стране, которой уже нет, я бы, конечно, ответила: «По велению души и в соответствии с внутренними установками обязательно подошла бы и оказала помощь. Тогда бомжи, пьяницы, беспризорники, наркоманы на улицах штабелями не валялись. И лежащий на тротуаре человек… Ну это как сигнал SOS. Если ты не моральный урод — среагируешь.

А как сейчас поступлю? Честно скажу: не знаю. Особенно после одного реального эпизода, участницей которого случилось побывать. Этой зимой пошла вечером в магазин, а около него лежит человек без признаков жизни, пульс не прощупывался (мороз и снег), вызвали «скорую». Так когда его откачали, он еще начал материть всех и руки распускать. Оказалось — один из этих «боярышников». Нажрался дряни и чуть коньки не откинул. Вот ходит теперь и даже не подозревает, что люди ему жизнь спасли. Часто вижу его под тем же магазином. Как правило, в непотребном состоянии. И уж извините меня, грешницу, но нет-нет да и подумается: ну какая от него польза? Зачем спасали?»

Откровенно говоря, услышать столь практичный вопрос от «рожденного в СССР» оказалось большой неожиданностью. Среагировать не успел, а собеседница трубку положила… Может быть, вот это подойдет. Историю с трагическим концом рассказала Анастасия Павловна. Ее сосед по дороге с работы потерял сознание и умер. Прямо посреди тротуара. Можно сказать, в толпе равнодушных людей, в которой не сразу нашелся один неравнодушный. Врачи потом сказали, что если бы «скорую» вызвали раньше, человека спасли бы: инфаркт…

«Я — человек старой закалки, или, как теперь говорят, старой формации. Бережному отношению к человеческой жизни нас учила война. До сих пор помню, с какой самоотверженностью заботились о нас матросы с лидера эсминцев «Ташкент», на котором мы уходили из окруженного врагом Севастополя. Когда вырвались, тут же принесли чай с лимоном (где только взяли!). А в Новороссийске встречали настоящим домашним хлебом. На всю жизнь запомнила ту удивительную неподдельную радость встречавших: «Добрались! Живые!»

К сожалению, даже из Севастополя это уходит, сетует Анастасия Павловна. На мой взгляд, это плохо, но я не знаю, что тут можно сделать».

А вот Николай Петрович Самарин, похоже, знает. По его мнению, во всем виновато государство, которое своей политикой, вернее полным отсутствием таковой тиражирует в обществе негативное отношение к тем, кто по целому ряду причин оказался на обочине жизни. «Жертвы финансовых пирамид, квартирных аферистов, разорившиеся заемщики и т.д. никому не нужны. Хотя многие из них оказались в такой жизненной ситуации из-за того, что государство не вполне справляется со своими регуляторными функциями.

Нынешнее государство им ничего не должно, но, так сказать, в качестве компенсации от них ничего и не требует. Наказания за бродяжничество нет. Тунеядствовать тоже можно. Такой вот безответственный государственный либерализм, по сути, рекрутирует в эту армию лишних людей все новые и новые кадры. Работу сейчас найти непросто, и отчаявшиеся коротают прорву свободного времени на лавочках и в подворотнях сначала за бутылкой более-менее цивильного спиртного, постепенно опускаясь до «боярышника» и прочей отравы. Такое впечатление, что якобы полное отсутствие всякой государственной политики в этом вопросе и есть реальная политика по физическому устранению лишних людей. Их сначала списали, а теперь утилизируют».

«Вы спрашиваете, что бы я сделала, если б увидела лежащего на улице человека? Да я их по нескольку раз на день и в своем дворе вижу, и по всему проспекту Генерала Острякова. Да ничего не сделаю. Их надо в вытрезвители сдавать, в ЛТП. Но этого ничего теперь нет. Когда совсем достанут своими криками под окнами, мужа попрошу, чтобы разогнал всю эту шелупонь. В прихожей черенок от лопаты стоит специально», — не скрывая раздражения в голосе, сообщила Нина Аксенова.

И, честно признаюсь, именно такие мнения оказались превалирующими. Желающие помогать лежащим на улицах людям оказались в явном меньшинстве. Три респондента по разным адресам сообщили, что в их доме мужики формируют что-то вроде отрядов самообороны, чтобы дать отпор этому «мусору». «Полицию-то не дозовешься, — пожаловалась позвонившая, представившаяся Татьяной. — Район ул. Загорулько. Так называемый «квадрат». Пиво и что покрепче — в ночном магазине через дорогу. Но они типа спиртное не продают. Завсегдатаи песни от пьянящего ночного воздуха всю ночь горланят. А к рассвету — как после Куликовского побоища. Патрули полиции ходят по району до 23.00, но к «квадрату» не приближаются. А мы готовы им помочь собрать валяющихся. Достали!»

И на проспекте Победы, в районе «Виктории», похоже, та же беда. «Магазин в жилом доме работает круглосуточно, эти «алканавты» круглосуточно тусят на парапете около магазина, пьют «боярышник» и пиво, курят и орут матом так, что уши «вянут». Полиция на вызовы не приезжает, людям, которые делают замечания, асоциальные элементы угрожают и обкладывают матом. Мы уже устали кругом писать, толку нет… Полиция прекрасно знает об этой проблеме по нашему адресу, они просто нас игнорируют! Это уже системная проблема по городу (и, думаю, не только нашему). Власть дала карт-бланш на уничтожение определенной прослойки общества, но почему при этом должны страдать нормальные люди?! — недоумевает Наталья Николаевна с пр. Победы.

Да это уже война какая-то, где пахнет порохом, а не состраданием не то что к падшим, но и упавшим тоже. На войне некогда заниматься сортировкой. Да и вообще не до сантиментов.

«Их сейчас столько там валяется, что одним только участием неравнодушных граждан не обойдешься, — считает Виктор Анатольевич Петров, — недавно вернувшийся из Беларуси. Там ничего такого не видел. Может, послать туда десант наших чиновников. Пусть разберутся».

В Беларуси сохранили советскую систему работы с проблемными членами общества (пьяницами, тунеядцами и пр.). Все громче о необходимости вспомнить не очень еще забытое старое всерьез заговорили и в нашей стране. Законодатели даже пригрозили принять соответствующий закон для городов с населением 100 тысяч человек и более, возрождающий вытрезвители. Но что-то у них там пока не срастается. И некоторые российские регионы решили действовать самостоятельно.

В Якутске открыли вытрезвитель. В Ижевске. Томске. А в Туле, хотите верьте, хотите нет, но основателю первого в России медицинского вытрезвителя врачу Федору Архангельскому в июне текущего года поставили памятник. В благодарность за тысячи и тысячи спасенных жизней. Может, и нам начать движение в том же направлении? Не обвиняя никого в черствости, а просто делая все, что можно на том месте, где можешь помочь нуждающемуся в нашем внимании человеку. В законодательном собрании… В правительстве… На улице… По-другому, наверное, и не получится.

* * *

«АКТУАЛЬНА ЛИ ДЛЯ ВАС ПРОБЛЕМА НАШЕСТВИЯ БЕЛОЙ АМЕРИКАНСКОЙ БАБОЧКИ? КАКИМ ОБРАЗОМ, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, С НЕЙ МОЖНО БОРОТЬСЯ?»

На эти вопросы ждем ваших ответов в пятницу, 26 августа, с 13 до 14 часов по телефону 54-49-34.

Также ответ можно прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 29 августа.

Другие статьи этого номера