Черный стрелочник

Рубрику ведет Леонид СОМОВ….Лишь после того, как наш поезд прибыл по расписанию в Таганрог, я понял, что мне следует как-то разобраться в причинах одного необъяснимого явления.

Впрочем, обо всем по порядку. Случилось это лет пять назад, когда я из Харькова выехал в служебную командировку в Таганрог. Когда садился в свой вагон, краем глаза, как говорят, отметил странную фигуру путевого обходчика или стрелочника, который буквально выплыл из-под вагона с молоточком в руке и деревянным ящиком для инструментов. Всё бы ничего, привычная картина, но я отметил, что лицо этого железнодорожника каким-то странным образом было затенено. Вроде и специального капюшона на нем не было, а складывалось впечатление, что человек прячет лицо под какой-то нитяной маской.

Мысль эта мелькнула и пропала. Дальше пошла вагонная суета: я укладывал чемодан, готовил билет к предъявлению его проводнице, расстилал постель… Но вот поезд тронулся. Не помню, сколько прошло времени, как по радио объявили о стоянке на станции Купянск Узловой. Решил выйти, подышать свежим воздухом. Едва спрыгнул я на перрон, как увидел уже знакомую мне фигуру путевого обходчика. Он стучал молотком по сцепке колес, и вновь я отметил, что-то несуразное в его фигуре: лицо как бы скрывала какая-то кисея, от мужчины явно исходили «флюиды» темного негатива.

Уже в вагоне я вдруг осознал: а ведь обходчики вообще-то не ездят по маршруту поезда, они работают стационарно, в штате определенной станции…

Все это наводило на беспокойные мысли, и я с нетерпением ждал остановки на следующей станции. Хотелось кое-что проверить. Через час или час с лишним (не помню) объявляется очередная остановка — ст. Алексеевка. Выхожу. И с ног до головы прошибает озноб: а таинственный мужичок-то тут как тут! И опять — у нашего вагона. Согнулся у колеса, деловито так постукивает молоточком по рельсе…

Дальше наступила ночь, я уже никуда не выходил. И тревожно было на сердце, и вообще-то без надобности особой сходить на перрон не было нужды.

Утром сосед по купе так, между прочим, сообщил, что через полчаса будет станция Лиски и что он сходит. В это время в конце вагона раздались какие-то тревожные крики, несколько человек как бы сразу, вдруг покинули свои купе. Мы, конечно, выскочили посмотреть, что же там произошло.

А ведь произошло. Из купе, что рядом с «каютой» проводницы, валил черными клубами дым. Тут кто-то рванул, видимо, в тамбуре ручку экстренной остановки, поезд вздрогнул и замер в чистом поле.

…Пожар тушили в течение двух часов, руководил работами начальник поезда. Когда все закончилось, я вышел набрать кипятку в торце вагона и случайно услышал такой разговор двух проводников.

Один, видимо из соседнего вагона, фыркая, умывал закопченное лицо, а наша проводница стояла рядом с полотенцем.

— Ну что, Полинка, опять черный стрелочник объявился? — спрашивает ее проводник.

— Да я его с самой Алексеевки пасу. Только выйду с иконкой, а он вмиг пропадает…

Дальше я ничего уже не слышал, Полина задвинула дверь служебного купе… Но было ясно: этот самый черный стрелочник явно появляется на железнодорожном маршруте в преддверии какой-нибудь беды. В нашем случае — пожар охватил целое купе…

А. БАХТИАДИ, житель улицы Драчука.

Другие статьи этого номера