Зов моря Алексея Петрухина

Зов моря Алексея Петрухина

Быть маринистом в Крыму — большая смелость! Тень И.К. Айвазовского
всегда будет незримо присутствовать за плечами. Но для Алексея
Петрухина море — это настолько важная часть не просто жизни, его самого,
что соперничества он не боится. Вернее, он и не соперничает ни с кем.
Работает. Счастливо и вдохновенно. И в этом можно было убедиться на
выставке его работ, представленной в Севастопольском художественном
музее им. М.П. Крошицкого.Это ощущение сбывшейся мечты — счастья: жить у моря, видеть его ежедневно, работать над маринами в любое время года и суток. В этом главная особенность его работ.

Отсюда — динамика, присущая композиции и даже колориту картин Петрухина. Посмотрите, как активен его мазок, как словно сражаются сполохи краски своими острыми движениями на холсте («Январь. Штормит», 2016; «Волны среди скал», 2015). Даже во внешне спокойных «штилевых» работах это не пропадает («Цветет магнолия над морем», 2016; «Удивительное утро. Арт-бухта», 2015).

И в этой неуспокоенности — отличие работ Алексея от севастопольских и крымских художников. У них — созерцательность от неспешности, привычности. У него — оторопь, удивление, работа взахлеб, чтобы не потерять, не упустить свет, оттенок цвета, тон.

Повышенное внимание к передаче света также характерно для его пейзажей. Это сознательно поставленная художественная задача, отраженная даже в названиях: «Светящиеся волны» (2016), «Весенний свет и каменистый берег» (2016), «Серебряное море. Конец сентября» (2015).

Радостен праздничный колорит художника. Он бросает рядом краски, которые, казалось бы, и не могут жить вместе. А у него — оживают!

И даже в единственной в экспозиции ночной работе — «В ожидании салюта» (2016) — это же ощущение счастья и тревоги. Как в жизни…

Пожелаем же художнику сохранять творческий «непокой», не привыкать к красоте моря и его берегов и чаще радовать зрителя возможностью увидеть произведения талантливого живописца.

Т. САЙГУШКИНА, искусствовед.

Другие статьи этого номера