Juglans regia

Juglans regia

Помните знаменитый рассказ Всеволода Гаршина о свободолюбивой пальме,
пробившей в итоге стеклянный свод оранжереи? И казненной за это. А что
было бы, если бы она повела себя по-другому? Ну росла чуть помедленней…
Или размахнулась бы не вверх, а вширь… Или…Да никаких или! При любой форме поведения результат был бы точно таким, как описал Гаршин: «Пальму привязали канатами, чтобы, падая, она не разбила стен оранжереи, и низко, у самого корня, перепилили ее».

Для тех, кто не верит в столь грустный конец, настоятельно рекомендуем прогуляться по пляжу «Омега» и воочию убедиться в нашей правоте. Attalea princeps (научное название непокорной пальмы) там, разумеется, не растет. Но имеется Juglans regia (орех грецкий), который в отличие от гаршинской пальмы демонстрирует все возможные модели поведения в неволе. С одним и тем же прогнозируемым результатом: исход вполне себе летальный. Несколько ореховых жизней уже так и оборвалось. Вопрос непродолжительного времени и… Вся посаженная там в прошлом году аллея исчезнет без следа. Это, как божий день, ясно. Неясно другое: зачем сажали?

Но можно предположить. Поскольку дело было в конце года, кто-то таким образом в авральном стиле осваивал бюджетные деньги. Никаких иных благородных целей устроители аллеи перед собой, скорее всего, не ставили. Вывод, может, и обидный, но вполне заслуженный. О дюжине Juglans regia после освоения средств забыли настолько, что они в буквальном смысле перестали существовать. Во всяком случае, в договорах с предпринимателями, которые осуществляют сезонную торговую деятельность на пляже «Омега», никаких Juglans regia, равно как и других видов древесной растительной жизни, не зафиксировано.

Итог прогнозируемый и для жестокого мира бизнеса закономерный: всякий растущий конкурент должен быть уничтожен. И лучше всего — на корню.

Молодые деревца, оказавшись в периметре торговых площадей импровизированных палаток в Омеге, по определению попали в число непосредственных конкурентов. Отношение соответствующее: «Враги!»

Один бедолага из последних сил держит верхушкой искривившегося ствола брезентовую крышу палатки… Другому путь наверх приоткрыли, но нижние ветки приспособили под витрину… Третьего, не успевшего подрасти, уже почти затоптали… Четвертого… Да что там: иных уж нет! И все там будут?

В городе, где чиновники одного ведомства не ведают о реализованных планах коллег из другого, где департаменты (в недавнем прошлом — Гагаринского района) не замечают того, что происходит у них под самым носом, ответ на этот очень грустный вопрос напрашивается сам собой. Не претендую на лавры Всеволода Гаршина, но: «Juglans regia…

Фото Д. Метелкина.

Другие статьи этого номера