С болью о Балаклаве

С болью о Балаклаве

Есть на восточной окраине старой Балаклавы улица Строительная. Так она
названа потому, что стройбат, или инженерная часть специального
назначения, размещался там во времена Советского Союза, и потому, что
строили там пятиэтажные дома для балаклавцев. Причем для всех. И
учителя там квартиры получали, и ветераны Великой Отечественной
войны, и проходчики СУ-528, и морские пограничники, и виноградари, и
врачи. А рядом улица Благодатная располагалась. Её название объяснять
не нужно. Достаточно было там хоть раз побывать. А завершающим
аккордом в этой гармонии благодати было низовье глубокой балки,
ниспадающей на виноградники «Золотой балки».В доисторические времена здесь личный состав гарнизона тренировался в обращении со стрелковым оружием. Вот низовье балки и прозвали «стрельбищем». Позже здесь стадион с натуральным зеленым ковром организовали, ворота поставили. Играть сюда прибегали и балаклавские мальчишки, и матросы, и солдаты строительного батальона. Круглый год балка была местом массового отдыха. И стар и млад сюда в свободное время приходили, на велосипедах приезжали. Со «стрельбища» начинались дорога и тропа на Южный форт с его легендарной «бочкой смерти», на ракетную часть 100, на Ближний и Золотой пляжи. На полянах в лесу маёвки проводили, дни рождения праздновали, свадьбы гуляли, государственные праздники отмечали. Туристические слёты школ района и предприятий тут же проводили, а ещё спартакиады и всевозможные соревнования. И всем места хватало. Уют и тишину находили под сенью леса старики, мамочки коляски катали по дорожкам и тропинкам. Молодежь удаль демонстрировала в спорте. Концерты и народные гулянья здесь были не редкостью.

Старожил Балаклавы, капитан 2 ранга, служивший командиром БЧ-5 дизельной подводной лодки, Владимир Стефановский бьет тревогу уже в течение нескольких лет. Но безрезультатно. По его мнению, начавшаяся недавно жилая индивидуальная застройка уничтожает уникальный ландшафтный и биологический объект. Вырубаются можжевельник, иглица понтийская, сосна Станкевича, дуб пушистый, фисташка туполистая. Там, где еще 10 лет назад, по свидетельству известного балаклавского врача Владимира Петровича Киселева, зимой можно было встретить косуль и оленей, сегодня — частокол столбов и заборы особняков. Дикие кабаны еще пару лет назад спускались в балку по весне, зайцев было несчетное множество. Птицы гнездились.

Владимир Стефановский говорит: «Зарницы» балаклавских школьников проводились на этих склонах. Здесь многие балаклавские мальчишки учились на велосипедах кататься, дети делали свои первые самостоятельные шаги. С младых лет учили любить природу, свою малую родину. Это и есть патриотизм».

Может быть, стоило оставить эту балку в первозданном виде, как заповедное место, как природную парковую зону? Но дело приняло иной поворот по воле депутатов Севастопольского городского совета прошлых созывов. И город их знает поименно.

Руководитель Севастопольского отделения Союза писателей России Татьяна Воронина возмущается: «Сейчас в долине у «стрельбища» мы видим экологическое безобразие. Это наплевательское обращение с фауной и флорой и с балаклавцами. Красивейший лес вырубается. Горный склон под угрозой сползания после строительных работ и рытья котлованов. А когда-то была замечательная площадка для рекреации. И остановить застройку мы не можем».

Член Союза писателей России Владимир Стефановский говорит: «Директор Балаклавского департамента (теперь уже бывшего. — Ред.) в ответ на мое обращение пояснил, что «у застройщиков государственные акты есть на руках» и исключительно через судебные разбирательства общественность может разрешить эту проблему. Складывается печальная картина. Чиновники, пусть и не эти, а предыдущие, совершили заведомое надругательство над природой и обществом, а сейчас вместо того, чтобы исправить ошибку предшественников, предлагают общественности судиться. А поднимать вопрос сохранения такого общественно значимого объекта, как ландшафтная зона, должен глава района». Возможно, Стефановский слишком идеализирует роль директора департамента и переоценивает его возможности в деле защиты балки, но сам вопрос, конечно, интересен.

Владимир Владимирович задается ещё одним вопросом: «Неужели чиновники района и города не знали, какую землю они деребанят под элитное строительство?» И сам же дает ответ: «У жителей Балаклавы сложилось твердое убеждение, что неповторимость рельефа и климатических условий привела 8 лет назад к тому, что земля была отдана «нужным соискателям» — и представителям депутатского корпуса, и чиновничьим представителям, и их верным сотоварищам». Вспомнился Стефановскому и его давнишний друг, почетный гражданин Севастополя Сергей Романович Булах, который в бытность свою директором лесного хозяйства все силы отдавал озеленению города. Ныне современники диким образом топорами крушат то, что в наследство досталось. Стыдно было бы сегодня в глаза Сергею Романовичу смотреть.

На улице Благодатной проживает архитектор Ольга Петряева. Она считает застройку «стрельбища» аморальной: «Для меня это просто постоянная боль. Уникальной балке нужно было бы присвоить какой-то защитный статус, взять этот уголок природы под охрану».

В завершение Стефановский подводит итог: «На карте строительства за «стрельбищем» обозначена улица Композиторская. Можно уточнить, кто тут композитор, кто первая скрипка, кто дирижер, кто в бубен бьет. Выражу лишь мнение простых балаклавцев. Бывшее стрельбище и лесное межгорье должны быть изъяты из застройки, сохранены как объект заповедный. Место должно быть доступным для всех, для загородного круглогодичного отдыха. Нужно решать этот вопрос. Это общая задача и балаклавцев, и севастопольцев, и властей города, и застройщиков».

Фото автора.

Другие статьи этого номера