Песни «Жаворонка»

Почти неделю последнего месяца лета в Санкт-Петербурге проходил XIV
международный фестиваль хорового искусства «Поющий мир».
Севастополь на нем представлял «Жаворонок» — коллектив Дворца
детского и юношеского творчества. Со дня его основания (39 лет назад) им
руководит отличник образования Украины, заслуженный работник
культуры Республики Крым Марина Федотова. В городе на Неве, который
не без основания считают культурной столицей Российской Федерации,
на долю ее воспитанников выпал успех: в своей номинации им
присуждено первое место.- Почетные трофеи фестивалей, конкурсов, смотров как на Родине, так и за рубежом, — сказала Марина Александровна в беседе с корреспондентом «Славы Севастополя», — «Жаворонку» присуждались и раньше…

— Об этом, вижу, красноречиво свидетельствуют многочисленные кубки, хранящиеся на видном месте в репетиционном зале.

— Но нынешнее достижение — самое крупное.

— Что и кто ему сопутствовали?

— В прошлом году в Севастополе проходил десятый по счету межрегиональный фестиваль хоров «Поющая Омега». Его «Гран-при» нам вручал председатель жюри Сергей Екимов — художественный директор «Поющего мира». Почетный гость из Санкт-Петербурга пригласил нас на творческое соревнование высокого международного уровня. Обратите внимание: жюри «Поющего мира» составили профессора, приглашенные из Сингапура, Франции, Польши, Латвии. Всего пять человек. И лишь один — из России. Самое главное — фестиваль обрел статус международного по составу участников. Запомнились хор мальчиков из французского Бордо, коллективы из Казахстана, Италии, Голландии, хоры из Китая…

— Хоры из Китая?

— Именно хоры из Поднебесной. В этой стране развито хоровое пение. Наши восточные друзья любят Санкт-Петербург и его жителей. Китайцы — постоянные участники традиционного «Поющего мира».

— Чем вы удивили представительное, высокопрофессиональное жюри, чем добились расположения публики?

— Церемония открытия фестиваля проходила в стенах величественного собора Петра и Павла. Приглашая нас на сцену, Сергей Екимов сказал, что по костюмам артистов «Жаворонка» легко можно назвать город, откуда коллектив приехал. Ребята вышли в одежде светлых тонов с элементами формы матросов. Севастополь! Мы еще не пели, а зал уже взорвался овациями, возгласами приветствий. Церемония открытия фестиваля — это исполнение каждым коллективом одного произведения (своеобразная визитная карточка того или иного хора). Такой визиткой у нас является песня земляка, композитора Бориса Миронова, «Мы — севастопольцы». Она написана Борисом Алексеевичем на стихи Владимира Однорала и Василия Комарова.

— На следующий день после создания песни «Мы — севастопольцы» ноты и стихи были помещены на страницах «Славы Севастополя». За это произведение городские власти удостоили Бориса Миронова звания «Почетный пионер Севастополя». «Мы — севастопольцы» — гимн Союза детских организаций города.

— Нас долго не отпускали со сцены. К конкурсным выступлениям предъявляют иные, более жесткие требования. Надлежало строго в течение отпущенных 12 минут (и ни минутой больше!) исполнить три произведения. Одно — написанное до 1945 года, второе — появившееся после указанного срока, третье — по своему выбору.

— Как интересно…

— В мини-репертуар мы включили сочинение Джованни Перголези Stabat mother, его 12-ю и 13-ю части.

— И не побоялись числа 13?

— Что число, если вниманию жюри и слушателей мы имели дерзость предложить «Тучу» — сложнейшее по исполнению произведение а капелла Бориса Лятошинского на стихи Александра Пушкина.

— Вы не подгадывали, но так получилось, как получается у народов-братьев: разделенный только пластом времени творческий союз русского поэта и украинского композитора.

— Здорово! Наконец, третья строчка нашей конкурсной программы. Нам стало известно, что организаторы фестиваля не обязывают, но поощряют исполнение произведений питерских композиторов. Видимо, тому, кто над нами, было об этом известно, если задолго до поездки в город на Неве все современные средства коммуникации сблизили нас с известным в Санкт-Петербурге и за его пределами композитором Сергеем Плешаком. Он разрешил нам выйти на сцену с его песней «Улетали журавли». В творческом багаже композитора это произведение — самое-самое. Так мне кажется. Не кажется, а так оно и есть, ведь с «Журавлями» мы выступили еще на заключительном гала-концерте.

— Какой была реакция присутствующих в зале на сданный вами нелегкий экзамен?

— Мы уложились в отпущенные нам 12 минут, хотя существовал определенный риск, ведь никто не даст прогнозов, сколько времени может уйти на аплодисменты зрителей. Члены жюри ограничены в проявлении эмоций, но Валерий Успенский, заведующий кафедрой хорового дирижирования Санкт-Петербургской консерватории имени Николая Андреевича Римского-Корсакова, улучив момент, подошел ко мне со словами: «У меня нет ни малейших замечаний по поводу вашего выступления. Вы добились редчайшего звучания. Я покорен».

— Очень ценное признание известного в своих кругах мэтра. Он был не одинок в своих оценках?

— «Поющий мир» — мероприятие, на которое подлинные ценители хорового пения, взяв отпуск, устремляются со всех концов страны. Некоторые из них подходили к нам за справкой, где еще состоятся выступления севастопольских ребят. Нам даже изменили маршрут, с тем чтобы мы вышли на сцену в престижнейшем концертном зале царственного Петергофа. Верите, ко мне обращались с просьбой дать автограф. Всего на различных площадках северной столицы состоялось шесть выступлений хора из Севастополя. Но, будьте уверены, удалось выкроить время и на экскурсии по Санкт-Петербургу и его ближайшим окрестностям.

— Что, кроме первого места на конкурсном фестивале, вас больше всего порадовало?

— В последнее двадцатилетие мы если и ездили с песнями и за песнями далеко от дома, то исключительно на деньги родителей ребят-артистов и (если здорово везло) за счет благотворителей. Всё. На сей раз департамент образования обеспечил оплату дорожных расходов, проживания и питания. Мы этого давно ждали. В течение 2-3 лет городская казна вряд ли стала богаче. Скорее всего, приоритеты претерпели коррекцию в нужном направлении.

— Конечно, и родители юных артистов не остались в стороне от сборов в дальнюю дорогу и осуществления поездки…

— В недавнем прошлом без их участия были бы невозможны поездки даже по нашему крохотному полуострову. Не смогли бы также сшить великолепные концертные костюмы, которые тоже были замечены в Санкт-Петербурге. Так, по окончании одного из концертов подошедший с благодарностью зритель сказал, что, будь его воля, учредил бы специальный приз именно за концертные костюмы юных севастопольцев — так они пришлись ему по душе. Валерий Коваль, Ольга Богатырева, Ирина Березовская, Лилия Тесля и другие родители ребят из «Жаворонка» вызвались сопровождать коллектив в поездке. Валерий Михайлович — врач по профессии — осуществлял надзор за состоянием здоровья наших воспитанников.

— Марина Александровна, согласитесь, быстро растут дети, особенно чужие. В течение почти сорокалетия вы замаялись провожать своих питомцев в большую жизнь. Был ли случай долгого расставания с хором?

— Потрясающий факт, достойный некой книги рекордов. Олечка Паламарчук пришла к нам в девятилетнем возрасте. И оставалась в «Жаворонке» почти 23 года, то есть до 32 лет. Ольгу, учительницу по профессии, веселило то обстоятельство, что она посещает репетиции в «Жаворонке» вместе со своими учениками. Даша Безугленко после окончания специального учебного заведения осела в Москве, где работает преподавателем в школе искусств. Кто у нас в городе не наслаждался высоким искусством вокалистки Культурно-информационного центра Марии Мандзий! За ее плечами не только «Жаворонок», но и Одесская консерватория. Мы гордимся своими воспитанниками.

— Вспомним, Марина Александровна, время, до которого, как представляется, еще можно рукой дотянуться, когда не то что в учебных учреждениях — в пригородных совхозах были хоры. Некоторые из них не каждая сцена могла вместить. Еще живут и здравствуют самодеятельные артисты, готовые вспомнить массовые смотры в городе, гастрольные поездки не только по стране, но и за рубеж. Не потому ли Ольга Паламарчук задержалась в «Жаворонке», что повсеместно хоры исчезли, словно их, народных и заслуженных, не было вовсе? «Жаворонок» — приятное исключение.

— Зашедшее, по существу, в тупик направление в искусстве хорового пения — следствие катком проехавших по всему живому волн так называемых оптимизаций, реорганизаций, реформ. Их организаторам невдомек, что хоровое пение — это не просто хорошее настроение, что само по себе очень важно. Хоровое пение еще и сплачивает людей, способствует укреплению их духовного здоровья.

— Марина Александровна, слышал, что в Москве вы прошли процедуру утверждения в качестве руководителя Севастопольского регионального отделения Всероссийского хорового общества. Какие планы в деятельности на этом поприще?

— Благодарна за оказанное по отношению ко мне высокое доверие. Есть планы, определенные мысли по развитию у нас искусства хорового пения. Не время их раскрывать. Определенно могу сказать, что у меня достаточно сил и настойчивости в предстоящем общении с людьми, которые способны и должны принимать решения на пользу общего большого дела.

— «Жаворонок» и вы, как руководитель хора, не из тех, кто склонен почивать на лаврах. Поделитесь, пожалуйста, планами на ближайшее будущее.

— Не за горами наша поездка в Ливадию, где Крымское региональное отделение Всероссийского хорового общества во второй раз проводит конкурс коллективов своего профиля деятельности. После успеха, достигнутого в Санкт-Петербурге, мы еще больше прилагаем усилий в подготовке к каждому мероприятию. Высокое звание первых надо оправдывать.

На снимках: Санкт-Петербург, на сцене — «Жаворонок»; вручение почетного трофея «Поющего мира» (член жюри фестивального конкурса Пан Шен То (Сингапур) и Марина Федотова).

Фото из архива «Жаворонка».

Другие статьи этого номера